Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Владислав Шурыгин — о первой научной роте при воронежской академии ВВС: это серьёзно!

22 ноября 2013
<
Увеличить фото...  
Источник: "ОДНАКО"

Владислав Шурыгин. Родился 18 февраля 1963 г. Окончил Львовское высшее военно-политическое училище по специальности «военно-политическая журналистика». Капитан запаса. Работал в Карабахе, Южной Осетии, Приднестровье, Абхазии, Таджикистане, Сербии, Чечне, Ираке.В октябре 1993 года участвовал в известных событиях в Москве на стороне защитников Верховного Cовета. При штурме мэрии Москвы был ранен. Воевал добровольцем в Сербии и Приднестровье. Был трижды ранен. Награждён орденом «За личное мужество», медалью «Защитнику Приднестровья», знаком Сербской Краины «Боевое отличие».

— Это всё пиар и показуха! — напутствовал меня в дорогу мой хороший приятель, бывший офицер, активно подвизающийся теперь в Государственной думе в качестве одного из помощников депутатов. — Ничему не верь…

Я пожал плечами — верю-не верю — я же не выпускница Смольного, мне пыль в глаза не так-то легко пустить. Правда, объект исследований был уж очень специфическим — «воронежская» научная рота. Формирование, ранее армии неизвестное. И мне предстояло по мере сил разобраться в этой крайне запутанной и малоизученной теме. Поэтому, отправляясь в Воронеж, я скорее походил на сталкера, собиравшегося обследовать участок «зоны», чем на журналиста.

…Идею «научных рот», озвученную весной новым министром обороны Сергеем Шойгу, измученное реформами Сердюкова общество, встретило, мягко скажем, критично. Чего только не пришлось услышать по этому поводу! И то, что заниматься по команде наукой невозможно, и то, что сами понятия «рота» и «наука» не сочетаемы. И что может за год службы придумать студент?

Некоторые эксперты доказывали, что идея изначально несостоятельна, так как либо наука, либо служба, а вместе их не сложишь. Другие «морщили ум» в предположениях, где эти роты появятся и чем вообще их можно занять? Проректор НИУ ВШЭ Григорий Канторович вообще заявил, что создание научных рот — это лишь видимость деятельности. «Люди, ничего не знающие в науке, решили набрать тех, кто в науке не понимает и собираются занять их непонятно чем», — блеснул остротой мысли Канторович. Ему вторил доморощенный военный эксперт Павел Фенгельгауэр: «Смысла и пользы от этого государству и стране никакой, а вред большой — бессмысленный расход средств на создание роты».

Прим. В. Зыкова. Ну, если всякие либеральные ВШи типа канторовичей с фенгельгауэрами злобствуют - значит, дело хорошее!

В общем, скепсис был почти тотальный.

Но, надо отдать должное министру обороны Шойгу — энергетики и воли ему не занимать. Если он за что-то взялся — можно не сомневаться: он своего добьётся.

И к осеннему призыву научные роты были созданы!

Первая научная рота была сформирована 5 июля 2013 года. Рота была создана при воронежском ВУНЦе — так теперь называется «единая» академия ВВС, собранная здесь из двух московских — Жуковского и Гагарина. Эта рота ведёт научную деятельность в интересах Военно-воздушных сил. Рота состоит из трех взводов. Каждый взвод имеет условное направление своей научной деятельности: 1-й взвод — гидрометеорологические процессы и исследования, 2-й взвод — совершенствование характеристик летательных аппаратов, 3-й взвод — исследования в области радиоэлектронной борьбы и защита информации.

Идея министра была проста и очевидна до гениальности — максимально использовать в интересах Вооружённых Сил талантливых выпускников российских вузов, которым предстояла срочная служба.

…Собственно, ещё в советское время меня всегда удивляла практика, при которой в одной из строительных частей я встретил выпускника МВТУ имени Баумана, а в авиационном истребительном полку лейтенантскую «двухгодичку» тянул выпускник истфака МГУ. Такая кадровая политика не могла не вызвать вопросы. Но кадровики тогда только плечами пожимали. Мол, нам бы с кадровыми офицерами разобраться, а с «двухгодичниками» пусть военкоматы разбираются. Они — контингент временный…

В.З. Да уж, военкоматы в советское время зажрались, хотя может и не все. Меня призвали в армию сразу после института. В военкомате посмотрел список, куда нас распределили. Гениально! У кого фамилия на букву "А" - в Прибалтику, у кого на "Я" - на Дальний восток. Павел Воля тут не ошибся. И плевать на успеваемость, склонности к чему-то и т.п. В результате я попал в полк с самыми древними самолётами - единственный в Союзе, который ещё не перевооружили. А кто-то - в НИИ ВВС. Вот там бы я точно остался в кадрах...

Сегодня в армии, как никогда раньше, огромный кадровый голод. После погрома офицерского корпуса, который устроил бывший министр обороны, каждый профессионал — на особом счету. И выпускники институтов, которым предстоит служба, теперь не расходный материал, случайные люди, а самые желанные кадры.

И всё же «научные роты» создавались не для них. Точнее, для них, но для самых талантливых из них. Необходимо было отобрать в разных российских вузах лучших из лучших, и после прохождения медкомиссии тем, кто был признан годным, предложить службу в специальных научных подразделениях «ротах», которые было решено создать при видовых учебных центрах: ВВС-ПВО, ВКО и Флота. Возраст новобранцев воронежской роты — от 22 до 26 лет. Из 35 человек пятеро — из Челябинска и области, четверо — из Тамбовской области, еще трое — из Астраханской области, по одному — из Подмосковья, Обнинска, Белгорода, Рыбинска, Уфы и Хабаровска, остальные — из Воронежа и области.

Чтобы стала понятна тщательность отбора, скажу, что работа по формированию «научных рот» началась с того, что на кафедрах ВУНЦ ВВС «Военно-Воздушной академии имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» были определены научные темы, в которых могли бы участвовать призванные студенты, выбраны научные руководители, которые примут в свои подразделения этих вчерашних студентов, а затем, буквально каждого призванного в научную роту солдата, отбирали после целого цикла бесед с деканами, собеседований и тестов. Фактически с каждым его будущий научный руководитель познакомился ещё до призыва и обговорил параметры будущей работы и условия службы. Так было отобрано девяносто ребят-выпускников, из которых тридцать четыре было призван осенью, и ещё столько же — второй набор будет призвано весной. Таким образом, начнётся полноценный служебный цикл «научных рот».

Распорядок службы здесь особый. Подъём в шесть тридцать утра, зарядка, завтрак. И к девяти утра «операторы» — так официально называются должности, на которых служат призванные вчерашние студенты, прибывают на свои рабочие места, где с часовым перерывом на обед работают до шести вечера. Дальше — ужин, личное время и в двадцать два тридцать — отбой. С понедельника по четверг «операторы» работают по своему научному профилю на кафедрах и в лабораториях, а в пятницу изучают военное дело — тактику, строевую, РХБЗ и множество других военных дисциплин. В общем «учатся военному делу настоящим образом», как говаривал классик…

В субботу до обеда — работа, а дальше — личное время и увольнения. Живут «операторы» в курсантском общежитии, в комнатах на пять человек, в расположении есть комната отдыха, где стоят большой плазменный телевизор, аквариум и даже фонтан, бытовая комната, душевая, туалет. И ещё одна дополнительная комната — компьютерный класс на 35 рабочих мест. Если кто не успел чего-то за день на основном рабочем месте, может до отбоя поработать здесь. Правда, класс без выхода в Интернет — секретность есть секретность…

Понятное дело, что командовать таким подразделением не поручишь кому угодно. Поэтому воспринимаешь уже как само собой разумеющееся, что командует «научной ротой» кандидат наук майор Виктор Мерзлов, а взводные все как на подбор выпускники военных училищ, «краснодипломники» и золотые медалисты…

Интересно, что в отличие от своих гуманитарных коллег, ректоры технических ВУЗов идею министра обороны восприняли с энтузиазмом. Так, ректоры МВТУ имени Баумана, МИФИ самым активным образом участвовали в подборе и формировании рот. Начальник Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина генерал-лейтенант Геннадий Зибров пояснил, на что будут направлены научные разработки: «На создание новых авиационных комплексов, на модернизацию всех систем комплексного контроля готовности авиационных комплексов к выполнению боевых задач в области робототехники. Все, что связано с авиационными средствами поражения в области развития радиоэлектронной борьбы и разведки, новых информационных технологий». И это не пустые слова. Стараниями начальника академии генерала Зиброва, академия за эти года стала одним из самых крупных военно-научных центров. Сегодня здесь трудятся сто двадцать один доктор наук и более семисот кандидатов наук. Без всякой натяжки можно сказать, что после многотрудного и драматичного перевода двух основных «авиационных» академий из Москвы в Воронеж сегодня потенциал их восстановлен на воронежской земле…

Потом были долгие беседы с «операторами» роты, общение с их научными руководителями, путешествие по лабораториям и кафедрам. И, внимательно вслушиваясь в рассказы, я не мог не отметить то, с каким энтузиазмом говорили о этом научном «ноу-хау» буквально все, с кем довелось общаться. И сами «операторы», и их научные руководители и, даже обычные слушатели, с кем удалось поговорить по пути в Москву, все считали идею научных рот правильной и удачной.

Главным ощущением, которое я вынес после встречи с «научной ротой» академии ВВС было глубокое удивление тем, насколько точной и своевременной оказалась идея «научных рот». Это, что называется, попадание в десятку. Ребята, которые служат здесь, приехали сюда не отбывать срок, не тянуть беспросветную лямку, а попробовать себя в новом сегменте науки — военной науке, поработать на стыке ВПК, армии и исследовательской научной работы. И для многих из них этот опыт уже стал стартом в новую жизнь, стал судьбой. Больше половины ребят роты уже выразили желание после окончания срока службы остаться в академии и связать свою судьбу с армией. И этот факт говорит сам за себя…

В.З. Да, это самое ценное, что можно было придумать: ведь многие молодые таланты в связи с секретностью работ даже не догадываются, что есть такие интереснейшие, передовые исследования, которым можно посвятить всю жизнь. К тому же, не знаю, как сейчас, а в советские времена за это щедро платили. Я на объект, прототип будущей ПРО Москвы, попал совершенно случайно, и был счастлив на той работе. Передовая наука, сверхсложный объект, который наверняка стоил миллиарды долларов, плюс немаловажный бонус - получал я там втрое(!) больше начинающих инженеров...

Сегодня, кроме Воронежа, городок для размещения научной роты создается и в подмосковном Красногорске, — и это уже не экспериментальные площадки, а реализация по пунктам проработанного плана Министерства обороны России. Статс-секретарь, заместитель министра обороны РФ Николай Панков пояснил: «Это места проведения научных исследований, питания, занятия общевойсковой и физической подготовкой. Решены все вопросы, связанные с питанием, денежным и вещевым довольствием, охраной здоровья, организацией внутренней службы, перевозок, соблюдения правопорядка и воинской дисциплины в научных ротах».

Ну, и о первых результатах. Всего за три месяца, прошедших после призыва, только операторами воронежской «научной роты» написано и опубликовано более 40 научных статей, сделано 12 рацпредложений и подано 4 заявки на изобретения, а за спиной — только половина срока службы. То ли ещё будет!

Напоследок «солдаты науки» заставили меня ещё раз удивлённо замереть. После беседы на одной из кафедр я вышел на улицу, и мимо меня, печатая шаг, прошла небольшая колонна солдат, в которых я сразу узнал «операторов», с которыми общался всего полчаса назад. И я замер, глядя вслед этой небольшой колонне. Вид идущих строем на обед учёных — зрелище незабываемое…

  Источник: http://zavtra.ru/content/view/soldatyi-nauki/

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 39 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Россия»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины