Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

"Пчёлы против мёда": за кулисами "мини-холодной" войны России с Нидерландами

24 октября 2013

Последние недели ознаменовались мини-холодной войной в отношениях России и Нидерландов. Официальный Амстердам намерен обратиться или уже обратился в морской арбитраж ООН с требованием вернуть задержанный ледокол "Арктик Санрайс" и освободить его команду.

Ранее на фоне разгоравшегося конфликта произошла серия странных инцидентов с избиениями и арестами дипломатов. Реакция "мировой общественности" за пределами Нидерландов тоже не отличается оригинальностью, хотя и менее интенсивна.

При этом подобное развитие событий было вполне предсказуемым. Москва обращалась к королевству с просьбой ограничить слишком бурную активность экипажа "Арктик Санрайс" ещё полтора года назад, после их первой высадки на платформу, однако нидерландские власти поддержали право "экологов" на мирный протест. Амстердам, очевидным образом, вполне сознательно допустил провокацию. При этом более чем вероятно, что за подобной тактикой стоят вполне меркантильные интересы.

Голландия - единственный в Европе нетто-экспортёр газа и обладатель более чем основательной газо- и нефтетранспортной инфраструктуры. Собственные запасы в Нидерландах постепенно иссякают, однако страна делает ставку на превращение в крупнейший центр транспортировки и хранения углеводородов. Так, в 2005-м было объявлено решение о строительстве крупнейшего терминала, предназначенного для импорта СПГ в порту Роттердама. Как следствие, голландские компании давно проявляют самый усиленный интерес к российским месторождениям на Ямале, настойчиво предлагая свои услуги по их освоению. В 2010-м группа "Проект Дельта" (Project Delta Group), в которую входят 15 компаний, включая Shell, подписала с "Газпромом" соглашение о стратегическом сотрудничестве.

При этом немаловажной задачей голландцев, уже один раз "депортированных" из проекта "Сахалин-2" (известный конфликт Shell с тем же "Газпромом"), было убедить российскую газовую монополию в собственной незаменимости. "Основной упор делался на совместную разработку газовых месторождений полуострова Ямал на российском Крайнем Севере, где сосредоточены одни из самых больших запасов газа в мире. Его добыча из скованных вечной мерзлотой недр полуострова - сложнейшая технологическая задача, и Ханс ван Ламоен (бывший менеджер российских проектов компании Royal Dutch Shell, а ныне координатор Project Delta Group), утверждал, что такие голландские компании, как Royal Dutch Shell, имеют опыт, который может быть необычайно полезен". "Нидерланды никогда не стремились отказаться от российских энергетических ресурсов", - "успокаивал" россиян ван Ламоен. Немаловажную роль в "пропаганде" всегда играла экологическая риторика - особенно забавная на фоне бурной деятельности Shell в Сахалине, в своё время вызвавшей скепсис не только у "зелёных", но и у европейских банкиров, и известного скандала со взломанной перепиской топ-менеджеров компании, из которой следовало, что её руководство знало о систематических нарушениях и сознательно пренебрегало экологическими требованиями.

При этом предложения голландцев по оздоровлению экологической ситуации на Ямале отличались некоторым своеобразием. "Согласно официальному коммюнике группы "Проект Дельта", компании, входящие в нее, могут внести свой вклад в охрану арктической экосистемы. В частности предлагаются решения по автоматизации предприятий добычи и переработки. По мнению голландских экспертов, сокращение количества людей, занятых на работах в Заполярье, скажется благотворно на местной природе". На практике ринувшаяся осваивать арктический шельф Shell за последние четыре года действительно приобрела бесценный опыт - внушительная коллекция пожаров, посадок на мель и тому подобных аварий, в конце концов, заставили компанию заморозить свои шельфовые проекты до лучших времён (кстати, неудачи преследовали и норвежский Statoil - её первый проект в российской Арктике обладает такими "передовыми" особенностями, как сжигание 70% попутного газа вместо 50% у "Роснефти").

В этом смысле проект по освоению весьма сложного месторождения в Печерском море не интересен Амстердаму сразу по нескольким причинам. Во-первых, он конкурирует с их собственным проектом - как прямо, так и за ресурсы "Газпрома", необходимые для освоения Ямала. Во-вторых, успех проекта мог поставить под сомнение необходимость присутствия голландских компаний вместе с их "уникальными" технологиями на Ямале. В-третьих, учитывая собственные провалы Shell и К логика "так не доставайся же ты никому" в отношении Арктического шельфа до поры до времени является для них весьма актуальной. В этом смысле пропагандистская компания на тему "дикой России, превратившей Арктику в свалку" как нельзя более кстати - как и призывы превратить её арктические моря в заповедник.

Иными словами, нынешний скандал прямо выгоден голландским нефтегазовым компаниям и, косвенно, западному нефтегазовому бизнесу в целом, откровенно задержавшемуся на старте в освоении арктического шельфа; удаление потенциальных конкурентов им весьма полезно. При этом деятельность "Гринпис" по крайней мере не противоречит интересам и западных компаний, непосредственно работающих на арктическом шельфе России. Рассмотрим наиболее экзотический пример с известным налётом конспирологии.

"Гринпис" - серьёзный бизнес. Бюджет организации составляет более $150 млн в год (при этом собственно на экологическую деятельность тратится лишь 20-30% суммы), численность постоянного персонала превышала тысячу человек ещё во второй половине 1990-х, филиалы "Зелёного мира существуют в 47 странах. Кто оплачивает всё это?

Согласно официальной версии, "Гринпис" - независимая организация, существующая на частные пожертвования граждан. Брать деньги у предприятий, банков, государственных структур строжайше запрещено. Но озабоченность людей состоянием природы Земли так велика, что, благодаря их пожертвованиям (и реальным делам "Гринпис", конечно), он вырос в мощную организацию". Иными словами, официально "Гринпис" состоит на содержании широких народных масс.

Фактически, однако, например, российский филиал организации получает таким образом жертвователей лишь около 15% финансирования. Кто же в действительности несёт "зелёным" свои политые трудовым потом доллары и центы? Список крупнейших жертвователей первой половины нулевых, всплывший публично, на самом деле довольно примечателен. Почётное первое место в нём занимает американский медиа-магнат Тед Тёрнер (наиболее известный актив - CNN). В данном случае, речь, видимо, идёт об искренней вере в высокие идеалы зелёного движения. Тёрнер известен нетривиальными высказываниями - так, он заявлял, что мировое население необходимо сократить на 95%, но затем смилостивился и предложил предоставить право на жизнь целым двум миллиардам.

Второе место занимает гораздо более примечательная организация под названием "Фонд Рокфеллера", и, кроме того, в топе жертвователей присутствует ещё одна рокфеллеровская структура (фонд братьев Рокфеллер). Нюанс состоит в том, что "династия" Рокфеллеров является одним из ключевых акционеров нефтедобывающей компании ExxonMobil, активно действующей в Арктике (в российском секторе - в альянсе с "Роснефтью", другая зона её интересов - нефтегазоносный район на северном склоне Аляски). Rockefeller Financial Services управляет и инвестиционным фондом Vallares, созданным для работы в нефтегазовой сфере.

Третье место - у гораздо менее примечательного и в некотором смысле классического фонда Макартуров (так, его президент по международным программам Барри Лоуэн Крон - бывший специальный помощник директора ЦРУ). Ситуация в целом сильно напоминает классический конфликт "пчёлы против мёда".

Однако едва ли это так. ExxonMobil регулярно становится объектом критики "Гринпис", однако она куда менее интенсивна по сравнению со случаями "Бритиш Петролеум", "Шеврон" и "Шелл" - "Гринпис" довольно регулярно устраивает истерики, но редко переходит к прямым действиям по отношению к американским компаниям. Теперь исключим шумовые эффекты и посмотрим, в чём состоят объективные интересы ExxonMobil и её крупнейших акционеров в Арктике и за её пределами.

Прежде всего, они состоят в снижении конкуренции непосредственно при разделе шельфа. Между тем, не секрет, что "Роснефть" и "Газпром", несмотря на единый "государев" статус, имеют отношения, не очень похожие на "сердечное согласие" - и, в частности, достаточно активно конкурируют в Арктике. При этом Exxon уже имел опыт трений с "Газпромом" (конфликт вокруг проекта "Сахалин-1"). Далее, нефтегазовый гигант мало заинтересован в наращивании поставок "Газпрома" в Европу - компания имеет на этом рынке собственные планы, связанные с поставками сжиженного природного газа (СПГ) из США и добычей сланцевых углеводородов.

Ещё в 2010-м Exxon заключила крупнейшую сделку в истории "сланцевой революции", купив за $34,9 млрд, поглотив американского производителя газа ХТО Energy. Позднее она же поглотила ещё четыре небольших компании того же профиля. При этом собственный рынок США "затоварен" и не обещает сверхдоходов - газ в Штатах слишком дёшев. Как следствие, Еxxon делает солидную ставку на экспорт - так, совместно с "Qatar Petroleum" намечено инвестировать $10 млрд в строительство завода по сжижению природного газа и второй очереди экспортного терминала "Golden Pass Products" в Техасе.

Второе направление - поиск сланцевых углеводородов в самой Европе и её ближайших окрестностях. Так, несмотря на неудачу польского проекта, компания продолжает инвестировать в поисковые работы на территории Германии (добычу намечено начать через пять лет).

Иными словами, объективные интересы Exxon и его ключевых акционеров сводятся к тому, чтобы работать в Арктике самим, но минимизировать там чужое присутствие. Истерика "Гринписа", атаковавшего не только "Газпром", но и норвежскую Statoil, в этом смысле как нельзя более кстати. При этом примечательна, во-первых, всё более выраженная нацеленность атаки преимущественно на российский сектор при куда меньшем внимании к североамериканским владениям Exxon. Во-вторых - нюансы риторики, бессмысленные по отношению к рядовым любителям белых медведей; добыча в Арктике объявляется заведомо убыточной и экономически нецелесообразной. Наконец, назначение на роль главного арктического злодея "Газпрома" позволяет остаться в тени его прямым конкурентам.

Иными словами, "Зелёный мир" если не прямо действует в интересах своих основных спонсоров, то, по крайней мере, старается им не мешать.

Евгений Пожидаев

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 10 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Россия»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины