Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Российский флот идёт учиться. К походу крейсера «Москва» на Кубу - Александр Горбенко

24 июня 2013
flot.sevastopol.info
flot.sevastopol.info
<
Увеличить фото...  
Источник: "ОДНАКО"

Гвардейский ракетный крейсер «Москва» готовится к дальнему походу. Он станет флагманом объединённого отряда кораблей Черноморского (ЧФ), Балтийского (БФ) и Северного (СФ) флотов, который в июле проведёт учения в Атлантическом океане.

В ходе учений будет отработан целый ряд учебно-боевых задач по борьбе с надводным, подводным и воздушным противником, по взаимодействию со стратегической авиацией ВВС и подводными лодками Северного флота. В ходе учений в Атлантике корабли выполнят ракетные и артиллерийские стрельбы. А крейсер «Москва» применит своё главное ударное оружие — сверхзвуковые противокорабельные ракеты «Вулкан». После учений отряд кораблей посетит Кубу и Венесуэлу с целью укрепления сотрудничества с ВМС стран Латинской Америки.

В состав межфлотской группировки войдут БПК Северного флота «Вице-адмирал Кулаков», сторожевой корабль Балтийского флота «Ярослав Мудрый» и несколько вспомогательных судов. Она будет сформирована в первых числах июля в западной части Средиземного моря, где к отряду кораблей СФ и БФ присоединится крейсер «Москва». Возглавит поход заместитель командующего Черноморским флотом контр-адмирал Валерий Куликов.

Целью похода следует считать накопление опыта несения боевых служб в удаленных районах Мирового океана и демонстрацию Андреевского флага. Этот поход — достаточно важное событие для нашего флота. Почему? Давайте попробуем разобраться.

Не секрет, что перед флотом сейчас стоит задача вернуть своё присутствие в значимые районы Мирового океана. Это задача не одного дня и не одного похода. Невозможно возвратить наш флот в Мировой океан с помощью распоряжений и директив. Это большая и долгая работа. Для выполнения этой задачи реализуется серьёзная и амбициозная программа строительства новых кораблей. Для выполнения этой задачи экипажи учатся в ставших постоянными походах и учениях. Ведь если представить, что по мановению какой-нибудь волшебной палочки мы мигом получили сотню новых боевых кораблей — всё равно потребуются годы, чтобы научиться действовать в ближних и удаленных районах, чтобы познакомиться с вероятным противником, с его возможностями и тактикой; чтобы наработать свою тактику и получить опыт применения свалившейся с неба военной силы. Чудес не бывает. И чтобы успешно действовать в океане завтра — учиться надо сегодня.

Конечно, силы нашего флота сейчас в значительной степени ограниченны. И поэтому бессмысленно сравнивать силы отряда наших кораблей с силами нынешних «хозяев Атлантики». Бессмысленно представлять гипотетическое столкновение с объединёнными ВМС НАТО. Мы не воевать туда идём. И даже не пугать кого-либо. Мы идём учиться.

Но зачем нам вообще это нужно? Зачем нам присутствие в Мировом океане? Часто приходится сталкиваться со скептическим отношением к самой необходимости развития ВМФ и к необходимости его присутствия в удалённых районах Мирового океана. Существует разброс мнений, от «куда нам тягаться…» (с непременным примером Цусимы, как будто наш флот только в этом сражении и участвовал) и до «мы вообще не морская держава». Часто приходится слышать издевательство над задачей демонстрации флага, мол, «только щёки надуваем». В основном такие мнения — от непонимания значения морской силы для развития государства и от незнания места и роли флота в мировом балансе военных сил.

Чтобы понять, зачем нам флот и что ему нужно в океане, начать придётся с того, что суша занимает только 29,2% поверхности Земли. А военный флот (любой военный флот) является одновременно как средством распространения военной силы за пределы суши, так и защитой суши от нападения с моря. И для решения обеих этих задач ежесуточно в Мировом океане на боевом дежурстве находится от 130 до 150 надводных кораблей и подводных лодок 16–20 государств. Эти военные силы постоянно находятся в том числе и в тех районах, где они представляют собой угрозу безопасности России. Европейская часть России и Дальний Восток почти на 80% доступны для обычных (неядерных) средств нападения морского базирования (таких как крылатые ракеты и палубная авиация). На этой территории проживает большая часть населения России, сосредоточено свыше 60% промышленного и военно-промышленного потенциала, располагаются стратегически важные объекты управления и инфраструктуры государства.

Отсюда первая задача Российского флота (самая очевидная) — защита территории России от неядерных средств нападения и экспедиционных сил противника с морских направлений. Но даже эту задачу приходится решать не только в ближней морской зоне (она определяется дальностью действия береговых средств, в основном авиации), но и на значительном удалении от собственного побережья. Дело в том, что морские просторы доступны для перемещения военной силы к чужим берегам. Вероятному противнику никто не может запретить находиться в непосредственной близости от побережья. Единственным способом защититься от неприятных сюрпризов с морских направлений является так называемое слежение оружием. То есть сопровождение потенциально опасных перемещений противника силами своего флота. А для этого приходится выходить и в дальнюю морскую зону. Ведь чтобы отодвинуть потенциальную угрозу подальше от своих непосредственных границ — нужно встречать её дальше от своего берега.

Но кроме обычных вооружений, которые флот способен перемещать на значительные расстояния, есть ещё и ядерное оружие. Военно-морские силы США и НАТО могут действовать практически в любом районе Мирового океана, при этом являясь носителями почти половины ядерного арсенала западных стран. Речь здесь не только о ракетах, размещённых на подводных лодках. Ядерными боеприпасами может оснащаться палубная авиация. А в перспективе (пока отдалённой) США будут способны наносить удары неядерными стратегическими средствами нападения по любой точке земной поверхности. Защититься от этой угрозы можно только неотвратимостью ответного удара по территории агрессора.

Отсюда вторая (и главная) задача Российского флота — обеспечение неотвратимости ответного удара с помощью собственных средств ядерного сдерживания. А также ослабление морских наступательных средств противника путём их уничтожения, что возможно тоже только с помощью слежения оружием за морскими силами противника. И эту задачу решить вблизи берега уже никак не получится. Нужны надводные силы, которые способны действовать в дальней морской и в океанской зоне. Без них невозможно обеспечить развертывание и боевую устойчивость оперативных соединений подводных лодок. Без них затруднено применение стратегической дальней авиации на морских направлениях.

В последнее время у флота появляются и новые задачи, связанные с вызовами нынешнего времени. США развивают свой флот на новых направлениях. Так, вместо существующих ныне 12 авианосных ударных группировок (АУГ) для проведения операций в любом районе мира сейчас создаются новые независимые ударные группы. Так, создаются 9 групп кораблей надводной противоракетной обороны. Они в перспективе будут представлять опасность для потенциала нашего ответного удара. И учитывая это, нам необходимо учиться противодействовать этим группам.

Также создаются 12 экспедиционных ударных групп. Они вместе с развитием системы морского и воздушного снабжения, а так же с развитием европейских флотов и армий в сторону усиления экспедиционных возможностей отражают современную концепцию НАТО по применению силы. Она исходит из того, что против сильного противника нецелесообразно осуществлять прямую агрессию до тех пор, пока он не будет ослаблен экономической изоляцией и внутренними конфликтами. Не нужно воевать самим, если можно создать предпосылки для внутреннего конфликта, поддержать и снабжать внутренние деструктивные силы. С помощью этих инструментов НАТО планирует ослаблять военный и экономический потенциал своих противников и сводить на нет возможность ответных действий с их стороны. Прямое военное вмешательство НАТО на первом этапе ограничивается поддержкой и снабжением внутренних сил объекта агрессии. На втором этапе носит также ограниченный характер применения дистанционных средств поражения. И только на третьем этапе предусматривает участие экспедиционных сухопутных сил для так называемого «урегулирования кризисов». И на всех трёх этапах ключевую роль играют военно-морские силы НАТО.

Вот почему мы строим новый океанский флот. Вот почему Россия объявила о постоянном присутствии сил флота в Средиземном море, когда этот регион стал объектом целенаправленных действий НАТО. Вот почему мы начинаем Атлантический поход и несем Андреевский флаг к берегам Кубы и Венесуэлы.

Пускай силы нашего флота ещё ограниченны. Они появятся. По американским прогнозам, только у России и Китая после 2015–2020 годов есть шанс стать региональными державами, способными бросить вызов военному могуществу США в своих регионах. Пускай сейчас смеются над возможностями отрядов наших кораблей в Средиземном море и в Атлантике, забывая, что они подкреплены потенциалом стратегических сил, который делает невозможным прямое столкновение с нашим флотом. В Средиземном море и в Атлантике мы учимся и несём туда Андреевский флаг. Мы учимся быть державой. 

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 6 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Россия»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины