Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Кто убивает «убийц "Газпрома"»?

26 января 2016
Брокер с Уолл-Стрит, выбросившийся из окна в «чёрный вторник» 1929 года
Брокер с Уолл-Стрит, выбросившийся из окна в «чёрный вторник» 1929 года
<
Увеличить фото...  

Рынок нефти, после краткосрочного похода котировок нефти вниз, «за тридцатку», теперь ищет более комфортное значение, в районе 32-32 долларов за баррель.

Первый квартал 2016 года, как я уже писал, пройдёт в любом случае под знаком низких цен на нефть и, с определяемым временным лагом по долгосрочным контрактам — с низкими ценами и на природный газ тоже.

Такой ценовой шок не проходит для нефтедобывающей и газодобывающей отраслей бесследно — масса компаний, как мультинациональных «китов» с десятками тысяч сотрудников, занимающихся добычей нефти и природного газа, так и обслуживающих отрасль компаний помельче, просто оказываются в ситуации некупируемых и неизбежных убытков. А убытки на капиталистическом рынке — это рано или поздно банкротство компании и крах её инвестиционных и даже производственных программ.

Ситуацию с производителями нефти и газа можно сравнить с рынком производителей сахара. При единых мировых ценах на «белое золото» важным является то, что сахар производится из двух основных, но очень разных сахаросодержащих культур — сахарного тростника в тропиках и сахарной свеклы в умеренном поясе. И, если себестоимость производства сахарного тростника является достаточно низкой (в Бразилии его даже с удовольствием и с выгодой для производителей пускают на дешёвый биоэтанол), то в умеренном поясе у производителей сахара из сахарной свеклы ситуация совершенно иная — практически все они в той или иной мере дотируются государством, чтобы удержать цену на свекловичный сахар не выше мировой, а самих производителей — не пустить по миру в попытках свести концы с концами при производстве дорогого свекловичного сахара в гораздо более суровых природных условиях, нежели тропики Бразилии.

А вот на рынке нефти дотирование производственных проектов — скорее редкость, чем правило. Похвастаться им может максимум сланцевая нефть в США, да и то лишь — в виде налоговых вычетов и доступных до последнего времени ей дешёвых кредитов банковского сектора США.

Остальные же производители нефти и обслуживающие их сервисные компании вынуждены выживать «на свои», еле-еле сводя концы с концами на стремительно падающем рынке нефти и природного газа.

Так, уже объявлено о масштабном сокращении в компании ВР. Британско-американский концерн закрывает массу своих шельфовых проектов — причём не только в части дорогой, арктической нефти, но и в давным-давно освоенном Северном море.

Как видите, попутный нефтяной газ жгут и в Северном море.

«После падения цен на нефть ниже $31 за баррель, «BP» сообщил о сокращении 4000 рабочих мест в геологоразведке и добыче, в том числе 600 в Северном море, включая Абердин. Сокращения будут проводиться постепенно, но большая часть произойдет в 2016 году.

На этот шаг компании отрасли толкнули значительная потеря доходов от продажи нефти и необходимость выплаты дивидендов инвесторам.

Тысячи рабочих мест в структуре ВР уже были сокращены в 2015 году, а выплата миллиардов долларов дивидендов была отложена или отменена с момента падения цен на нефть ниже $10 за баррель.

С 2014 года по август 2015 года в Великобритании было сокращено 5500 рабочих мест.

Нефтегазодобывающие компании — и такие крупные, как «Royal Dutch Shell» и «Total», и такие, как «EnQuest» и «Ithaca», переживают трудные времена. В Северном Море, самом богатом нефтегазоносном бассейне в Западной Европе, себестоимость добычи старой шельфовой нефти уже крайне высока, в результате чего низкая цена на нефть сделала добычу невыгодной.

Хедж–фонды продолжают ставить на понижение цен на нефть, ожидая дальнейшего падения. Прогнозы относительно цен на нефть в 2016 году колеблются от $20 по «Morgan Stanley» до $37 «Barclays».

Цены на нефть становятся причиной падения добычи в Северном море, что может привести к закрытию нефтегазовых компаний Великобритании. Добыча нефти в Соединённом Королевстве достигала своего пика в 2000 году, и с тех пор неуклонно снижается. Остановка доычи нефти в Северном море только подстегнёт эту негативную тенденцию.

Энергетические компании стремиться сократить расходы, сокращая сотрудников и закрывая буровые, существует риск банкротства мелких и средних компаний. После падения цен на нефть с $115 до $50, банки перестали предоставлять кредиты, в которых компании в условиях падения доходов остро нуждаются».

Это, если что, перепечатка из «Файненшинл Таймс». Не я выдумал, а сволочи-финансисты, которые не хотят прыгать первыми из окон своих офисов, как в 1929 году.

Не лучше обстоят дела и у сервисных компаний. У них, в отличие от гигантов индустрии, нет старых месторождений, и поэтому эти компании, как и известного волка из пословицы, только «ноги и кормят».


Вердикт: порезать на металлолом!

Вот как выглядит ситуация на примере французской сервисной компании CGG (Compagnie Générale de Géophysique).

Компания СGG работает на рынке сервисных контрактов по поиску нефти и природного газа на шельфе с 1984 года и производит геофизическое оборудование. Также компания предоставляет услуги по наземному, бортовому и морскому сбору, обработке и лицензированию данных. Клиенты компании — крупные международные и нефтяные компании.

В 2014 году компания начала сокращать сотрудников и корабли. Убытки от реструктуризации и сокращения флота ещё в достаточно спокойном 2014 году, на фоне ещё весьма высоких цен на нефть, составили $1,2 млрд.
Уже тогда призрак сворачивания инвестиционных программ незримо довлел над всей нефтегазовой отраслью.

В 2015-м году ожидаемо ситуация ничуть не улучшилась и компания объявила о сокращении 930 сотрудников (13% от всего персонала) и ко второму кварталу 2016 года планирует сократить количество исследовательских судов до 5 (с 18 в 2013 году). На практике это означает, что корабли с дорогостоящим точным оборудованием просто разрезают на металлолом. Оборудование с них часто элементарно не может быть продано — во-первых, это очень специфические агрегаты, а во-вторых — никто не исключает возможности целенаправленного промышленного шпионажа.

Корабли CGG были снабжены сейсмическим оборудованием для поиска подводных нефтяных и газовых месторождений.

Стоимость акций компании упала с 46,19$ за акцию в 2007 году до $0,85 в 2016.

Операционный убыток CGG составил $963 млн. за III квартал 2015 года, по сравнению с $14 млн операционного убытка за сопоставимый период 2014 года, когда у CGG и начались первые проблемы с их специализированным флотом.

Представители CGG скромно называют этот процесс «преобразованием компании», планируя всё же сохранение уникального оборудования и своей исключительной позиции в отрасли в области сбора и обработки геофизических данных.

Но из того, насколько «основательно» проводится «преобразование» в CGG, уже ясно, что геологоразведовательная компания не видит для себя в ближайшем будущем стабильных перспектив в нефтегазовой отрасли.

Ну и последняя новость, для того, чтобы было понятно, почему заголовок статьи говорит о «смерти убийц "Газпрома"».

Еще два года назад масса аналитиков прочила выход на газовый рынок Австралии, как одного из новых игроков на рынке СПГ. Скажу честно, замах компании «Шеврон» на эксплуатации месторождения «Горгон» (Gorgon), как и усилия «Шелла» по созданию целого плавучего завода СПГ, крупнейшего корабля в мире, FLNG «Прелюдия» поразили и меня.

Шутка ли — стальная дура длиной в полкилометра и водоизмещением в 0,6 миллионов тонн! Да рядом с ней даже громадные ячеистые контейнеровозы выглядят просто букашками:

И вот — последние новости о шельфовом «Горгоне»:

«"Шеврон", вторая по величине нефтяная компания в США, сокращает 1 200 рабочих мест на проекте "Горгон СПГ" (Gorgon LNG) в Западной Австралии. Интересно, что ещё в сентябре 2015 года на месторождении была сокращена рабочая неделя и на 5% уменьшен фонд заработной платы.

Компания, которая строит СПГ-заводы "Горгон" и "Уитстон" в Западной Австралии, заявила, что Австралия станет одним из ключевых направлений для сокращения рабочих мест.

Планируется сократить 6000–7000 сотрудников по всему миру, а также урезать капитальные (на $5–$10 млрд.) расходы и расходы на геологоразведку на миллиарды долларов в течение следующих нескольких лет. Все эти мероприятия призваны сократить убытки компании от падения цен на нефть. В III квартале 2015 ujlf было зафиксировано падение прибыли компании на 64%.

В общей сложности инвестиции сокращены в 4 раза.

Проект Горгон располагается на острове Барроу, в 37 милях к северо–западу от Австралии. "Шеврон" добывает там нефть с 1964 года. В сентябре 2012, недалеко от берегов Австралии, вблизи нефтяного промысла "Шеврона", было обнаружено сверхбольшое месторождение природного газа, с запасами 1,4 трлн. м3, которых должно было хватить на 40 лет эксплуатации залежи.

Ввод в эксплуатацию постоянно откладывался (с конца 2014 года) — то по причине забастовок, то из-за плохой погоды, то в силу неполадок оборудования. По последним заявлениям, первая поставка газа с "Горгона" состоится в начале 2016 года.

Изначально проект оценивался в $37 млрд., но сейчас, после всех корректировок, оценивается в $54 млрд. долларов.
Еще в октябре финансовый директор "Шеврон" предполагала, что этот проект, учитывая падение цен на нефть, быстро превратится из «денежного генератора» в «денежного потребителя».

Кроме цен на нефть, негативное влияние на строительство СПГ в Австралии имеют неблагоприятные изменения валютных курсов (половина расходов проекта номинирована в австралийских долларах, курс которого с момента начала работ до 2013 вырос на 20%, что повлекло рост капиталовложений на $5 млрд.) и забастовки рабочих.

Конкурент Австралии — Катар — в строительстве использует дешевый труд иностранных рабочих.

Австралия больше остальных страдает из–за падения цен на нефть, так как в стране одновременно строится 7 экспортных СПГ–терминалов общей стоимостью более $160 млрд. До кризиса предполагалось, что в 2020 страна может опередить Катар в качестве крупнейшего экспортера СПГ.

В этом году в секторе энергетики было сокращено 87 000 мест. Chevron стала последней компанией, которая заявила о сокращении рабочих мест»

И это всё, заметьте, происходит ещё в ноябре-декабре 2015 года, до январского ценового шока на нефть (и будущего афтершока на рынке природного газа).

То есть — это всё ещё пока опережающие индикаторы, а отнюдь не финальные решения о сокращении инвестиций в опоискование, геологоразведку и даже добычу нефти и прородного газа.

Поэтому, когда я перечисляю в своём комментарии для канала «День-ТВ» длинный список производственных проектов, которые окажутся под ударом низких цен на нефть, а потом говорю о том, что с рынка в ближайшие годы может уйти от 10 до 15 миллионов баррелей добычи в день (10-15% производимой нефти) — я отнюдь не пытаюсь изобразить «всадника апокалипсиса».

Я просто говорю о неизбежном.

— Вы кто?
— Мы четверо всадников апокалипсиса: Мор, Война, Голод и Смерть.
— А это что за толстое чмо рядом с вами?
— Это стажер, зовут П....ц, и он просто полный.

Оригинал взят у alex_anpilogov

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Фунты, тугрики...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины