Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Фунты, тугрики...

Россия, Китай и США: три проекта для Средней Азии

19.07.2015

Америка не в силах привязать Среднюю Азию и Афганистан к Индии. Поэтому «великий коридор» Европа — Закавказье — Средняя Азия остаётся на бумаге

География бессмертна. Именно так можно охарактеризовать изменения, происходящие в региональном и глобальном балансе сил в Евразии. Средняя Азия возвращается в авангард мировой политики после двадцати с лишним лет забвения, спровоцированного развалом коммунистической империи. И дело здесь не только в газовых запасах региона, которые трудно переоценить (12% от общемировых), но и в пространственном расположении — между Россией и Китаем. С учётом того, что США сумели подпортить отношения Москвы и Брюсселя под предлогом гражданской войны на Украине, связка Москва — Пекин приобретает стратегическое значение.

Однако бить американцы будут в непрямой манере, делая ставку на ослабление через Афганистан среднеазиатских республик, откуда Россия (уже в меньшей степени) и Китай черпают природный газ и региональную силу. Средняя Азия становится «ахиллесовой пятой» для Пекина, который из года в год наращивает взаимозависимость в области энергетики: в 2015 году одна лишь Туркмения обещает увеличить поставки в Поднебесную до 40 млрд кубометров. Наряду с Ашхабадом в газовом состязании участвуют Казахстан, Узбекистан и Таджикистан. Поэтому у китайцев есть причина для спешки.

За последние годы Россия, Китай и США предложили три конкурентных проекта по Средней Азии — Евразийский экономический союз, китайский экономический пояс Шелкового пути и Новый шелковый путь, продвигаемый американцами. Причём пальма первенства принадлежит США. Своё видение Вашингтон представил ещё в 1999 году, когда администрация Уильяма Клинтона провела через конгресс Закон о Новом шелковом пути (New Silk Road Act). Спустя год Россия, Казахстан, Белоруссия, Таджикистан и Киргизия подпишут Договор о создании Евразийского экономического сообщества, дополненный положениями о Таможенном союзе и Евразийском экономическом пространстве. А уже 1 января 2015 года заработает Евразийский экономический союз в составе России, Белоруссии, Казахстана и Армении, к которому 21 мая официально присоединится Киргизия.

Китайцы решили не отставать от русских и американцев. Председатель КНР Си Цзиньпин изложил своё видение экономического пояса Шелкового пути в октябре 2013 года, когда находился с государственным визитом в Казахстане. Спустя некоторое время, уже в Джакарте, Поднебесная презентовала т. н. морской Шелковый путь, который выступает в качестве альтернативы на случай большой войны в Средней Азии. Поэтому американские эксперты Джеффри Манкофф и Гиази Роберт были вынуждены заявить на страницах японского журнала The Diplomat, что «китайская концепция „Один пояс — один путь“ нацелена на создание торговых коридоров из Восточной и Юго-Восточной Азии в Европу через страны Средней Азии, Ближнего Востока и Северной Африки». Речь идёт о железнодорожных и автодорожных путях, аэропортах и трубопроводах, которые планируется построить за счёт инвестиционных проектов, продвигаемых 40-миллиардным Фондом шелкового пути, Азиатским банком инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и Новым банком развития БРИКС. Вот почему США болезненно реагируют на присоединение к АБИИ своих европейских союзников и Израиля.

Что касается американских планов по Средней Азии, то они имеют ряд любопытных совпадений. Следуя заветам своего супруга, лоббистом Нового шелкового пути выступила госсекретарь США Хиллари Клинтон, объявившая о проекте в июле 2011 года из южноиндийского города Ченнаи. По её словам, Афганистан должен стать связующим звеном в торговле между Средней и Южной Азией. То есть акцент делается на выдвижение в регион Индии (в противовес Китаю), что мы и наблюдаем в настоящий момент. Локомотивом, связывающим Нью-Дели со среднеазиатскими столицами, должен стать газопровод TAPI (Туркменистан, Афганистан, Пакистан, Индия). С этой целью в 2011 году Вашингтон «выкручивает руки» Исламабаду и Тегерану, запретив строительство газопровода Иран — Пакистан, который в перспективе выходил на китайский Синьцзян; а в 2012 году США и Евросоюз совместно накладывают санкции на исламскую республику, которая только в июле 2015 года получила надежду на избавление от них. Ещё одна деталь — летом 2011 года, когда США уже скинули режимы в Египте и Тунисе, началась активная фаза гражданских войн в Сирии и Ливии, которая поставила крест на китайских планах по выходу в Восточное Средиземноморье по суше. Не говоря уже о десятках миллиардов китайских инвестиций в Ливию, которые были «зарыты в землю» после вооруженной интервенции НАТО.

США, осуществляющие военный контроль над правительством в Кабуле, заинтересованы в том, чтобы Средняя Азия была экономически завязана на Афганистан. Однако эти планы далеки от реальности, о чем говорится в докладе влиятельного американского Центра стратегических и международных исследований (The Center of Strategic and International Studies — CSIS) под названием «Соединённые Штаты и Средняя Азия после 2014 года»: «Несмотря на географическую близость и историко-культурные связи, на долю стран Средней Азии приходится менее 7% афганской внешней торговли». Аналитики сетуют на сохранившиеся промышленно-экономические связи стран региона с Россией. Как говорится, если зависимости нет, то её следует придумать. Доклад рассказывает о 40 инфраструктурных проектах, поддерживаемых Государственным департаментом в рамках Нового шелкового пути: с помощью Азиатского банка развития (где председательствует Япония) Вашингтон намерен связать Среднюю Азию и Афганистан (с последующим выходом в Южную Азию) газопроводами, железнодорожными и автомобильными путями, а также оптико-волоконными кабелями.

В широком контексте Америка стремится проложить мегакоридор Европа — Закавказье — Средняя Азия, на что намекает заместитель директора CSIS по России и Евразии Джеффри Манкофф. В свою очередь, эксперт Фредерик Старр, профессор Высшей школы им. Пола Нитце при Университете Джона Хопкинса, пошёл ещё дальше, снискав овации у вашингтонской публики: «Я всегда подчеркивал и продолжаю подчеркивать важность открытия „великого южного коридора“, идущего из Гамбурга в Ханой через Кавказ, Туркменистан, Афганистан, Пакистан, Индию и другие страны. Важность этого проекта огромна, также как и соединение Афганистана с его северными соседями границей с быстрым и эффективным пропускным режимом. Если эти две вещи будут сделаны — весь регион получит огромный стимул для развития экономики, установления стабильности и мира». Итог для американцев неутешителен. TAPI пока остаётся на бумаге, что ставит США и Туркмению в безвыходное положение перед Россией и Китаем. «К несчастью, отсутствие видения будущего и стратегической политики характерно для действующей администрации не только в отношении Центральной Азии, но также и целом ряде других регионов. В результате — мы начали платить геополитическую цену», — заявил «Голосу Америки» (ещё в октябре 2013 года) старший научный сотрудник Совета по международным отношениям (CFR) Стивен Бланк.

По сравнению с Вашингтоном и Пекином, Москва имеет значительный опыт взаимодействия с регионом, который более 150 лет входил в состав Российской империи и Советского Союза. В нашей памяти свежи воспоминания о советском периоде, однако мало кто вспоминает сегодня царскую эпоху, где тоже было много позитивного. Не случайно просторы современных Туркмении, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Киргизии ранее именовались Русским Туркестаном, что было оправданно: Российская империя, в отличие от британских империалистов в Индии, заливших её кровью в ходе Восстания сипаев 1857−1859 гг., не воспринималась в регионе как «пришелец» или «колонизатор». Напротив, купечество Туркестана приветствовало «белого царя», который открыл им безопасное торговое сообщение в Старый Свет. Петербург не выкачивал средства, как это делали Лондон и Париж, из своих владений, а вкладывал десятки миллионов рублей в развитие гражданской инфраструктуры, поборов хронический дефицит местной казны уже к 1908 году, который в своё время превышал 100 млн рублей (для сравнения: Аляска была продана США за $7,2 млн, курсы доллара и рубля тогда были практически равны). Более того, царское правительство наделило население имущественными правами, отменив рабство в последней четверти XIX века. До русских походов в Туркестан правители Хивы, Бухары и Коканда были полновластными собственниками земель и ирригационных систем, а население имело одно право — платить налоги. После Октябрьской революции 1917 года большевики внедрили новый термин — Средняя Азия, пытаясь таким образом дистанцироваться от эпохи царизма. Этим названием мы до сих пор и пользуемся. Надо отдать должное Иосифу Сталину, ведь в слове «средняя» звучал прямой намёк на соседство двух коммунистических государств.

Источник


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.