Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Россия

Зачем они сюда едут? Экспаты, которым хорошо в России

16.07.2013

Серия публикаций на сайте colta.ru, объединенных под заголовком «Невозможность острова» стала очередным тактом в затяжной интеллигентской дискуссии об эмиграции как политическом жесте. В предыдущих выпусках: отъезд из страны известного экономиста Сергея Гуриева, обсуждение мнимой эмиграции популярного журналиста Олега Кашина, тематический номер журнала «Афиша».

Однако ламентации политизированной публики входят в явное противоречие с ростом числа экспатов в России. В то время как участники протестных митингов «сидят на чемоданах», вытесненные с высококонкурентных рынков труда западные профессионалы изучают русский язык и борются за рабочие места в нашей стране.

В среде оппозиционно настроенной интеллигенции популярен «социологический» тезис о том, что привлекательность России в глазах иностранных профессионалов высокого класса стремится к нулю. Немудрящая картина конвергенции двух потоков, один из которых приносит в страну неквалифицированных гастарбайтеров, а другой вымывает последние остатки «мозгов» застит глаза и заставляет отрицать очевидное: высококвалифицированные специалисты из других стран едут в Россию все более охотно. Государственная статистика, данные социологов и экспертные комментарии показывают – интерес к России в мире постоянно растет.

По данным Росстата в 2011 году российские паспорта получили 4520 немцев, 1240 израильтян, 947 американцев. Это - самые высокие показатели за последние 16 лет. Что побуждает этих людей к смене гражданства: открывающиеся бизнес-возможности на фоне посткризисной стагнации в западных экономиках, отсутствие внятных перспектив профессиональной самореализации и быстрого карьерного роста, стремление к смене социокультурного климата? Разумеется, те цифры, которыми описывается приток профессионалов из высокоразвитых стран, не идут ни в какое сравнение с численностью мигрантов из республик бывшего СССР, но вопрос в том, всегда ли нужно опираться именно на количественные показатели?

Директор Института инструментов политического анализа Александр Шпунт уверен, что считать «по головам» уместно далеко не всегда.

«Если считать по вкладу в экономику, причем материальному вкладу, оцениваемому в долларах, то я бы еще очень серьезно подумал, чей вклад в российскую экономику, в ВВП страны больше, у высококвалифицированной, но немногочисленной группировки экспатов, которые занимают высокие должности или у многочисленной, но не очень квалифицированной армии гастарбайтеров». Эксперт: Шпунт Александр Владимирович

Политический консультант напоминает о том, что целые отрасли российской экономики держатся на труде экспатов – высококвалифицированных специалистов из развитых стран, постоянно проживающих в России и занятых в тех сферах, которые все еще испытывают дефицит в профессионалах международного уровня. Например, израильтяне составляют одну из наиболее заметных групп в интернет-маркетинге, в бизнесе, связанном с обеспечением электронных платежей и разработкой приложений для мобильных телефонов.

«По российской государственной статистике в России постоянно проживает порядка 80 тысяч израильтян и большая часть из них - это отнюдь не пенсионеры, которые уехали в Израиль, а затем почему-то вернулись в Россию» - отмечает Шпунт. Множество инженеров и технических экспертов из Израиля занято в строительном бизнесе и медицине.

Одним из симптомов развивающегося интереса к России может служить всплеск популярности курсов русского языка в Европе. Знание языка, позволяющее вести переговоры с партнерами и свободно работать внутри страны дает серьезное конкурентное преимущество.

В американской академической среде спрос на русский язык со стороны студентов представляет собой достаточно стабильную величину: «Россия продолжает привлекать в связи с бизнес-интересами. Всегда будет определенное число студентов, которые смотрят на мир, понимают, что хотят заниматься, скажем, энергетикой – и приступают к изучению языка», - отмечает Кевин М.Ф. Платт, заведующий Программой сравнительной литературы и литературной теории в Университете Пенсильвании.

Сам Платт освоил русский язык 1980-е гг под впечатлением от прозы Достоевского и путешествия по Советскому Союзу, в котором он участвовал в качестве активиста движения за ядерное разоружение. Будучи специалистом по русской литературе, Платт регулярно участвует в российских научных конференциях. В 2011 году он прочитал здесь курс лекций и в целом активно вовлечен в жизнь российского академического сообщества.

Ключевым препятствием для контактов с российскими коллегами ему представляется излишняя бюрократизированность визового режима. Так, российскому специалисту не стоит большого труда получить долгосрочную многократную американскую визу, в то время как американцы порой вынуждены проходить «по пять кругов ада» для того, чтобы просто поучаствовать в российском научном мероприятии.

Платт, впрочем, не отрицает возможность изменения ситуации в ходе обкатки нового визового режима с США, введенного в прошлом году: «Я очень на это надеюсь. Потому что я уже думал, не подать ли мне на российское гражданство», - иронизирует ученый.

Кристофер Струп, молодой американский историк из Стэнфордского университета, пока что не стал российским гражданином, однако, постоянно проживает в Москве, занимая должность старшего преподавателя в РАНХиГС. После получения степени PhD в США Струп был озабочен поиском работы. Известно, что на давление на рынке труда в западных странах столь велико, что зачастую даже самые блестящие молодые профессионалы не могут найти работу, удовлетворяющую их амбициям и материальным запросам. Такая ситуация располагает к нетривиальным изгибам профессиональной траектории.

«Сначала я не думал о возможности работать в России, но наш преподаватель русского для продвинутых студентов Евгения Хасина подсказала мне идею поискать работу здесь. И лучшей возможностью, которая мне предоставлялась, было приглашение на работу в РАНХиГС. Я очень рад, что принял его и переехал в Москву». Эксперт: Струп Кристофер

Струп начал изучать русский уже после окончания школы, вернувшись из поездки в летний студенческий лагерь, где преподавал английский русским студентам. После окончания университета Струп провел учебный год во Владимире в качестве преподавателя английского языка в американском культурном центре. Сегодня он свободно преподает и публикуется на русском языке, активно участвуя в российской научной жизни.

По словам Струпа, кризис в сфере гуманитарных наук побуждает ученых по-новому оценить те возможности, которые открывает российский рынок труда: «Мне, как американскому ученому из Стэнфорда со степенью Ph.D., владеющему русским языком, текущие процессы открывают хорошие перспективы в России» - отмечает ученый.

Между тем, в России с удовольствием работают не только молодые специалисты, но и опытные ученые, имевшие все возможности для полноценной профессиональной самореализации на западе.

Так, старший научный сотрудник Института микробиологии имени Виноградского РАН Евгений Куликов связан с Германией не только происхождением и свободным владением языком, но и многочисленными профессиональными контактами, тем не менее, нисколько не сожалеет, что сделал выбор в пользу России: «Можно сказать, что Германия - это половина моей жизни, но я всё-таки живу и работаю в Москве - хотя потребовался бы минимум усилий, чтобы приехать туда, где всё соответствует нужным параграфам и стандартам DIN» - отмечает ученый.

По мнению Куликова, Россия привлекает тех, в ком силен исследовательский дух, тех, кто не боится менять свою жизнь, сходя с накатанных институциональных рельсов, сложившихся столетия назад.

«Если ты можешь что-то поменять в жизни, совершить поворот в сторону со стандартного пути - этот поворот может привести тебя в Россию, и это не обязательно окажется дауншифтингом» Эксперт: Куликов Евгений Евгеньевич

Можно было бы привести еще массу примеров успешной самореализации иностранцев в России, но наиболее красноречиво ситуацию описывает государственная статистика, в соответствии с которой поток российской трудовой эмиграции даже в такую благополучную и гостеприимную страну как Канада за прошедшее десятилетие сократился на треть. На 80% сократилась эмиграция в США, в два раза уменьшился поток эмигрантов в такой традиционный пункт притяжения российских граждан как Германия. Разумеется, пока что Россия не может похвастаться большим числом натурализованных французов, немцев или американцев. Но показатели растут.

Кроме того, вопрос гражданства в современном глобализированном мире стоит далеко не так остро. Экспатов, годами живущих и работающих в России, никогда даже не пытались посчитать. Между тем, эти люди демонстрируют известную лояльность российскому образу жизни, о чем говорит хотя бы тот факт, что в Москве не существует обособленного сообщества экспатов. Иностранные специалисты вполне интегрированы в российское общество и совсем не похожи на «белых европейцев, приехавших на заработки в дикую африканскую страну».

Аутизм российского политизированного класса выражается в навязчивом представлении о том, что всему миру не о чем больше думать, кроме как о «законе Димы Яковлева», «пропаганде гомосексуализма» и «гонениях на НКО». Умонастроения московской журналистской тусовки проецируются на весь окружающий мир, который и не слышал никогда о том, что вопрос о месте работы и проживания как-то связан с парламентской повесткой дня.

Центр политического анализа

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.