Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Москва закидывает широкую сеть в Средиземноморье (“Asia Times online ”, Китай)

7 марта 2013
Источник: "Переводика"

Когда-то была забытая эпоха, завершившаяся немногим более четырех лет назад, когда обычно заявлялось, что Кремль использует энергоресурсы как "инструмент геополитики". Это восприятие угрозы распространялось "хладовоинами" в Соединённых Штатах, главным образом, с целью предостеречь Европу против её растущей зависимости от российских поставок.

Москве приписывали способность влиять на политику Западной Европы при наличии скрытых замыслов, чтобы саботировать трансатлантическое партнёрство. 

Между тем незамеченная или негласная энергетическая геополитика подверглась трансформации. Президент в Белом доме, Барак Обама, не тратил попусту время на соперничество из-за каспийских энергоресурсов. У него нет особого любовного романа с Большой Нефтью в отличие от его предшественника в Овальном кабинете.

Посол Ричард Морнингстар, спецпосланник Соединённых Штатов по Каспийскому региону, тихо оставил передний план, и его место медленно занимает "рынок". Если у энергетического бизнеса Европы с Россией сегодня неопределённые перспективы, то это больше связано с экономическими причинами, чем с мессианским рвением диверсифицировать её источники импорта. 

Эпоха Билла Клинтона в энергетической геополитике Каспия, которая проходила и через президентство Джорджа У. Буша, наполненная большим духом соперничества из-за статуса России как энергетического центра влияния, уходит. Это один из посылов, который можно извлечь из объявления во вторник в Москве, что дочерняя структура российского энергетического гиганта "Газпром" подписала 20-летнее соглашение с Levant LNG Marketing Corp. о разработке израильского газового месторождения "Тамар" на шельфе в Средиземном море.   

Россия смотрит на восток

Сделка по "Тамар", без сомнения, переписывает основы геополитики энергетической безопасности. Но, прежде всего, каковы факты на местах?

"Тамар" - это одно из двух крупных шельфовых газовых месторождений в Израиле у побережья портового города Хайфа, другим является месторождение  "Левиафан". Запасы газа "Тамар" оцениваются примерно в 270 миллиардов кубометров (в то время как потенциал "Левиафана" оценивается примерно в 450 миллиардов кубометров). 

Плавучий проект СПГ (ПСПГ) "Тамар", который, как ожидается, будет введен в эксплуатацию в 2017 году, является одним из первых проектов такого рода в мире и будет сжижать газ с израильского месторождения "Тамар" и с месторождений меньшего размера "Далит" на плавучем заводе по производству СПГ со скоростью 3 миллиона тонн в год, что равняется 84 миллиардам кубометров газа в течение 20-летнего периода сделки с "Газпромом", приблизительно 30% оцениваемых резервов "Тамар".   

Соглашение предусматривает, что "Газпром" предоставит финансовую поддержку для разработки проекта ПСПГ посредством покупки акций или финансирования, которое, как ожидается, будет значительным. 

Соглашение позволяет "Газпрому" эксклюзивно закупать СПГ у проекта "Тамар", что означает расширение экспорта СПГ и торгового портфеля российской компании. Один высокопоставленный чиновник "Газпрома" заявил, как его цитируют, следующее: 

Это важная веха для укрепления позиции "Газпрома" на глобальном рынке СПГ. Мы уверены, что эта сделка не только поможет укрепить и диверсифицировать портфель СПГ "Газпрома", но также поможет ... развить наш успех в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где мы недавно заключили долгосрочные и среднесрочные сделки с многочисленными партнерами в Индии и в северо-восточной Азии. 

Согласно Международному газовому союзу, Россия являлась восьмым крупнейшим в мире экспортером СПГ в 2011 году. Очевидно, что эта сделка является большим шагом в сторону укрепления позиции "Газпрома" на растущем азиатском рынке СПГ. Президент Владимир Путин призвал на прошлой неделе к тому, чтобы Россия предприняла больше усилий в сфере СПГ, чтобы диверсифицировать свой газовый экспорт, который сконцентрирован на слабом европейском рынке.   

Сделка позволит "Газпрому" (являющемуся крупнейшим в мире производителем обычного природного газа) напрямую экспортировать на рынки с высокими ценами Японии, Южной Кореи, Китая и Индии, которые недоступны посредством трубопроводов. В октябре "Газпром" подписал 20-летнее соглашение с индийской компанией GAIL о поставках ежегодно 2,5 миллионов метрических тонн СПГ с началом поставок в 2019 году.

На данный момент у России имеется только один экспортный завод СПГ (Сахалин-2, где "Газпром" работает вместе с Royal Dutch Shell и Mitsui), который обеспечивает поставки в Южную Корею и Индию. "Газпром" объявил на прошлой неделе, что принято решение построить завод СПГ во Владивостоке на российском Дальнем Востоке для поставок газа в Азиатско-Тихоокеанский регион.   

Кстати, сделка во вторник также заключена в переломный момент, когда "Газпром", по-видимому, сражается за свою традиционную монополию на экспорт российского газа против влиятельных соперничающих деловых интересов, работающих в византийских коридорах власти в Кремле, которые также требуют права экспортировать СПГ. 

Однако настоящее значение этой сделки заключается в перекраивании геополитики восточного средиземноморского региона, который также находится в данный момент на острие "арабской весны". Проект "Тамар" реализуется консорциумом, в котором доминируют израильские компании - Delek Drilling, Avner Oil Exploration, Isramco Negev-2 и Dor Gas - в которой американская нефтяная компания Noble владеет долей в 36%. (Noble также имеет 39,7% долю в месторождении "Левиафан"). То есть и "Тамар", и "Левиафан" фактически являются американо-израильскими предприятиями, и сделка "Газпрома" не могла состояться без согласия американских и израильских партнеров.   

"Газпром" также рассматривал участие в израильских газовых месторождениях "Левиафан". "Левиафан", как ожидается, вступит в строй в 2016 году. И за этим стоит реальная история. По-видимому, у российского президента Владимира Путина были на уме большие замыслы, когда он выбрал Израиль как одну из первых стран для визита в июне вскоре после возвращения в Кремль в результате последних президентских выборов.  

Иначе говоря, июньский визит подчеркивает то, насколько обнаружение Израилем крупных газовых месторождений в восточном Средиземноморье означает тектонический сдвиг в геополитике региона. Москва видит большое окно возможностей постольку поскольку "Левиафан" распространяется и на южные воды Кипра. Компания Noble Energy, сделавшая израильские открытия месторождений, также является ведущим игроком в разведке недалеко от побережья Кипра и уже обнаружила запасы, оцениваемые в 7 триллионов кубических футов на месторождении "Афродита", которое находится всего в 25 милях (40 километрах) к западу от "Левиафана". Здесь возникает необходимость для Израиля и Кипра объединить их усилия.

Это вызвало всплеск визитов высокого уровня между двумя странами, у которых, что любопытно, есть еще кое-что общее - напряженные отношения с Турцией. Анкара являлась ранее стратегическим союзником Израиля, пока два года назад они не отдалились, так как исламистское руководство Турции посчитало выгодным дистанцироваться от Тель-Авива, чтобы улучшить свой имидж как "модели" для стран нового Ближнего Востока, возникающих из "арабской весны".  

Неудивительно, что Турция в ярости оттого, что Израиль объединяется с ее заклятыми врагами - Кипром и, соответственно, Грецией, и пригрозила использовать военную силу, чтобы остановить бурение недалеко от южного побережья Кипра. У Анкары также проблема с экспортом российских энергоресурсов в целом, так как у нее есть собственные притязания на роль основного энергетического узла между западом и востоком.   

Глобальная картина

И здесь на сцене появляется Россия. Российско-турецкие отношения переживают трудный период в настоящее время, при этом у России исторически близкие связи с Кипром и Грецией, которые являются приверженцами православной веры.

Между тем в последние годы российские компании также сделали крупные вложения в Кипр. Показателем растущей российской доли в кипрской экономике - а также доброжелательного восприятия Никосией российского покровительства - является то, что Путин предложил этой стране займ в 3,5 миллиарда долларов в 2010 году, чтобы поддержать ее банковский сектор. 

Так как кипрская экономика страдает от последствий экономического кризиса в Греции, Никосия обратилась к Кремлю за новой помощью в размере 5 миллиардов долларов. Москва раздумывает. Путин предлагает, чтобы Россия присоединилась к любому плану помощи Европейского Союза для Кипра.

Москва учитывает то, что открытия газовых месторождений превратили Кипр из простого средиземноморского удаленного острова и налогового убежища для тертых российских бизнесменов в потенциальную региональную энергетическую державу. Эксперты считают, что запасов газа Кипра может хватить на два столетия при его текущем уровне потребления.

Более того, Россия не может позволить себе, чтобы Израиль и Кипр объединились для развития их отношений и для экспорта газа на европейский рынок, так как это затронет традиционный бизнес "Газпрома" как ключевого поставщика Европы. Морская зона Израиля граничит с зоной Кипра, и месторождение "Левиафан" простирается на южные воды Кипра, и есть планы объединить израильский и кипрский экспорт газа в Европу через Грецию. Учитывая ее крепкие связи с Кипром и растущее влияние "российского лобби" в израильской политике, Москва маневрирует, чтобы получить возможность транспортировать большую часть газового экспорта, который может поступать с месторождений "Левиафан".  

Собственно говоря, у Москвы есть глобальная картина энергетической карты восточного Средиземноморья. Ее недавние шаги с целью культивирования отношений с Ливаном и ее твердую позицию по Сирии можно рассматривать по крайней мере частично в этом свете. Россия пригласила в конце января ливанского президента Мишеля Сулеймана посетить Москву.

Трехмерная сейсморазведка показывает, что в Ливане, возможно, есть крупные газовые месторождения в его морской экономической зоне, которые могут оказаться даже крупнее, чем потенциал на шельфе Кипра. Сирия также находится вблизи этой морской прибрежной зоны. Достаточно сказать, что Геологическая служба США оценивает, что в Левантийском бассейне (который простирается от Сирии через воды Ливана, Израиля, Кипра, сектора Газа и Египта) содержится 122 триллиона кубических футов газа и около 1,7 миллиардов баррелей нефти.   

"Де-идеологизированное возвращение"

Это не является большим секретом, что политика конфликта Леванта пересекается с глобальными энергетическими стратегиями. Израиль не захочет, чтобы его экспортные возможности ограничивались Россией, так как "Тамар" и "Левиафан" представляют для него шанс "один-на-миллион" развивать дружеские отношения и выйти из своей изоляции. Но сделка по "Тамар" показывает, что Израиль может быть очень прагматичным, если от Москвы поступают правильные встречные предложения.

Какими будут российские встречные предложения, покажет время. Израильское правительство пока еще не одобрило сделку "Газпрома" в отношении месторождения "Тамар". Однако израильская пресса сообщает, что критерии для иностранных инвестиций в газовое месторождение "Левиафан" - опыт работы в сфере разработки природного газа, комплексная подготовка СПГ и т.д. - подозрительно намекают на то, что "Газпром" получит долю в проекте.   

По приблизительной оценке Израилю потребуется одна только экспортная инфраструктура на 10 миллиардов долларов. Неудивительно поэтому, что слухи о сделке с "Газпромом" не затихают.

Разумеется, израильтяне будут договариваться о наиболее выгодной сделке, которая наверняка будет включать политические элементы. Израиль открыто заявляет о своей заинтересованности сократить стратегические связи России с Ираном, особенно в сфере продажи вооружений. Израиль надеется, что Россия поспособствует достаточно гладкой "смене режима" в Сирии, чтобы добиться перемен, которые не дестабилизируют регион в ущерб Израилю. 

Однако с учетом всего вышеизложенного Россию, по-видимому, трудно не допустить к энергетическим резервам Восточного Средиземноморья, особенно если план заключается в строительстве установки для сжижения газа на Кипре, где будет обрабатываться и затем экспортироваться газ, полученный с израильского месторождения "Левиафан" и кипрского "Афродита" - за что ратует компания Noble Energy. 

Наибольшим преимуществом России является то, что она находится в уникальном положении, чтобы ориентироваться в неспокойных водах Восточного Средиземноморья, где полно споров по поводу морских границ и эксклюзивных экономических зон - между Грецией и Турцией, Израилем и Ливаном, Кипром и Турцией и недавно между Сирией и Турцией. 

"Де-идеологизированное возвращение" пост-советской России на Ближний Восток в матрице, в которой постоянными являются только ее интересы, а все остальное преходяще и может обсуждаться, уже приносит результаты, как о том наглядно свидетельствует сделка по "Тамар". В конце концов, это непростое дело - культивировать дружбу с Израилем, с одной стороны, и с Ираном, Сирией и Ливаном с другой, с Кипром и Грецией - с одной стороны, и с Турцией - с другой, и заставить почти всех их чувствовать, что их связь с Россией является особенной.  

Оригинал: "Moscow casts wide net in Mediterranean

Посол М.К. Бхадракумар являлся карьерным дипломатом во внешнеполитической службе Индии. Он работал в Советском Союзе, Южной Корее, Шри-Ланке, Германии, Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Кувейте и Турции.

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 3 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Россия»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины