Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Россия

Ирано-пакистанский газовый союз: хорошая новость для России, беда для США - Александр Собко

Источник: "ОДНАКО"
23.02.2013

Александр Собко. Закончил химический факультет МГУ, к.х.н. В настоящее время журналист. Сфера интересов – нефть, газ, энергетика. Блог в ЖЖ – obkos.livejournal.com

В течение последнего года ангажированные СМИ и некоторые блоггеры пугают нас скорым появлением дополнительных порций катарского газа на европейских рынках (или выходом в Европу газа иранского), в результате чего «Газпрому» пришлось бы потесниться или уступить в цене.

Напомним: ещё в 2009 году Иран заявил о планах по строительству газопровода Иран-Ирак-Сирия, с тем, чтобы на сирийском берегу построить заводы по сжижению и экспортировать СПГ в Европу. Тогда этот проект был намного более реален, чем сейчас, хотя уже были видны очевидные проблемы: необходимо было договориться с Ираком и дождаться стабилизации обстановки в этой стране, да к тому же мешал режим санкций против Ирана. Так или иначе, быстрой реализации не получилось.

В следующей раз обсуждение этой темы стало набирать обороты одновременно с нарастанием нестабильности в Сирии. По одной из версий, интерес Катара в смене власти там был связан и с тем, чтобы не позволить Ирану вывести свою трубу на побережье. А кроме того -- c планами в будущем построить вместо иранской свою трубу. Действительно, такой интерес Катара более чем вероятен. Другое дело, что даже в случае смены власти в Сирии строительство катарской трубы было бы возможно только в долгосрочной перспективе. Ведь в любом случае уровень нестабильности как минимум несколько лет, а возможно и значительно дольше, не позволил бы поддерживать в безопасности подобный газопровод.

Так или иначе, режим Башара Асада, похоже, устоял, а значит, акценты в этой «страшилке» вновь сместились от катарского к иранскому газопроводу. В свою очередь, Иран действительно плотно взялся за продвижение своего проекта, и не исключено, что газопровод будет построен. Однако теперь газопровод претендует на региональный статус. Помимо Ирака, и Сирии, к нему может в будущем подключиться Иордания и другие страны. В то же время о будущем экспорте в Европу речь если и идет, то как о некой абстрактной перспективе. И это действительно логично.

Во-первых, в той или иной степени сохраняющаяся в Сирии нестабильность по-прежнему несёт риски для развития такого масштабного проекта, как завод по сжижению вместе с транзитным газопроводом. Кто бы ни победил в Сирии, другая сторона в любом случае уйдет в оппозицию со всеми вытекающими последствиями. Кроме того, возможно, Иран не хочет портить отношения с Россией, учитывая своё и без того непростое международное положение. Спекуляции на эту тему можно развивать достаточно долго.

Но главное, на наш взгляд, здесь то, что у Ирана и без Европы появился новый рынок сбыта. Точнее, он был всегда, но именно сейчас иранский выход на этот рынок переходит от стадии проектов к реальному строительству «трубы». Речь, естественно, о восточном направлении. Пока – только в Пакистан.

Излишне говорить, что пакистанский вектор иранского газового экспорта полностью отвечает интересам России. Во-первых, повторимся, он уводит иранский газ с западного направления на восточное. При этом у нашей страны нет прямых интересов, связанных с экспортом в Пакистан своего газа. Ясно, что о трубопроводе в Пакистан речи быть не может. Что касается СПГ, то пока в Пакистане нет даже терминала, хотя разговоры о строительстве ведутся достаточно давно.

Но главное, Пакистан – это очень перспективный рынок для иранского газа.

Страна добывает в год около 40 млрд кубометров, а в потреблении пока полностью полагается на свои источники. Потенциал роста здесь огромный. Причём это совсем не тот «абстрактный» рост, как в Китае, или Индии, который появляется по мере развития экономики. В отличие от этих стран, Пакистан живет в режиме жесткого дефицита газа. Из-за этого страна регулярно сталкивается с «веерными» отключениями электричества. Более того, из-за нехватки электроэнергии Пакистан ежегодно недосчитывается нескольких процентов ВВП, а даже экспортно-ориентированные отрасли промышленности недополучают миллиарды долларов. Сейчас этот дефицит достигает 25 млрд кубометров в год и в дальнейшем, если не принимать мер, он будет только расти: к 2016-2017 годам он вырастет до 35 млрд кубометров в год. В подобных обстоятельствах Пакистан может быстро акцептировать значительные объемы иранского газа.

Последний вопрос, который нам нужно рассмотреть - почему газопровод, о котором говорилось уже как минимум десятилетие и заинтересованность обеих сторон в котором очевидна, становится реальностью именно сейчас? Долгие годы Пакистан откладывал реализацию проекта под давлением США, которые, очевидно, не заинтересованы в подобном развитии событий. И скорое начало строительства уже вызывает у американцев лёгкую истерику.

Напомним, что Пакистан принадлежит к числу стран с так называемой двойной лояльностью, то есть сохраняет союзнические отношения и с США, и с Китаем. Но теперь есть основания предполагать, что лояльность в значительной мере сместилась в сторону Китая. Мы делаем такой вывод, конечно, не только из-за игнорирования «советов» Вашингтона по иранскому газопроводу. Гораздо важнее еще одно событие уходящей недели. В управление китайской Chinese Overseas Port Holdings передан пакистанский глубоководный порт Гвадар, являющейся, без всякого преувеличения, стратегическим в регионе. Хотя Китай и заявляет, что это событие - «чистая экономика», аналитики напротив уверены, что в дальнейшем Пекин сможет размещать здесь свои военно-морские силы, то есть фактически создаст базу в этом ключевом регионе. Комментарии, как говорится, излишни.


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.