Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Россия

Перед Путиным стоит такой же выбор, как перед Сталиным

13.09.2012

Либо Россия быстро преодолеет отставание от передовых стран, либо ее уничтожат

Уже не только Путин, но даже и Медведев все чаще поминает советский период не для осуждения тоталитаризма (у Путина его почти и не было, а у Медведева такие нотки не просто проскальзывали, но явно наблюдались), но чуть ли не в полувосхищенных тонах. Если Путин с самого начала вернул музыку гимна и почти сделал красное знамя знаменем вооруженных сил, то Медведев хотя и редко, но уже по нескольку раз в год напоминал своим подчиненным о том, что с ними было бы и при Сталине, да и в более либеральные поздние времена.

Чуть ли не в течение одной недели теперь Путин объявил, что стране нужен рывок, подобный советскому индустриализационному рывку 30-х гг., а Медведев объяснил Роскосмосу, что в отношении ответственности и жесткой дисциплины в космической отрасли все должно быть точно так же, как и в те времена, когда она создавалась. А начинала она создаваться не только при Сталине, но и при активном участии Лаврентия Берии.

Причем несложно догадаться, что как для Путина, так и для Медведева это явно не проявление прокоммунистических и тем более просталинских симпатий. Тут совсем иные причины и проявление иных закономерностей. Среди них, конечно, и известный парадокс, когда самый убежденный либерал (даже в самом хорошем смысле слова), придя к реальной власти и начиная пытаться организовать какое-либо практическое начинание, вдруг начинает срываться и как минимум в кругу своих близких рычать: «Пороть! Всех пороть!».

Франклин Рузвельт поступал со своими политическими противниками подчас более беззастенчиво, чем Сталин. А братья Кеннеди потому и были прозваны в США «розовыми», что были в восторге от советской политической системы: Роберт, посетив СССР, вообще прямо заявлял, что США было бы неплохо обратиться к практике существования одной ведущей партии.

Либералом вообще комфортно быть в жесткой системе, ибо в ней ты славишься терпимостью и логикой на фоне прямолинейных авторитариев, но именно их жесткость делает твои вольности безопасными для системы и даже выгодными ей. Но когда твоя комфортность и удобство твоей позиции приводят к тому, что такими становятся все ее представители, оказывается, что система недееспособна и никто уже не может и не способен решать в ней те задачи, которые ей объективно приходится решать.

Если в системе нет тех, кто способен размышлять, она ржавеет и падает при первом сильном толчке. Но когда все ее носители начинают только думать и размышлять – преимущественно на тему о том, как бы сделать систему такой, чтобы она работала «сама по себе» без волевых напряжений и авторитарных посылов руководителей, – она растворяется и рушится уже и без особо сильных толчков.

Кто-то в оркестре должен не играть, а дирижировать. Но если дирижерами становятся все – оркестр не сыграет ни ноты. А если каждый начнет одновременно и играть, и дирижировать, то нот будет много, но расслышать не удастся ни одной.

Путин и Медведев, так или иначе, начинают благосклонно поминать Сталина просто потому, что они объективно встают перед проблемой решения задач, аналогичных тем, которые решали Сталин и советская экономика. Переход к форсированному варианту индустриализации был принят не от романтического нетерпения. Международная обстановка показала, что выбор ограничен: либо прорваться, либо сомнут.

1931 год: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

Колоссальной и трагической ценой прорвались. Может быть, можно было прорваться меньшей ценой. Спорить об этом можно, но с точностью проверить – нельзя. Прорвались – ценой крови, лишений и напряжения. А потом – глупостью одних, предательством других, наивностью третьих – отдали все, за что когда-то так дорого заплатили. Это было тем более глупо (и не только глупо, но и аморально), что отдали не только результаты, но и заплаченную цену, потому что сделали ее заплаченной понапрасну.

Те, кто все это отдавали и разрушали, утверждали, что за достигнутое заплачено десятками миллионов жизней. Про последнюю цифру они лгали, и лгали вполне сознательно. Но если бы они были и правы – какой мерзостью и подлостью нужно было обладать, чтобы отдать оплаченное ценой десятков миллионов жизней? А та нелепая организация, которую создали вместо прежней, не только обошлась еще в примерно полтора десятка миллионов жизней (если не больше, причем уже не выдуманных, а реальных), но еще и, как оказалось, работать не хочет и не может.

«И сочтется в тоске про себя напевать: «Было время – в подвалах живали. Было время – и цены снижали. И текли, куда надо, каналы, и в конце, куда надо, впадали»...

Россия опять отстала. Если и не на 100 лет, то как минимум на 50. И опять в мире кризис, и опять – нарушение баланса сил, и опять – назревающий передел... Воедино слились ситуация предвоенных лет, когда нужно было создавать индустрию, и ситуация конца 40-50-х, когда нужно было создавать атомное оружие и стратегические ракеты, т. е. овладевать технологиями космоса.

Отставание – как за 10 лет перед войной, разрушения – как после войны. И состояние политической системы – как в канун Первой мировой войны.

И кого тут вспоминать и поминать добрым словом? Хотелось бы Леонида Ильича с его относительным (выше нынешнего) благополучием и комфортом. И чтобы «ни одна ракета в мире не могла взлететь без нашего на то соизволения». Но... нет ни его армии, ни его стратегического паритета.

Горбачева или Гайдара – просто бесполезно с любой точки зрения.

Тянет вспомнить Столыпина, но хорошо, если тянет вспоминать его гордое «Нам нужна великая Россия», а вот если вспомнить итоги реформ и Киевский театр – то ни в личном, ни в политическом плане не вдохновляет.

И остается опять в том или ином виде повторять: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

И никуда не деться. Либо повторить в новой ситуации одновременно и то, что было сделано в 30-е, и то, что было сделано в 40-50-е, либо действительно сомнут, даже не проверяя, сжег ты свой партбилет члена КПСС или просто спрятал. Потому что сминать будут не за партбилет, а за паспорт. И не из-за пресловутой русофобии, а из экономического интереса: если у тебя нет силы удержать то, что у тебя еще осталось, то при переделе это будут отбирать. Потому-то переделы мира осуществляются не по праву или справедливости, а по силе.

Российская элита может любить СССР и социализм, а может их не любить. Но у нее достаточно жестко детерминированный выбор и срок: либо за 10 лет создать «второй СССР», либо ее сомнут вместе с страной, в которой она сегодня правит.

Правда, чтобы сделать то, что сделали люди 30-х годов в 30-е годы, нужно суметь самим стать подобными людям 30-х годов...

Справка KM.RU

«По сути, нам предстоит совершенствовать весь механизм ОПК, нужно совершить такой же мощный, комплексный прорыв в модернизации оборонных отраслей, как это было еще в 30-е годы прошлого века. Нужно будет освоить наукоемкие, базовые и критические технологии для выпуска современной конкурентоспособной продукции. И на этой основе обеспечить опережающий научно-технический задел для серийного производства перспективных систем вооружения и военной техники, производства в необходимом количестве и с высоким качеством» (В.Путин, выступление на расширенном заседании Совета безопасности, 31 августа 2012 г.). «Жесткая дисциплина – ее никто не отменял: она была в советские времена, она должна быть и сегодня» (Д.Медведев в ходе совещания по развитию космической отрасли, 10 сентября 2012 г.).

KM.RU

Сергей Черняховский

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.