Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

CИЛА СЛАБЫХ (2003 г.). Государство не позволит ExxonMobil купить акции ЮКОСа, чтобы не потерять контроль над Восточной Сибирью

20 декабря 2013
PHOTO: Eenzame demonstrant: Olaf Koens: www.flickr.com.
PHOTO: Eenzame demonstrant: Olaf Koens: www.flickr.com.
<
Увеличить фото...  

От редакции журнала «Слияние и поглащение»: Когда номер уже был сверстан, стало известно об аресте главы ЮКОСа Михаила Ходорковского. Ну что ж, печальное это событие только подтверждает все предыдущие выводы и прогнозы, сделанные в этой статье.

Автор: Александр Собянин

Опубликовано: Новосильцева М., Собянин А. Сила слабых. Государство не позволит ExxonMobil купить акции ЮКОСа, чтобы не потерять контроль над Восточной Сибирью // Слияния и поглощения. 2003. №10, октябрь. С. 36-40.

Мария Новосильцева, Александр Собянин

Было бы неверно утверждать, что Михаил Ходорковский планировал продать свой бизнес в полной тайне от государства. Еще в апреле 2002 года российский магнат предупреждал в Wall Street Journal, что в течение нескольких лет основные российские нефтяные компании будут проданы иностранным гигантам. Уже тогда было довольно легко предсказать, кто именно станет целью покупки. Из крупных российских фирм только три — ТНК, «Сибнефть» и ЮКОС — управлялись финансистами, готовыми продать компанию, если будут предложены благоприятные условия. Остальные — ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», «Роснефть» — либо государственные компании, либо управляются профессиональными нефтяниками, которым психологически сложно продать бизнес.

И вот это время пришло. Но первая же компания, которая вслед за BP попыталась войти на российский рынок, столкнулась с серьезными трудностями.

 

Спасение в новизне

Интерес к активам в России у западных нефтяных компаний стал очевиден еще в прошлом году. 2002-й год большинство majors закончили с неутешительными финансовыми результатами. Выход был найден в продаже стареющих месторождений и покупке неразработанных в наиболее перспективных регионах — на Ближнем Востоке, в Африке, Казахстане, России. Причем неразведанные (просчитанные лишь теоретически) месторождения Восточной Сибири и регионов Крайнего Севера России тоже не лишены интереса для majors. По оценкам экспертов, кампания «обмена» старых месторождений на новые станет цепочкой крупнейших сделок со времен кампании мегаслияний конца 1990-х годов. Всего от продажи активов в Северном море и Мексиканском заливе транснациональные нефтяные гиганты получат только в этом году около $20 млрд. Приток доходов от продажи активов приведет к небывалому оживлению в покупке новых месторождений во всем мире: сейчас цены на старые месторождения падают, а новые активы стоят с каждым месяцем все дороже, и покупателям приходится спешить.

Справедливо это и для России. Так, Royal Dutch/Shell, несмотря на недавние неприятности с лицензиями в Западной Сибири, объявила о готовности принять требования Минприроды России и инвестировать в России $8 млрд в течение пяти лет. Сделка BP-ТНК и слияние ЮКОСа и «Сибнефти» только подхлестнули процесс. «После известия о слиянии ЮКОСа и «Сибнефти», — сообщало агентство Bloomberg в апреле этого года, — оказалось, что лорд Браун, глава BP, — самый дальновидный нефтяник в мире». $6,75 млрд, уплаченные ВР за слияние с ТНК, могут оказаться последним крупным вложением в российскую нефтяную отрасль, считают специалисты Bloomberg. Последний прилекательный и относительно доступный российский актив — «Сибнефть», которая до последнего вела переговоры с западными инвесторами, — был перехвачен ЮКОСом. Разумеется, в России могут возникнуть и другие возможности для инвестирования, пишет Bloomberg, «но нынешнее бездействие нефтяников — исключая лорда Брауна — может по прошествии времени оказаться огромной ошибкой».

Переговоры с «Сибнефтью» вели, по некоторым сведениям, и Royal Dutch/Shell, и ChevronTexaco. Последнюю до недавнего времени считали и наиболее вероятным претендентом на покупку объединенной «ЮКОССибнефти». Американская компания намерена в ближайшие годы продать часть активов, включая месторождения в Мексиканском заливе и Северном море, чтобы потратить вырученные деньги на месторождения в перспективных районах — в России и на Ближнем Востоке. Однако прошлый год она закончила с убытками, одни только налоги на слияние и затраты на оптимизацию активов обошлись в $6,3 млрд. По примеру ExxonMobil, компания решила переключиться со стратегических целей, выраженных в наращивании добычи, на финансовую дисциплину и повышение доходности на вложенный капитал.

Для СhevronTexaco, перед которой все еще стоит задача убедить инвесторов в том, что у нее есть ясная стратегия роста производства и замещения запасов, сделка с крупной российской компанией была бы настоящим подарком судьбы. Кроме того, она дала бы дополнительные возможности в казахстанских проектах компании. Однако Chevron предстоят серьезные расходы на предстоящее строительство терминала для СПГ на западном побережье США, добычу газа на Ближнем Востоке и возможную покупку Anadarko Petroleum. Компания вела переговоры о возможной покупке и с ТНК до сделки с ВР, и с ЮКОСом, однако эксперты полагают, что сумма, которую пришлось бы заплатить за пакет в «ЮкосСибнефти», слишком велика для Chevron — если поначалу речь шла о вложениях в $7 млрд (по информации Financial Times), то теперь называются суммы в $18 млрд и даже в $25 млрд. В то же время прибыль ChevronTexaco за 2002-первую половину 2003 года составила $4,6 млрд. Компания надеется выручить от продажи активов $6 млрд, но при капитализации $77 млрд (для сравнения: у ExxonMobil — $245 млрд) эксперты сомневаются, что ей удастся найти средства для покупки ЮКОСа. Как считают аналитики, в ChevronTexaco, видимо, достаточно долго надеялись на то, что слияние ЮКОСа и «Сибнефти» не состоится, чтобы возобновить переговоры (начатые в прошлом году) о покупке доли в одной только «Сибнефти». Однако теперь, когда слияние произошло, Chevron предпочел выйти из игры.

По сведениям СМИ, помимо ChevronTexaco, переговоры о покупке доли в ЮКОСе вели Royal Dutch/Shell и ConocoPhillips. Однако обе компании переживают сейчас не лучшие времена и не показали себя опытными игроками на российском рынке — Royal Dutch/Shell не помогло даже вхождение в сахалинские проекты, а ConocoPhillips в последние годы достаточно неудачно вела дела в России. В то же время, считают эксперты, ConocoPhillips гораздо больше, чем в нефти, заинтересована в газовых месторождениях Восточной Сибири, и потому более вероятны ее переговоры с «Газпромом», интерес к которым был подтвержден в ходе сентябрьского визита президента Путина в США. ВР до сделки с ТНК, по данным источников, тоже вела переговоры с ЮКОСом, но отказалась от них, сочтя этот актив слишком рискованным.

В ExxonMobil не скрывают, что считают себя единственной на данный момент компанией, которая может реально претендовать на пакет ЮКОСа. «В мире, по всей вероятности, нет другой компании, которая может позволить себе, с финансовой точки зрения, воспользоваться хорошим деловым предложением в любой точке земного шара», — сказал пресс-секретарь ExxonMobil Том Чирильяно газете Financial Times. По оценкам аналитиков, ExxonMobil — также одна из тех компаний, которой удалось получить наибольший эффект от предыдущего слияния, в отличие от Royal Dutch/Shell и ChevronTexaco. Кардинальное отличие ExxonMobil от остальных нефтяных гигантов заключается в том, что основным стратегическим ориентиром для нее был не рост добычи нефти, а доходность на вложенный капитал (ROCE). Этот показатель в прошлом году составил у ExxonMobil 13,5%, тогда как, например, у Chevron — 8%. Основная проблема Exxon — избыточная капитализация: компания постоянно генерирует больше наличности, чем может потратить, и прошлый год закончила с $7 млрд наличных. Выход Exxon видит в приобретении новых активов, в том числе и в России, где сейчас работает в сахалинских проектах.

 

Отличная компания

По сообщениям в СМИ, предварительные переговоры между ЮКОСом и ExxonMobil о покупке велись еще в прошлом году. Именно они и стали толчком для начала государственной кампании против ЮКОСа летом этого года. Возможно, что какие-то договоренности между компаниями были достигнуты во время поездки Михаила Ходорковского в США на Sun Valley conference летом этого года.

Пока что неустойчивое положение ЮКОСа, похоже, не особенно пугает потенциального покупателя. «Доходы от вложения в российские активы сейчас перекрывают риски от российской специфики, — считает руководитель департамента корпоративных финансов Института финансовых исследований Григорий Выгон. — К тому же, «ЮкосСибнефть» — самый простой актив для покупки с точки зрения западных компаний, поскольку менеджмент и психология руководства ЮКОСа наиболее близки к западному образцу. При попытке купить крупный пакет акций ЛУКОЙЛа или «Сургутнефтегаза» возникли бы чисто психологические проблемы — их владельцы пока не готовы продавать компанию и уходить из бизнеса. Конечно, часть ЛУКОЙЛа будет продаваться, но не в ближайшее время. Поэтому ЮКОС — фактически последний крупный актив, который у иностранцев остается шанс купить. После этого останутся только СП и небольшие пакеты».

Основа привлекательности «ЮкосСибнефти» для иностранных компаний, по мнению аналитиков, — лицензии на месторождения в Восточной Сибири. ЮКОС контролирует, прямо или косвенно, немалую часть месторождений нефти и газа в этом регионе, включая крупные Юрубченский и южную часть Терско-Камовского блоков Юрубчено-Тохомской зоны нефтегазонакопления в Эвенкии, Лодочное и частично Ванкорское месторождения в Красноярском крае и несколько больших газовых месторождений в Иркутской и Красноярской областях. Через компанию «Саханефтегаз», в которой ЮКОСу и его дочкам принадлежит более 50%, ЮКОС контролирует несколько месторождений в Якутии и имеет все шансы получить лицензию на Талаканское нефтегазовое и Чаяндинское газовое месторождения. Кроме того, пока остается неясной судьба месторождений бывшей «Славнефти». Ожидается, что они будут разделены между «Сибнефтью» и ТНК, и не исключено, что в этом случае «ЮкосСибнефти» достанется полностью Юрубчено-Тохомская зона месторождений нефти и газа. Даже без учета Талаканского и Чаяндинского месторождений, доказанные запасы, контролируемые ЮКОСом в Восточной Сибири, превысили бы в этом случае по самым скромным оценкам 600 млн т нефти и 400 млрд кубометров природного газа. За счет только освоения Восточной Сибири компания планирует к 2005 году довести добычу нефти до 75-80 млн т в год.

Кроме того, ExхonMobil привлекают и лоббистские возможности ЮКОСа, как бы ослаблены они сейчас ни были. Прежде всего, это лоббирование проекта нефтепровода Западная Сибирь-Мурманск для дальнейшей транспортировки нефти в США. Кроме того, ExхonMobil может быть заинтересован в нефтепроводе Ангарск-Дацин, поскольку в Китае компания участвует в нескольких крупных проектах, включая строительство совместно с Sinopec нефтеперерабатывающего и нефтехимического заводов. Важным для ExxonMobil может оказаться принятие лоббируемого ЮКОСом закона о концессиях, который позволил бы разрабатывать восточносибирские месторождения со встречными гарантиями российского государства. Наконец, может сыграть свою роль и то, что, помимо основной специализации, американская компания занимается добычей урана, угля и меди. В этой связи компании могли бы быть интересны лоббистские возможности ЮКОСа по получению доступа к месторождениям и горно-обогатительным предприятиям в Восточной Сибири, включая перспективный по урану Витимский горный район в Якутии и единственное в России действующее предприятие по добыче урана в Забайкалье.

Для ЮКОСа иностранный партнер необходим, прежде всего, как помощь в реализации международных проектов. Уже имеющиеся проекты за рубежом — НПЗ Mazeikiu Nafta в Литве, трубопроводную компанию Transpetrol в Словакии, Федоровское месторождение в Казахстане и др., — по словам Михаила Ходорковского, ЮКОС рассматривает как тренировочные, необходимые, чтобы научиться справляться с управленческими и финансовыми вызовами вне России. Президент ЮКОС-ЭП (подразделение по разведке и добыче) Юрий Бейлин подтвердил, что компания обсуждает обмен активами с иностранными компаниями, которые намерены работать в России. Аналитики также согласны с тем, что, в случае, если сделка состоится, роль иностранного партнера будет особенно велика при работе на внешних рынках. «ЮКОС, скорее всего, будет проводить независимую политику в России, — считает Григорий Выгон, — и иностранные акционеры не станут этому препятствовать, так как понимают, что ЮКОС в любом случае лучше разбирается в российском бизнесе. Влияние и помощь иностранных акционеров стоит ожидать только при реализации внешних, европейских и американских проектов, а в России иностранцы мало чему могут научить ЮКОС и сами это знают». Поэтому речь, скорее всего, пойдет о проектах добычи нефти за рубежом, в частности в Ираке, и о поддержке в получении займов.

ЮКОС намерен на данном этапе своего развития стать международной компанией. Об этом в конце сентября заявил прессе Михаил Ходорковский. Он указал также, что это произойдет либо через слияние с транснациональной компанией, либо через собственные приобретения ЮКОСа. Источники, близкие к ЮКОСу, предполагают, что в ЮКОСе предпочтут, скорее, полное поглощение одной компании другой, чем сделку 50/50 по примеру ВР-ТНК. С этим согласен и Григорий Выгон. «Речь, скорее всего, идет не просто о покупке 40% акций ЮКОСа, а об отложенной покупке всей компании», — говорит он.

 

Война с тенью

Сейчас правительство РФ подтверждает факт ведения переговоров о приобретении ExxonMobil крупного пакета акций объединенной компании «ЮкосСибнефть». Об этом 7 октября журналистам сообщил источник в аппарате правительства. Во время встречи с Михаилом Касьяновым факт ведения переговоров подтвердил и председатель совета директоров ExxonMobil Ли Реймонд.

Часть экспертов убеждена в том, что сделка состоится. «Я не вижу в ней ничего абсурдного, — говорит Григорий Выгон. — Да, цифра в $25 млрд велика, но с учетом того, что капитализация объединенной компании сейчас составляет около $45 млрд, это как раз соответствует стоимости 40% акций плюс премия. Кроме того, если не купить сейчас за большие деньги, то потом в России нечего будет купить и за очень большие деньги».

Тем не менее, далеко не все аналитики с этим согласны. На итог переговоров, полагают они, повлияют, скорее, политические, чем экономические факторы. «Я не верю, что эта сделка состоится, во всяком случае, сейчас, — говорит Эрик Краус, главный стратег инвестиционной компании Sovlink. — Прежде всего, потому, что в этом случае в распоряжении Михаила Ходорковского в преддверии выборов в Думу оказалась бы колоссальная сумма. Эти деньги могут существенно повлиять на исход выборов, поэтому российское правительство этой сделки не допустит, по крайней мере, сейчас. Кроме того, сумма, которая упоминается в прессе — $25 млрд. — кажется мне завышенной. Ее хватило бы, чтобы купить весь ЛУКОЙЛ, еще и осталось бы. Это абсурдные цифры. Но даже если предположить, что сумма реальна, нельзя забывать о том, что ExxonMobil — это публичная компания, и она не может позволить себе покупать акции ЮКОСа, который находится фактически в состоянии войны с российским правительством. Акционеры этого не одобрят, потому что это было бы безумие, это совершенно не приемлемо. Поэтому для менеджмента вступать в такие сделки — большой риск. Разумеется, ExxonMobil к скандалам не привыкать, достаточно вспомнить только обвинения в нарушении прав человека и финансировании локальных конфликтов в Индонезии, Нигерии… Но в этих странах Exxon покупал месторождения, а не компании».

«ExxonMobil не позволят купить «ЮкосСибнефть», — сказал нами источник, близкий к спецслужбам. — Точнее, государство готово дать свое согласие, но только без ЮКОСа, как это ни странно прозвучит. Будут продолжаться обыски, уголовные дела, потом последует отъем лицензий на месторождения и, возможно, частичная национализация компании. А потом ее продадут иностранцам с радостью. Президент Путин ведь ясно выразил позицию государства, когда с раздражением говорил, что следовало бы консультироваться о готовящихся сделках такого масштаба. ExxonMobil и прочим претендентам настойчиво дают понять, что российское государство совсем не против иностранных инвестиций — но там и тогда, где и когда это нужно государству. Рано или поздно иностранцы поймут, что если они хотят получить контроль над месторождениями в России, нужно вести переговоры с государством, а не с теми, у кого лицензии на эти месторождения».

Более точно предсказать развитие событий сложно, поскольку источник атаки на ЮКОС не так очевиден, как кажется. Сам Ходорковский указывает в качестве заказчиков администрацию президента. «Такой силой для нанесения удара не располагает никто, кроме государства, — сказал он в интервью газете «Die Welt» 7 октября. — Заказчиками являются люди из президентской администрации. Имена я называть не хочу, однако прочитайте записку по этому вопросу, подготовленную Глебом Павловским, и будет все ясно».

Однако наши источники считают, что инициатор атаки — не столько администрация президента, сколько чекистская фракция «питерской группы» в целом, обеспокоенная тем, что в результате покупки Россия может лишиться контроля над Восточной Сибирью. «Нельзя сказать, что это борьба между ЮКОСом и государством, — говорит источник, близкий к силовым структурам. — Это гораздо сложнее. Во-первых, Ходорковский дал понять, что иметь дело придется, возможно, с финансовой империей Ротшильдов. Т.е. в красном углу ринга уже не ЮКОС, а что-то более серьезное. Но и в синем углу — не какие-то определенные люди, а то, что называют, достаточно размыто, «чекистами». Т.е. спецслужбы из питерского клана, все целиком. Речь идет о том, что Ходорковскому, или ExxonMobil, или даже клану Ротшильдов придется не каких-то конкретных людей — президента, или там премьера, еще кого-то — какими-то способами переубеждать, а придется иметь дело с организацией, у которой нет центра, нет конкретного руководителя. Некому в России делать предложение, от которого нельзя отказаться! Потому что если бы такой центр был, если бы это были те люди, о которых пишется у Павловского (заместители руководителя Администрации Президента России Виктор Иванов и Игорь Сечин, директор ФСБ Николай Патрушев и его заместитель Юрий Заостровцев — прим. авт.) — один, два, десять каких-то конкретных людей, — то им бы давно уже было бы сделано такое предложение. С ними бы справиться сил у ЮКОСа хватило. Но проблема в том — почему ЮКОС сейчас и медлит, — что непонятно совершенно, откуда реально идет угроза. С кем конкретно бороться, с кем договариваться — непонятно».

То, в каком рискованном положении сейчас находится ЮКОС, столкнувшийся с сопротивлением «сетевого сообщества» спецслужб, Exxon вряд ли пугает. У компании большой опыт работы в рискованных странах, включая зоны локальных конфликтов в Индонезии и Нигерии. Несколько раз компания пережила и национализации — в 1951 году в Иране, в 1962 году в Шри-Ланке, в 1973 году на Филиппинах, в 1975 в Венесуэле. Обычно угроза интересам Exxon в подобных случаях карается американскими экономическими санкциями. Кроме того, Exxon способен справляться с ситуацией и самостоятельно — так, недавно компания подверглась обвинениям в том, что финансировала или, по крайней мере, не препятствовала карательным акциям правительственных войск против мирного населения мятежных районов Индонезии и Нигерии. Поэтому для всех участников конфликта должно быть очевидно, что покупка значительно повысит способность ЮКОСа противостоять атакам и сильно снизит шансы российского руководства контролировать действия и стратегические цели этой компании.

Именно поэтому, на взгляд экспертов, близких к силовым структурам, не следует обманываться теми шагами навстречу ЮКОСу, которые были сделаны в последнее время президентом и правительством. «ЮкосСибнефть» после покупки пакета акций ExxonMobil’ом станет несравнимо более сильным противником. Недооценки этого противника в «сетевом сообществе», состоящем из нынешних и бывших представителей спецслужб, ушедших в бизнес и на госслужбу, быть не может. Поэтому атака на ЮКОС, на наш взгляд, должна будет завершиться неким зримым результатом в виде экстрадикции Ходорковского, лишения «ЮкосСибнефти» части месторождений, воспрепятствования де-факто западным компаниям покупать серьезный пакет (25% и более) акций «ЮкосСибнефти». Нанести же ответный удар будет крайне сложно, поскольку атака внешне никем не координируется и удары приходят словно из ниоткуда.

Следует отметить, что сам факт поражения Ходорковского вряд ли надолго смутит потенциальных покупателей. Если попытка купить «ЮкосСибнефть» не увенчается успехом, это никоим образом помешает западным компаниям создавать СП с российскими нефтегазовыми компаниями «питерской» группы, разрабатывать месторождения на условиях действующего налогового режима или, возможно, концессии. Важно, что в ходе визита президента Владимира Путина в США обсуждались проекты лишь «питерских» компаний — кредит ЛУКОЙЛу, разрешение «Стройтрансгазу» бурить в США, переговоры с «Роснефтью» и «Газпромом» по арктическому шельфу. Потенциальным покупателям мягко дают понять, что для того, чтобы получить нефть и газ Восточной Сибири, не обязательно покупать ЮКОС — достаточно договориться с государством. Не исключено, что рано или поздно эти намеки увенчаются успехом. Сблизиться с российским государством, «сдав» одного конкретного олигарха, — не самая большая цена за возможность работать на российских месторождениях.

http://conjuncture.ru/

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 13 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Россия»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины