Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Россия

Великая Русская Стена. Дата окончания: никогда (CIV64)

Источник: crustgroup
9.08.2013

Некоторые объекты, построенные человечеством, видно из космоса. Нет, конечно же, из космоса в ясную погоду и с хорошего спутника-шпиона на земной поверхности видно всё, но есть и объекты, которые видно невооружённым мощной оптикой взглядом прямо с низкой околоземной орбиты.

Одним из таких объектов является и Великая Китайская Стена. Которая была построена для защиты Серединной Империи от страшных варваров, которые не давали спокойно жить мирным и гармоничным китайцам, которые лишь хотели вырастить немножко риса для себя и для своих многочисленных детишек.

Сам по себе сюжет Великой Китайской Стены интересен уже тем, что она, на деле, охраняла Китай только самим фактом своего присутствия. В реальности Великая Китайская Стена никогда не воевала. Все разы, когда к Стена была захвачена кочевниками, они прорывали её без боя.

Иногда небрежение к охране Стены и «усталость от мира», а иногда — и прямое предательство военачальников и «осёл, гружёный золотом», открывали дорогу вглубь страны от её северных рубежей. Последний (и, пожалуй, единственный) раз Стена сражалась... с января по май 1933. Именно тогда через Стену из Маньчжурии в Китай прорвались японские милитаристы и войска зависимого от Японии маньчжурского государства Маньчжоу-Го. Сама Стена в том далёком 1933 году продержалась ровно два месяца — с конца марта по 20 мая 1933 года.

Ну а сама дата 1 января 1933 года, когда небольшой японский гарнизон на самой восточной заставе Великой Китайской Стены, в Шаньхайгуане, устроил небольшой «инцидент» с ружейной стрельбой и взрывами гранат, вполне может претендовать на роль даты начала Второй Мировой войны. Ведь тогда логика исторического процесса будет вполне ясна: Вторая Мировая война началась ровно там же, где она и закончилась — на Дальнем Востоке.

313

Японцы во фраках, русские — в гимнастёрках. Русские победили.

Япония, как агрессор в этом случае начала Вторую Мировую войну и она же, как побеждённая сторона, подписала капитуляцию на борту линкора «Миссури» через 12 лет, 2 сентября 1945 года. Ну а даты 1 сентября 1939 года, 22 июня 1941 года и 7 декабря 1941 года в этом случае представляют собой лишь не что иное, как следующие этапы эскалации мирового конфликта.

Но речь, понятное дело, у нас сейчас пойдёт не о Второй Мировой, а скорее об исторических уроках и об цивилизационных перспективах. Ведь уже и ежу понятно, что следующая мировая война полыхнёт в Азии.

Просто потому, что мировую цивилизационную гонку Запад уже сдал без боя. Как раз где-то между Первой и Второй мировыми войнами, оформив эту концепцию окончательно лишь в 1990-е годы, с выходом на арену мира концепций «конца истории» и «новых кочевников». Которые, что характерно, совершенно не нашли поддержки в России. Просто, потому что мы слеплены из немного другого теста.

Мы и есть те самые «новые кочевники», которых так боялись всю свою историю и Запад, и Китай. И мы, судя по всему, совершенно не вписываемся в убогие концепции Великой Китайской Стены или римского вала Адриана. Как я сказал, концепция «отсидеться за стеной» показывала и до сих пор показывает раз за разом всю свою убогость. Причём убогость в чём-то вначале неочевидную, но проявляющуюся впоследствии всё более выпукло и наглядно. И история Великой Китайской Стены — именно об этом.

Строительство первых участков китайской Стены началось в IV веке до нашей эры, в период Воюющих царств, для защиты государства от набегов кочевого народа хунну. В строительстве участвовала пятая часть тогдашнего населения страны, то есть около миллиона человек.

Интересен и второй аспект строительства Стены. Стена должна была служить крайней северной линией возможной экспансии самих китайцев, она должна была предохранять подданных «Срединной империи» от перехода к полукочевому образу жизни, от слияния с варварами. Стена должна была чётко зафиксировать границы китайской цивилизации, способствовать консолидации единой империи, только что составленной из ряда завоёванных царств.

То есть, для понимающих суть вопроса: Стена она не только для тех кто снаружи, она и для тех, кто внутри — тоже Стена. Люди, отгородившиеся стеной от некого «внешнего» мира, сами ставят себя в позицию обороняющегося и защищающегося, чётко разделяя весь мир на тех, кто за стеной и тех, кто внутри стены. Ну а за Стеной, понятное дело, в этом случае живут лишь варвары и людоеды. Ну и ещё, конечно же, драконы, годзиллы и всякие другие кайдзю.

314

The dragons are living there.

Поэтому-то строители Стены часто пропускают какие-то важные инновации, которые часто и густо почему-то случаются именно на ближней периферии их мира, а отнюдь не в Вечном Городе или в Серединной Империи. Варвары седлают лошадей, изобретают стремена, льют качественные пушки, а потом внезапно приезжают на улицы чистых и уютных городов на своих грязных, но непобедимых танках.

Короче, получаются в итоге совсем другие пони — и отнюдь не только те, которые проповедуют «дружбу и магию», сидя в уютных домиках где-то внутри, за непобедимой и «вечной» Стеной.

Надо сказать, этот аспект истории русские всегда понимали ничуть не хуже, а в чём-то и гораздо лучше многих. Нет, конечно стены были и у нас. Но вот отношение к людям, живущим там, за Чертой, всегда было несколько иное, нежели в Китае или в Европе. Стена всегда строится на века, а вот Черту можно легко передвинуть. Лучше бы передвинуть её подальше от «серединной земли», но, если вдруг история требует от нас отойти и перегруппироваться — то обустроенную Черту надо бросить к чёрту и срочно копать оборонительный рубеж где-нибудь поближе к столице. В Смоленске, в Волоколамске, при Бородино, в Китай-городе — роли уже не играет. Потому что за Чертой всегда остаются наши, которые будут биться до конца. Просто — потому что «не до конца» они биться не умеют.

Вот тут и следует мой прямой ответ на вопрос о дате окончания строительства Великой Русской Стены. Никогда. Потому что и Стену у России, которая отгородит её от всего остального мира, никогда не будет. Не умеют русские строить Стен. Для нас любая Стена — не более, чем Черта, которую надо двигать всё дальше и дальше, пока она не включит в себя весь наш мир. Ну а одного мира, как мы помним, русским просто мало. Им нужен космос, причём желательно — тоже весь. И не бояться они никаких кайдзю или годзилл. Они и не такое в своей истории видели.

312

Дата окончания: «Никогда!»

Вопросы, которые беспокоят русских сегодня, отнюдь не новы.

К середине XV века Московская Русь живёт в «кольце врагов». Общее население Руси тогда определяется совсем небольшой цифрой в 2-4 миллиона людей, зажатых в узком треугольнике болот и лесов северо-востока современной европейской части России. Великое Княжество Литовское и Орда легко, с учётом большего плодородия западных и южных земель, перекрывали население тогдашней Руси. Конечно, перемешано тогда всё было очень знатно, но факт остаётся фактом — тогдашнее, гораздо более бескомпромиссное цивилизационное противостояние, Русь выиграла отнюдь не на численном превосходстве.

Все последующие противостояния развивались по аналогичным лекалам: Россия против Польши в XVII веке, Россия против наполеоновской Европы в XVIII-XIX веках, Россия против гитлеровской Европы в XX веке. Обольщаться тут не стоит совершенно — и Наполеон, и Гитлер олицетворяли собой именно коллективную идею «корневой» Европы. Хорошо об этом сказано в фильме «Белый Тигр» и за этот эпизод его только и надо смотреть:

Это и есть мечта любого общества за Стеной: «Уничтожить мрачную и тёмную зону, которая находится за уютным миром Стены». И рецепт приготовления такой мечты, понятное дело, прост и незатейлив: тотальная война.

Но русские как раз и отличаются от многих других тем, что всегда внутренне готовы к войне. На два, на три фронта — роли не играет. И, что всегда напрягает и злит «Общество Стены», очень легко могут сдвинуть свою Черту куда угодно — да хоть бы и до Западного Берлина или Владивостока. А при должном умении — и до Форт Росса или Папуа-Новой Гвинеи. Было и такое в истории.

И, что ещё больше бесит «Общество Стены», русские при этом умудряются завести друзей в стане вчерашних, казалось бы непримиримых врагов. Сегодня Казань воюет с Москвой, а завтра татарская русская конница бьёт шведов. После победы под Полтавой российское военное командование приняло решение периодически посылать татарских и башкирских всадников через Ботнический залив, тем самым атакуя шведов. Одетые в шубы, на легких конях они нанесли огромный ущерб противнику, что было в той ситуации немыслимо для обычной русской кавалерии, которой грозило в результате таких маневров просто провалиться под лед. Несколько таких походов в значительной степени приблизили мир со Швецией, по которому к России отошли вся Прибалтика и Выборг.

315

Сегодня башкирские сепаратисты Бепеня и Салават Юлаев подрывают могущество России восстаниями, а завтра «северные амуры» идут конным строем по улицам Парижа.

Зачастую шедшие в авангарде российской армии конные отряды, состоявшие из представителей мусульманских народов, наводили ужас на противника. Об этом ярко свидетельствует и такой факт. В своих призывах к сопротивлению русской армии Наполеон говорил, что Франции грозит нашествие «диких татар, которые едят лошадей».

По некоторым данным, именно конный полк, составленный из татар и башкир, первым вошел в Париж. А чуть позже, в 1814 г., победоносно вступая в столицу Франции во главе союзных армий, в свите императора Александра I был герой Отечественной войны 1812 г., первый чеченский генерал в российской армии Александр Чеченский. Он был близким другом и боевым товарищем знаменитого партизана Дениса Давыдова, который так писал о нем: «Росту малого, сухощавый, горбоносый, цвету лица бронзового, волосу черного, как крыло ворона, взора орлиного. Характер ярый, запальчивый и неукротимый, предприимчивости беспредельной, сметливости и решимости мгновенных».

Русские всегда смотрели на врага именно так: из-за Черты. А отнюдь не со Стены или из Огромного Боевого Человекоподобного Робота своего государства:

311

Потому что любой русский всегда знал: Стену можно разрушить, ОБЧР родного государства может сломаться и отказать в самый ненужный момент, а твой сосед на лестничной клетке, хоть и не ест сало и не пьёт водку в Рамадан, но в целом нормальный парень и не ест по утрам христианских младенцев. Ну а с формой носа и с разрезом глаз у русских с самого начала была жуткая синтетика в генах, так что тут уже вообще было делить сугубо нечего. Гаплогруппа R1a путешествовала поболее своей европейской соседки R1b, тут уж ничего не попишешь — Черту пришлось переносить много раз.

Почему же сейчас часто слышится неприятный зов: «Хватит кормить <добавить кинзу и перец по вкусу>»? Или даже, хуже того: «Великая Россия от Смоленска до Мурома!»

Господа, это кричит в русских «Общество Стены». Это звучит иллюзия Огромного Человекоподобного Робота современной цивилизации, который наш, родной и удобный, только для нас, любимых и замечательных. А кайдзю и годзиллы — они вроде бы там, за Стеной и в непонятном Разломе, откуда их гонит и гонит к нам неведомой силой.

Но смысл цивилизационной гонки как раз и состоит в том, чтобы включить, перемолоть и суметь интегрировать максимальное количество людей в свой, уникальный и самый лучший цивилизационный проект. Россия боится Чечни? Глупость. Русские — второй (после немцев) белый народ на земном шарике. 133 миллиона живых душ. Из них больше 111 миллионов — живёт в самой России. Немцев немного больше, 140 миллионов, но в самой Германии — всего 75. Чеченцев полтора миллиона. Из них 1,2 миллиона — в самой Чечне.

Годзилла не столь страшен, как его малюют. Да и свой это, родной Годзилла. Вот уже 200 лет как.

Да, сидя в Огромном Человекоподобном Роботе современного уютного городского мира, неприятно видеть жителя далёкого аула, который с трудом адаптируется в жизни непонятного ему мегаполиса. Да, в процессе этой адаптации у многих гордых джигитов рвёт крышу и происходит неслабое расщепление личности — в идеале он хотел бы и сам сесть в этого робота, да вот места обычно заняты и поделены. А включаться в легальную конкуренцию за доступ к ручкам управления аппаратом хотят отнюдь не все. Но здоровое, сильное общество Черты всегда проведёт её в наиболее правильном месте. И чётко разделит ошибку и преступление, бытовую ссору и членовредительство, коммерцию и торговлю наркотиками, любовь или проституцию.

Здоровое общество сможет интегрировать всех пока ещё непонятных «кайдзю» в рамках единых протоколов общения, выживания и развития. Ведь русские уже это делали много раз — и всегда успешно.

Go big, go smart — or go extinct.

Другого в цивилизационной гонке пока не придумали.

316

В мире нет Стен. А если кто-то их строит — то он лишь зря расходует ценный и невосполнимый ресурс.

Надо просто всегда держать в порядке свою Черту. Невысокий земляной вал, который остановит навал кавалерии, но всегда пропустит уставшего путника. И надо постоянно двигать Черту туда, где ещё живут драконы. Эти самые, страшные японские KAIJU (??). Непонятные пока для нас существа, которых надо интегрировать и включить в свой проект. И стать больше, умнее и не вымереть ненароком по дороге в светлое будущее.

Это ответ на все заданные мне недавно вопросы.

comments


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.