Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Три вопроса национальной безопасности. Вопрос I: кто наш вероятный противник? - Александр Горбенко

28 апреля 2013
Источник: "ОДНАКО"

О путях преобразования наших Вооружённых сил не утихают споры. А тем ли путём мы ведём военное строительство? Насколько хороша бригадная структура сухопутных войск? Хороша ли новая структура управления? Те ли образцы вооружений и военной техники мы разрабатываем и закупаем? И многое другое. Ответы на эти вопросы можно дать, только ответив на три других.

Кого следует считать вероятным противником?

Как он будет действовать?

И, собственно, как будет выглядеть война, для которой предназначены наши Вооружённые силы?

Для начала стоит уточнить один момент, который, казалось бы, должен быть понятен и без разъяснений: для чего вообще предназначены Вооружённые силы? Любой ребёнок ответит на этот вопрос примерно так: для защиты от внешних посягательств, для безопасности страны и «мирного сна» граждан. И это будет верный ответ. Но не совсем полный. Всё дело в том, что в представлении большинства людей – армия нужна для войны, то есть на тот случай, если кто-то решит напасть. А пока не напали – вроде бы и не очень нужна. Из такого невинного упрощения можно вывести достаточно опасные следствия: «пока нет войны – армия ничего не делает»; «вот если будет война – тогда я пойду Родину защищать»; «да кто на нас нападёт – у нас же ядерное оружие!». Все сталкивались с подобными утверждениями, верно?

Сначала хочется немного остановиться на том, что же делают Вооружённые силы в мирное время, поскольку это имеет отношение к нашей теме. В военной доктрине России задачи ВС в мирное время перечисляются в длинном перечне из 18 пунктов. Но если попытаться выразить эти задачи не юридическим языком, в котором за вниманием к деталям часто ускользает общий смысл, то получится следующее. В мирное время – Вооружённые силы должны готовиться к войне. И каждый солдат, и высшее руководство, и оборонная промышленность – все они должны с максимальной пользой использовать мирное время для того, чтобы быть максимально готовыми к любым внешним угрозам. От этого зависит даже не столько ход боевых действий (когда/если они начнутся) – сколько продолжительность мирного времени. Ведь чем хуже вооружены и подготовлены силы, предназначенные для защиты страны – тем больше соблазнов у внешних сил воспользоваться своим преимуществом. И наоборот, чем сильнее Вооружённые силы страны, тем меньше хотят с ней спорить и конфликтовать другие страны. Вот и выходит, что армия нужна стране вовсе не для войны – а для мира! Но, чтобы быть эффективным гарантом мира, она должна готовиться не к миру (не надеяться, что спокойствие будет вечным) – а к войне. Готовиться хорошо и усердно. Такой вот парадокс. 

 

Зависимость мощи Вооружённых сил и уровня развития любой страны – легко обнаружить невооруженным взглядом. Чем более экономически развита страна – тем лучше оснащена и подготовлена её армия. Правда, остаётся вопрос: что первично?  Большинство уверенно скажут: «они богатые – могут себе позволить», или «вон какой у них ВВП – пусть себе тратят, а нам лучше на что-нибудь мирное средства использовать». С этим трудно поспорить.

Однако достаточно повнимательней взглянуть на уровень развития стран и историю этого развития, как всё окажется не так однозначно. Ведь для того, чтобы экономика развивалась, а благосостояние мирных граждан росло – нужны, как минимум, мир и спокойствие внутри страны. А как максимум – благоприятные внешние условия. В нашем мире столкновение экономических интересов государств (от которых и зависит благосостояние «мирных» граждан) – всегда конфликтно. И практически всегда уступает свои интересы (свои благоприятные условия) та сторона, которая не может подкрепить свои притязания на лучшие условия военной мощью.

Для пояснения сделаем маленькое «лирическое отступление». Легко было в 80-х высмеивать отсталость своей страны и называть её «совком», сравнивая с благополучием Запада. Но это только если забыть послевоенную разруху, многомиллионные жертвы и необходимость восстанавливать обескровленную страну, при этом тут же получив вероятность новой агрессии, уже ядерной. А она требовала тратить силы и средства на оборону в условиях фактической экономической и технологической блокады.

С кем сравнивать? С Западной Европой, поднимавшейся после войны не своими силами, а на американские деньги? Или с самими американцами, которые вообще не знают, что такое война на своей территории и бомбежки своих городов? А агрессией до сих пор считают ущемление своих интересов в мире и от единичных террористических взрывов у себя – закатывают в ужасе глаза. И это действительно самые серьёзные факты нападения на страну, которые им известны. Зайдите в любой старый двор нашего крупного города или на старое предприятие. Там вы обязательно увидите вход в бомбоубежище. Знаете почему? Потому что для нас война и нападение – всегда выглядели иначе.

В то время, когда Форд бил рекорды выпуска автомобилей – в Европе была Первая мировая война. А у нас «лампочка Ильича» стала появляться только после не менее опустошительной Гражданской войны. У нас Корчагин строил железную дорогу, Давыдов с Нагульновым поднимали целину, чтобы избавить страну от перманентного голода. Но с помощью того же Форда мы реконструировали завод АМО и строили Горьковский завод, чтобы жители СССР наконец-то слезли с лошади. И наверно слезли бы, если бы не следующая война – самая страшная в истории человечества. Правда, страшной она была для всех по-разному. Одни после неё восстанавливали разрушенные города и распределяли продукты по карточкам, чтобы избежать голода. Другие получили небывалый экономический рост и процветание. Но, тем не менее, и мы отстроили страну и после этой войны.

Новая, Холодная война выглядела иначе. В этой войне на города не падали бомбы, а противник не вёл свои войска по нашим просторам. Она почти не ощущалась нашими мирными гражданами. Правда, это исключительно благодаря тому, что военный паритет наших Вооружённых сил и ядерное оружие – не позволяли противнику вести войну привычными средствами. Да, ценой немалых усилий и затрат мы сделали невозможным новое нападение. И за сорок относительно мирных лет жители СССР узнали и что такое отдельная квартира, и что такое личный автомобиль, привыкали «гоняться за дефицитом» -- хрусталём, красивой мебелью и модной одеждой. В общем, жить как нормальное общество потребления. С той только разницей, что объёмы потребляемого и его качество были не самыми высокими в мире. Было с чем сравнить тем, кто ездил «за границу» или открыв рот смотрел западные кинофильмы. Но сравнивали не с «отсталыми» странами и недавними колониями, которые ныне превращаются в ведущие экономики мира, получив период своего мирного развития. Сравнивать хотелось с лучшими, с которыми у нас были заведомо неравные стартовые условия.  Тем не менее, наша страна тоже росла в «мирные годы», не замечая никакой войны и мечтая жить «как там».

Так может, войны и не было?

Тогда почему же мы проиграли то, чего не было? Почему наша страна, имеющая многовековую историю, оказалась разрушена на части? Почему её жители испытали страдания и тяготы, свойственные жителям побеждённых стран? Почему есть целая коалиция государств со своим военным блоком, которая считает себя победителем в этой войне и не стесняется об этом говорить? Каким оружием нас победили без единого выстрела? И почему Вооружённые силы отдали страну без боя? Ведь это их задача – обеспечивать «мирный сон»? Так неужели мощнейшая Советская Армия, готовилась не к той войне?

Ответить на эти вопросы, каждый волен по своему вкусу – того, что произошло с нашей страной раньше, уже не изменить. Из того, что случилось, надо сделать выводы и понять, как избежать подобного поражения в будущем. И здесь мы подходим к тем вопросам, с которых начали:

Кого следует считать вероятным противником?

Как он будет действовать?

К какой войне готовить Вооружённые силы и жителей страны?

На первый вопрос ответить достаточно просто. Вооружённые силы должны быть готовы к нападению любого противника. И в широком смысле они должны рассматривать в качестве противника – любую внешнюю силу, способную причинить вред государству, или его интересам. Другое дело, что эта сила – по определению – тоже должна быть вооружённой. С этой точки зрения претензий к Советской Армии нет – к отражению вооружённого нападения даже самого сильного противника Советская Армия была вполне готова. Но в том-то и дело, что СССР был побеждён не военной силой. То есть противник был – блок НАТО. И вооружён он был вполне серьёзно. Только действовать с помощью военной силы ему не позволяла советская военная мощь. И действовал наш противник совсем не теми методами, для отражения которых готовились и совершенствовались Вооружённые силы Советского Союза. К такой войне мы оказались не готовы.

Но вернёмся к дню сегодняшнему. Поскольку нас интересует угрозы для безопасности страны не прошлого, а настоящего и грядущего – постараемся сначала определить, кого следует считать вероятным противником. Конечно, мы должны быть готовы к отражению нападения любого врага.  Но чтобы строить Вооружённые силы, сначала следует понять, от кого ждать недоброго в первую очередь.

Попробуем?

Во-первых, сложно представить, что, скажем, Республика Науру (карликовое государство на тихоокеанском острове) объявит нам войну – его военные возможности мы сможем легко и быстро купировать: слишком уж неравными будут силы. Другое дело, что если бы мир состоял из одних Науру (или сомалийских пиратов), то мы бы могли обойтись всего несколькими подразделениями и пограничной охраной. Но раз уж в мире имеются и более мощные военные силы, то их следует принимать во внимание. И раз уж по определению мы должны отразить любое нападение, то Вооружённые силы следует строить в расчёте на сильного противника, а не на Науру.

Отсюда первый критерий вероятного противника: большой военный потенциал, который может представлять для нас угрозу.

Во-вторых, Науру возможно и объявила бы нам тотальную войну на уничтожение. Но для этого, должны сойти с ума её жители (все девять тысяч душ) или, как минимум, руководство этой страны. Как ни странно, но американцы очень любят оправдывать своё военное вмешательство – именно буйным помешательством населения или власти в странах, несоизмеримых с США по военной мощи.  В данном случае для нас несущественно, насколько это соответствует действительности.

Для нас важен второй критерий вероятного противника – агрессивность.

Но, чтобы не придумывать сказок про жестоких наурианских завоевателей и кровавых диктаторов, попробуем дать «агрессивности» более реальное определение. Тогда ей окажется всего лишь наличие желания и воли для отстаивания своих интересов. Ведь чем меньше у страны и её жителей этих качеств – тем больше они склонны уступать, и, соответственно, тем меньшую опасность представляют для других стран и их интересов.

В третьих, милейшие жители Науру, поражённые массовым психозом или подгоняемые кровавым диктатором – могли бы на нас напасть. Да вот беда – далековато они. И в силу той же географической удалённости никаких реальных предпосылок для войны с Россией у них нет. Ведь чтобы возникла конфликтная ситуация, которая может перерасти в войну – должно быть противоречие интересов. Ну а какие у нас с Науру противоречия?

Отсюда -- третий критерий вероятного противника. Наш вероятный противник должен или находиться рядом с нами, или иметь зону интересов, пересекающуюся с нашей или даже включающую нашу территорию.

Теперь мы можем посмотреть, от кого исходит угроза для нашей безопасности, проверив мировых игроков на соответствие нашим критериям вероятного противника.

Самую мощную военную организацию долго искать не придётся: это, без сомнения, НАТО. Но, может быть, эта организация вовсе не представляет для нас угрозы? В конце концов, состоит она из «цивилизованных» стран? Для первого критерия – это не играет никакой роли. Обладание силой – уже угроза. А от массового помешательства и «кровавых диктаторов» не застрахован никто. И как раз в «цивилизованных» странах маньяки-завоеватели и «кровавые палачи» появляются регулярно.

Самую агрессивную силу тоже долго искать не придётся. И, по странному совпадению, ею тоже окажется военный блок «цивилизованных» стран. Быть может, агрессивность самих жителей Запада – уже далеко не та, что была ещё недавно, когда почти весь мир был колонией Запада. Но, несмотря на это, почти каждое на планете военное вмешательство, связано с действиями именно этой организации. И для соответствия второму критерию – этого вполне достаточно.

Для тех, кто в танке собственных представлений о мире: за последние 10 лет члены блока НАТО совершили нападения на Ирак, Афганистан, Ливию, Сирию (что там творит турецкая армия, известно всем, кто интересуется) и Берег Слоновой Кости, он же Кот д`Ивуар. Это мы считаем только те страны, где целью -- в большинстве случаев достигнутой -- было свержение государственной власти. То есть средняя скорость -- по одному уничтоженному государству в два года. Плюс имеется -- уже на наших рубежах -- яркий пример интервенции "принатованного" государства Грузия на территорию Южной Осетии. 

Кандидатов на соответствие третьему критерию, вроде бы, больше одного. И соседей у нас немало, и интересы наши сталкиваются со многими и во многих аспектах. Однако есть только одна мировая сила, которая весь мир рассматривает как зону своих интересов. А значит, по определению в эту зону входит и вся территория нашей страны. Это не просто какой-то пограничный район или экономический вопрос, представляющий интерес для каких-либо соседей. Это претензия глобальная. Претензия на обладание властью и решение чужих судеб по своему усмотрению. Это декларация права вмешиваться в дела любой страны. И право это подкреплено мощнейшей военной силой. А также желанием и волей эту силу применять везде, где заблагорассудится – примеров не счесть. В противостоянии с этой силой один раз уже пала наша страна. И так уж получается, что от противостояния с этой силой не уйти и сейчас.

Справедливости ради надо упомянуть ещё двух немаловажных кандидатов на роль вероятного противника. Таковыми многие считают быстро растущий и крепнущий в военном аспекте Китай и международный интернационал радикальных исламских организаций.

Китай вполне соответствует первому критерию вероятного противника. Военный потенциал – уже угроза, несмотря на любые имеющиеся сейчас намерения. То, что сейчас этот потенциал значительно ниже наших возможностей по военному ответу – только ставит Китай в разряд не самых насущных угроз. Но вот на соответствие второму критерию – Китай уже подходит не сильно. Он уступает в агрессивности многим другим, значительно менее сильным странам. Предпочитает экономическую экспансию и дипломатию силовым методам в политике. Часто уступает свои интересы там, где «начинает пахнуть жареным». И больше склонен ждать более благоприятных обстоятельств, чем немедленно решать спорный вопрос в свою пользу. Да и само наращивание им военной мощи спровоцировано больше угрозой безопасности для стратегических торговых путей, чем агрессивными амбициями. Вероятность агрессии со стороны Китая – где-то из разряда буйного помешательства. Более всего Китай заинтересован в длительном периоде мирного времени, от которого зависит продолжение его экономического роста. И менее всего заинтересован в участии в какой-либо войне, особенно с Россией, поскольку она автоматически нанесёт Китаю непоправимый ущерб. И по третьему критерию Китай не попадает в разряд самого вероятного противника. Да, его экономические интересы весьма глобальны. Но они не противоречат интересам России, а даже совпадают по основным направлениям. Более того, в сложившейся ситуации у нас с Китаем есть предпосылки для более тесного сотрудничества, вплоть до союзнических отношений, что стало бы полезно и нам, и Китаю. И стало бы страшным сном для нашего общего противника.

Естественно, нынешнее положение может измениться. Но только в отдалённой перспективе. Вероятность китайской угрозы не стоит ни игнорировать, ни переоценивать.

Что же касается международных радикальных исламских организаций, то этот противник уже не столько вероятный, сколько реальный. Другое дело, что этого противника нельзя рассматривать как игрока самостоятельного. Международный террористический интернационал стал мировым явлением – только усилиями двух других сил. Одной из этих сил являются феодальные углеводородные монархии Персидского залива, без финансового обеспечения которых он быстро рассыплется на отдельные части, имеющие сугубо местные интересы и оттого не столь агрессивные. Другой – всё тот же западный военный блок, который использует радикалов и террористов, для ликвидации суверенных (самостоятельных) государственных образований. Но этого противника стоит рассмотреть отдельно и очень внимательно.

Итак, ответив на первый из трёх вопросов, поставленных в начале, мы определили круг внешних угроз и вероятных противников. Теперь мы можем перейти к самым интересным вопросам. Как будет действовать наш вероятный противник? И, что мы должны этому противопоставить?

Продолжение следует

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Россия»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины