Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Украина из Европы: здравствуйте, у нас геморрой...

22 июня 2016
<
Увеличить фото...  
Источник: "Версии"

В аэропорту Кельна прибывающих встречает огромный фотопостер с умильными лемурами. И никаких намеков на события новогодней ночи 2016-го, когда толпы мигрантов насиловали женщин. В аэропорту Киева на паспортном контроле гостей и сограждан приветствуют плакатом с кулаком на красном фоне и надписью «Стоп коррупция, мы строим новую страну, взяток не давать» и т. п.

Пересказываю по памяти, так как фотографировать плакат, в отличие от лемуров, нельзя. Режимный объект. И я вот думаю: в свете евроинтеграционных потуг Украины хорошо или плохо хвастаться своими болячками? Типа, пардон, у нас геморрой и алкоголизм одновременно. Но мы с этим боремся. Поэтому просьба не наливать и не приглашать присаживаться...

Похоже, единственное, в чем преуспела Украина, это в уродовании собственного имиджа. Помню, в начале 2000-х, когда я ездила во Францию на мероприятия, связанные с FATF, на слово «Украина» вообще никак не реагировали. Помогали подсказки: часть бывшего СССР, возле России, Чернобыль, футбол, Шевченко. В Германии, говорят, хорошо действовало слово-пароль «Кличко». Сразу понимали, о какой территории идет речь.

После «оранжевой революции» 2005 года Украина оказалась в одном ассоциативном ряду с революционными Сербией и Грузией, позднее туда добавились Тунис и Египет. Но не надо обольщаться. Как арабская весна давно забылась, уступив место исламскому терроризму, ИГИЛ, взорванным самолетам и т. п., так и о мессии Ющенко никто в Европе не помнит. Все бонусы, которые можно было извлечь из той информационной кампании, давно и бездарно растрачены.

Вот Сирия у всех на устах. И то, что Россия выиграла в Сирии, хотя и проиграла в футбол, тоже знают почти все. И вообще, Россия и Путин – это такие же бренды, как BMW и H&M. Пусть они далеко не всем нравятся, но сомнения в их устойчивом существовании в мозгу среднего европейца уже нет.

А Украина? Украина – это какой-то мелкий непонятный монстрик. Что-то среднее между Боливией и Албанией. То есть территориально, конечно, ближе к Албании. Но ментально, видимо, к Боливии. Или Гондурасу. В общем, страна в стиле Хичкока.

Что самое забавное, еще три года назад нас так не воспринимали. Украина наряду с Молдовой, Румынией и Балканами была полуевропейской страной второго эшелона. Евро-2012 оказалось самой успешной промоушн-кампанией в новейшей истории.

У нас никогда не было массового иностранного туризма, как минимум за пределами курортных зон (Крым, Одесса, Закарпатье), да и там далекое зарубежье составляло мизерный процент отдыхающих.

А тут в крупные украинские города приехал многотысячный евро-десант: пусть весьма специфический, но зато «аутентичный». Европейцы увидели новый, действительно современный аэропорт, нормальные дороги, небоскребы, торговые центры, хороший стадион, дешевое пиво и приветливое, пусть и необразованное (в плане английского языка) местное население.

В принципе, с этой точки можно было бы стартовать дальше. Конечно, до Рима, Парижа и Барселоны Киеву со Львовом не дотянуть никогда, но составить конкуренцию Кракову или даже Кельну с его знаменитым собором, музеем Людвига и Музеем шоколада мы бы частично могли. Все-таки Киево-Печерская Лавра, Святая София, пейзажная аллея и Андреевский спуск – достаточно неплохой набор для уик-энда.

Но всем надо заниматься. А мы не занимались. Мы не думали о том, чтобы привлечь в Украину дешевых авиаперевозчиков, чтобы наладить вменяемую и безопасную систему трансфера от аэропорта до центра города, развить сеть недорогих отелей и хостелов.

Перед Евро-2012 гостиничный бизнес получил льготы, но потом их у него забрали. Выбраться из аэропорта в Киеве без напряга до сих пор может только местный, который знает, как вызвать такси, где останавливается автобус до станции метро «Харьковская» и почему не надо садиться в машину с людьми героического партизанского вида. Вечная память убитому водителю с сервиса Bla-bla-car. Растерянного иностранца (предупрежденного о том, что в стране идет борьба с коррупцией, и взятка – это преступление) сразу по выходу из зоны прилета встречает толпа «грачей», чей вид (а летом еще и запах) уже вызывает опасение.

Сложите все это вместе, и вы поймете, почему на наших улицах нет иностранных туристов. В-О-О-Б-Щ-Е! Но дело не в только в туристах. Бог с ними. Как-то переживем. Проблема в том, что за последние два года мы настолько демонизировали свой собственный имидж в глазах европейцев, что Карабах и раннее Косово нервно курят в углу.

Собственно, итоги пресловутого референдума в Нидерландах – это и есть ответ на вопрос, что о нас думают в Европе сейчас. Подчеркиваю – сейчас. Не два года назад, когда нам аплодировали за «революцию гидности» и выдавали экономические преференции на экспорт в Евросоюз, а именно в текущий исторический момент.

А думают о нас, увы, все хуже и хуже. И, прежде всего, потому, что мы сами об этом позаботились. На Западе много пишут о немыслимой коррупции в Украине. Точнее, о борьбе с ней, которая пока не приносит должных результатов. Пишут о Саакашвили и люстрации. Об арестах. О войне и личных данных западных военных журналистов, которые зачем-то опубликовали в Украине. Точечно, но регулярно ворох негативного хлама вываливается в иностранные СМИ. Причем, судя по всему, пишут наши райтеры в рамках МИДовского проекта улучшения имиджа страны. И, не исключено, еще и платят за это деньги местным рекламщикам.

Результат не заставил себя ждать. Мне уже не задавали вопрос: Украина – это где? У меня с тревогой спрашивали: ну, как там у вас? Что происходит? Какие последние сводки с полей? Много ли коррупционеров посадили? Закончилась ли война и чьей победой? С сочувствием реагируют на слово «люстрация». Но это чисто немецкая штука – они пережили аналогичный этап после воссоединения восточных и западных земель. И, пережив, посчитали лучшим забыть то время охоты на ведьм, простить друг друга и жить с чистого листа.

К слову, очень характерная для европейцев черта не зацикливаться на неприятностях, которые уже произошли. Я не случайно выбрала первым адресом своего путешествия неплохо знакомый Кельн. Именно тут в новогоднюю ночь 2016-го был навсегда «убит» политический рейтинг канцлера ФРГ Ангелы Меркель, которая сначала «выкормила» кризисную Грецию, а потом открыла двери Германии для сирийских беженцев.

Для справки. Напомню, что в толпу празднующих Новый год горожан влилась группа из 1000 мужчин, главным образом выходцев из Северной Африки, которые устроили нападения на женщин. В полицию города до 12 января 2016 года поступило свыше 650 заявлений на грубые сексуальные домогательства и около 1000 – на грабежи и телесные повреждения. Помимо Кельна схожие инциденты имели место как в других городах Германии (Берлин, Гамбург, Дюссельдорф, Штутгарт), так и в Швейцарии (Цюрих) и Австрии (Зальцбург). Но не в таком масштабе.

Правда, позднее выяснилось, что в массовых нападениях на женщин во время новогодних праздников на центральной площади – между вокзалом и Кельнским собором – зачинщиками были не сирийцы, а выходцы из Северной Африки, прибывшие в Германию много лет назад и уже получившие германское гражданство.

Теперь, спустя полгода, ничего не напоминает о произошедшем. Полиции стало больше, и она выглядит более сосредоточенной. Мигрантов и бомжей визуально меньше. Но и раньше их было не слишком много. Так называемый турецкий квартал, который начинается прямо от вокзала, выглядит безопасным и дружелюбным. В супермаркетах идет бойкая торговля недорогими продуктами, в кафе сидят люди, ассортимент свадебных платьев в турецких бутиках расширился еще больше. Лето, сезон...

В Кельне не говорят о том, что произошло в новогоднюю ночь. Но выводы сделали. Глава полиции Кельна Вольфганг Альберс был досрочно отправлен на пенсию. Его место занял Юрген Матиес, о котором говорят как об одном из лучших сыщиков современной Германии.

Он тут же объявил о материальном вознаграждении за любую полезную информацию о новогодних событиях. Объявления полиции на немецком и арабском языках о вознаграждении за помощь в расследовании бесчинств появились всюду, где компактно проживают мигранты, и тут же дали результат. Спустя месяц, 12 февраля 2016 года, он смог рассказать в интервью немецкому журналу Focus подоплеку «кельнского шабаша».

По его словам, массовые нападения на женщин в Кельне в новогоднюю ночь были организованны с помощью социальных сетей, анонимными координаторами, которые призывали арабов приехать в Кельн, где «будет большая вечеринка». Способ созыва единоверцев очень напоминает тот, который «разбудил» «арабскую весну»: закрытые группы в соцсетях, слова-шифры, пароли, явки и прочее.

Более того, неугомонный Матиес совместно с Федеральным ведомством уголовной полиции Германии создал специальную группу, которая изучила феномен «тахарруш», под которым в арабских странах понимается коллективное сексуальное домогательство, когда молодые мужчины окружают женщину, начинают кричать непристойные вещи, пытаться дотронуться и отобрать личные вещи.

Что характерно, такие случаи массово происходили, например, во время революции в Египте, где с 2011-го по июнь 2014 года на площади Тахрир изнасилованию подверглись 250 женщин, включая иностранных корреспондентов. А кто у нас стоял за «арабской весной»? Не Европа...

В общем, версия об американском (или каком-то еще) следе в кельнских события косвенным образом подтвердилась. Судя по всему, главной мишенью удара были не женщины на привокзальной площади Кельна, а одна женщина, в Берлине – Ангела Меркель. И ее рейтинг.

Невооруженным глазом видно, что в Европе создается новая мощная коалиция Германии с Россией. Бывшие враги во Второй и Первой мировых войнах возвращаются к более раннему историческому периоду (после Петра I), когда они были близкими союзниками. Игры Англии с референдумом о выходе из Евросоюза на самом деле призваны ослабить лидерство перманентного конкурента – Германии. Характерно, что на митингах в Германии, призывавших власти отреагировать на события в Кельне, были плакаты, призывавшие к диалогу с Россией. В том числе по вопросу сопротивления исламской угрозе.

И снова возвращаемся к вопросу создания образа врага из себя любимого. Кельнские события могли нанести сильный удар по международному имиджу Германии, если бы она... этого хотела. Они могли перевернуть жизнь обывателей, для которых случившееся стало тяжелым психологическим шоком: подобных происшествий до сих пор никогда не регистрировали.

Нужно было лишь педалировать в прессе вопрос, что власти ничего не делают, не разыскивают виновных, не защищают граждан, что жить в Германии становится опасно и нужно создавать отряды самообороны и выгонять мигрантов.

Подобные попытки раскачать лодку (как сказали бы русские) были, но их жестко пресекли. Турецкий квартал и дальше живет своей привычной жизнью. Кельнский собор облеплен туристами. Экскурсионные автобусы быстро заполняются.

В следующую новогоднюю ночь Матиес планирует создать в центре города "защитную зону", которая будет окружать Кельнский собор и поможет предотвратить возникновение паники в толпе, бросание петард в людей и обстрел ракетами Кельнского собора. Вывод: сильная страна справляется со своими недугами, слабая – демонстрирует их всему миру...

На фото: Кельнский собор – тишина и умиротворение; немного странная наружная реклама, трансляция футбольных матчей на вокзале – фанов нет; одни простые обыватели, которым пиво в пабе не по карману

Галина Акимова, Киев-Кельн-Киев

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Фунты, тугрики...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины