Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Уильям Энгдаль. Краткий экскурс в историю “нефтедоллара”

25 февраля 2016
<
Увеличить фото...  
Источник: "На линии"

Несомненно, понятие “нефтедоллар” слышали достаточно многие, уж слишком часто оно встречается в выпусках новостей. Мы также неоднократно касались этой темы в своих публикациях.

Но предполагая, что не все глубоко интересуются геополитикой, мы в настоящей статье хотим сделать небольшой экскурс в историю, чтобы рассказать широкому кругу читателей, о том, что такое “нефтедоллар” и как он возник. Данная статья написана на основе книги У. Энгдаля «Столетие войны: Англо-американская нефтяная политика».

Впервые идея создания «нефтедолларов» возникла во время нефтяного шока в 1973 году.

В том же году малоизвестная и довольно влиятельная группа банкиров из Атлантики, представителей нефтяных транснациональных корпораций, американских и европейских правительственных чиновников – около 84 отобранных членов – собралась на сверхсекретном заседании в гранд-отеле Saltsjöbaden, принадлежащем богатой шведской семье Валленберг (Wallenberg). Именно там в мае 1973 года Бильдербергский клуб обсуждал вопрос мировой нефти.

На заседании присутствовали англо-американские банкиры высшего звена и нефтяные бароны, в том числе Дэвид Рокфеллер (David Rockefeller) из Chase Manhattan Bank, барон Эдмон Ротшильд (Edmond de Rothschild) из Франции, Роберт Орвилл Андерсон из нефтяной компании ARCO, лорд Гринхилл (Lord Greenhill), председатель British Petroleum, Рене Гранье де Лильяк (René Granier de Lilliac), председатель французской компании Française des Pétroles, которая сегодня носит название TOTAL; сэр Эрик Ролл (Eric Roll) из S.G. Warburg, создатель еврооблигаций, Джордж Болл (George Ball) из Lehman Brothers, немецкий промышленник и близкий друг Рокфеллера, Отто Вольф фон Амеронген и Биргит Бройель (Birgit Breuel), ставшей впоследствии главой немецкой «Тройки», в составе которой она грабила активы бывшей Восточной Германии. Также присутствовал итальянский промышленник и близкий деловой партнёр Рокфеллера Джанни Аньелли (Gianni Agnelli) из FIAT.

На шведском заседании за закрытыми дверями, куда не допускалась пресса, обсуждалось грядущее 400%-е повышение цен на нефть ОПЕК. Вместо того чтобы обсудить возможность избежания такого шока для мировой экономики путём дипломатических переговоров с Саудовской Аравией, Ираном и остальными восточными нефтяными странами ОПЕК, присутствовавшие на заседании сосредоточились на обсуждении того, что они сделают с деньгами! Они обсуждали, как можно «вторично переработать» прогнозируемый четырёхкратный рост стоимости самого важного в мире товара.

В конфиденциальных протоколах заседания Бильдербергского клуба в Saltsjöbaden, которые я (Имеется в виду Уильям Энгдаль, цитируется по “Столетию войны” - прим. ред.) читал, обсуждалась опасность того, что в случае колоссального роста цен на нефть ОПЕК, «недостаточный контроль над финансовыми ресурсами нефтедобывающих стран может полностью дезорганизовать и подорвать мировую валютную систему». Также в протоколах шла речь об «огромном увеличении объёмов импорта с Ближнего Востока. Стоимость этого импорта будет чрезвычайно расти». Цифры, приведенные в ходе заседания в Saltsjöbaden американским консультантом по вопросам нефти Вальтером Леви (Walter Levy), продемонстрировали прогнозируемый рост цен на нефть ОПЕК почти на 400%.

Это стало началом того, что позднее Киссинджер назовёт проблемой «вторичной переработки нефтедолларов», значительного притока долларов от продаж нефти. Политика США и Великобритании – если быть более точным, политика Уолл-Стрит и лондонского Сити – заключалась в том, чтобы убедиться, что нефтяные страны ОПЕК инвестируют свои новообретённые нефтяные богатства в англо-американские банки.

Война Судного дня

В октябре 1973 года Война Судного дня между Израилем и коалицией арабских государств во главе с Египтом и Сирией, как и ожидалось, привела к тому, что саудовский король Фейсал (Faisal) осуществил свою угрозу наложения нефтяного эмбарго ОПЕК на Европу и США, обвинив их в снабжении Израиля оружием перед началом войны. Киссинджер и Уолл-Стрит на это рассчитывали.

В середине октября 1973 года, после начала войны, германское правительство канцлера Вилли Брандта (Willy Brandt) заявило американскому послу в Бонне, что Германия занимает нейтральную позицию в Ближневосточном конфликте, и как следствие, не позволит США пополнять запасы Израиля, используя немецкие военные базы. 30 октября 1973 года Никсон направил канцлеру Брандту резкую ноту протеста, вероятнее всего, составленную Киссинджером:

«Мы признаём, что европейцы в большей степени зависимы от арабской нефти, нежели мы, но мы не согласны с тем, что вы снижаете уровень своей уязвимости посредством отделения от нас в столь важном вопросе… Вы отмечаете, что данный кризис не являлся случаем общей ответственности Североатлантического альянса, и что цель военных поставок Израилю находится вне зоны ответственности Альянса. Я считаю, что мы не можем поставить на этом точку…» (Henry A. Kissinger. Years of Upheaval. Boston: Little, Brown, 1982)

Вашингтон не допустил того, чтобы Германия объявила о свой нейтральной позиции в Ближневосточном конфликте. Но, что весьма важно, Великобритании позволили чётко заявить о своём нейтралитете, и таким образом избежать наложения восточного нефтяного эмбарго. Таков англо-американский мир нефти.

В ходе крайне увлекательной личной встречи с шейхом Заки Ямани (Zaki Yamani), доверенным министром нефтяной промышленности Фейсала, которая прошла в Лондоне в сентябре 2000 года, Ямани рассказал мне о командировке в Тегеран в конце 1973 года. Она состоялась в преддверии декабрьского заседания ОПЕК. Ямани рассказал, что король Фейсал послал его в Тегеран поинтересоваться у шаха Реза Пехлеви (Reza Pahlavi), почему Иран настаивал на постоянном увеличении цен ОПЕК, которые составили бы 400% от довоенного уровня. Ямани сообщил мне, что шах ответил ему: «Уважаемый министр, если ваш король желает получить ответ на этот вопрос, скажите, что ему следует посетить Вашингтон и задать этот вопрос Генри Киссинджеру». (Частная беседа в Суррей, за пределами Лондона, состоявшаяся между автором и шейхом Заки Ямани в сентябре 2000 г.)

8 июня 1974 года Госсекретарь США Генри Киссинджер подписал соглашение о создании американо-саудитской Объединённой комиссии по экономическому сотрудничеству, в сферу полномочий которой входило «сотрудничество в сфере финансов». В декабре того же года помощник министра финансов США Джек Ф. Беннетт (Jack F. Bennett), впоследствии ставший председателем EXXON, в условиях строгой секретности подписал в Эр-Рияде соглашение с Агентством денежного обращения Саудовской Аравии (SAMA, центральный банк Саудовской Аравии). Целью SAMA являлось «установление новых отношений при посредничестве Федерального резервного банка Нью-Йорка путём осуществления операций заимствования с Министерством финансов. В соответствии с данным соглашением SAMA будет покупать ценные бумаги Министерства финансов США со сроком погашения минимум год», – пояснил Беннетт в докладной записке Госсекретарю Киссинджеру в феврале 1975 года. (International Currency Review, Vol. 20, no. 6, January 1991. Letter of Jack F. Bennett to Henry Kissinger, February 1975)

Теперь Вашингтон мог спокойно иметь практически неограниченный дефицит, зная о том, что саудитские нефтедоллары купят американский долг. В обмен на это Вашингтон пообещал саудитам крупные продажи оружия, получив таким образом двойную выгоду.

Не менее удивительным, нежели эти американо-саудитские «договорённости», было принятое в 1975 году стратегическое решение стран ОПЕК, возглавляемых Саудовской Аравией, принимать расчёты за нефть только в долларах – не в немецких марках, несмотря на их явную ценность, не в японских йенах, не во французских франках и даже не в швейцарских франках, а только лишь в американских долларах.

Это фактически стало началом того, что мы зовём нефтедолларами. В соответствии с подписанными в 1975 году в Эр-Рияде соглашениями, производители нефти ОПЕК должны были продавать её исключительно за доллары. Результатом этого стало резкое оживление падающего доллара, непредвиденная выгода Рокфеллеров и британских нефтяных гигантов, ставших впоследствии известными как Семь сестёр, подъём для евродолларовых банков Уолл-Стрит и лондонского Сити, которые «утилизировали» эти нефтедоллары, и глубочайший экономический спад с 1930-х гг. в США и во всём мире. Для банкиров Лондона и Уолл-Стрит экономика была лишь внешним эффектом.

Это американо-саудитское соглашение «нефть в обмен на доллары», которое действует и по сей день, было проигнорировано Саддамом Хуссейном, который, заключая с ООН сделки «нефть в обмен на продовольствие», продавал иракскую нефть за евро, которые оседали во французский банк BNP Paribas. Иракская практика «нефтеевро» резко завершилась вторжением США в Ирак в марте 2003 года. С тех пор ни одна страна ОПЕК не продавала нефть ни за какую другую валюту. Сегодня Иран ломает рамки, нанося удар по гегемонии долларовой системы и роли доллара в качестве доминирующей мировой резервной валюты. В конце концов, не существует международных законов, согласно которым страны должны покупать и продавать нефть исключительно за доллары, не так ли?

Решение Ирана продавать нефть исключительно за евро положит конец тирании долларовой системы.

Источник: Издательство "Селадо"

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Фунты, тугрики...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины