Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Фунты, тугрики...

Александр Собко. Маленькие, а иногда и плавучие. Почему растущий интерес к «мини-СПГ» - удача для России

Источник: "ОДНАКО"
10.07.2015
http://sfera-construction.ru/news/oborudovanie-dlya-unikalnogo-mini-zavoda-spg-pribyvaet-na-sahalin

К теме «мини-СПГ» мы время от времени уже обращались в публикациях, правда, по касательной. Настало время обсудить её в отдельном материале. Область «мини-СПГ», т.е. малотоннажного производства сжиженного газа и операций с ним, не так сильно отличается от традиционной СПГ-индустрии, за исключением собственно объёмов.

В обзоре международного газового союза предложена следующая классификация: считать «мини» (официальное название – small scale LNG или SSLNG) производства СПГ с мощностью менее 1 млн т в год, а в области транспортировки — танкеры объёмом менее 18 тыс. кубометров. Разумеется, это — достаточно формальное определение. Для сравнения, в традиционной СПГ-индустрии нормой стала линия мощностью около 4–5 млн т, а стандартный танкер-газовоз — это 180 тыс. кубометров. Как будет видно из примеров ниже, типовой же мини-СПГ проект — это скорее 0,3 млн т СПГ в год.

Кроме того, следует отметить, что возможно несколько вариантов производственно-логистической цепочки. В одном случае вся цепочка состоит из «мини»: производство–транспортировка–регазификация или перевалка в цистерны грузовиков. В другом случае СПГ может производиться на больших заводах, а потом «разливаться» в мини-танкеры. Или же транспортироваться, в случае больших расстояний, на традиционных танкерах и «разливаться» в небольшие ёмкости уже ближе к месту спроса. Принципиальных отличий здесь нет, но уместно подчеркнуть, что могут реализовываться различные комбинации:

Пробежимся по СПГ-цепочке «производство–транспортировка–(регазификация)–использование» в обратном направлении — от окончания к началу. То есть от собственно потребителя газа к заводу по сжижению.

Напомним, что в традиционном (крупнотоннажном) варианте регазифицируемый СПГ (а это обычный метан, т.е. тот же природный газ) поступает в общую газопроводную сеть и его сфера применения становится эквивалентной области использования природного газа. А что в случае сектора мини-СПГ?

Спрос на «мини»: три составные части

В контексте особенностей спроса нужно отметить три основные области. Во-первых, это газификация отдалённых от газотранспортной сети регионов. Часто, чтобы не тянуть туда отдельный газопровод, проще поставлять газ в виде СПГ (по суше или по морю), регазифицировать на месте с последующей подачей топлива в локальную газопроводную сеть. Именно такой вариант планируется реализовать для газификации Мурманской области. А сам мини-СПГ завод (0,15 млн т) для этих поставок будет расположен в Карелии. В мире такой подход применяется на небольших островных территориях, а в России обсуждается  использование на Камчатке.

Второй вариант — это применение СПГ (уже без регазификации) на транспорте, в первую очередь на большегрузном, в качестве замены бензина и дизтоплива. Примеров можно приводить массу, сектор последовательно растёт, пока в первую очередь в США (около сотни заправок, правда, преимущественно в Калифорнии) и в Китае (полтысячи заправок), в меньшей степени — в других странах, в том числе ЕС (например, в Италии).

Третье — это использование СПГ в качестве бункерного топлива, то есть топлива для судов. Направление особенно популярно в Северо-Западной Европе. Напомним — драйвером здесь является не только прямая экономическая выгода при отказе от нефтепродуктов (она, кстати, пока не очевидна), но в первую очередь новые экологические нормативы на выбросы оксидов серы и азота на Балтике.

К примеру, совсем недавно «Газпром» и нидерландская Gasunie договорились о шагах по совместному развитию направления SSLNG. Разумеется, это далеко не уникальная новость, все крупные компании, работающие в секторе, уже давно инвестируют в СПГ-бункеровку.

Регазификация: минимум отличий

Регазификация в секторе мини-СПГ (там, где она нужна, то есть в тех случаях, когда СПГ для использования становится газом) по большому счёту не сильно отличается от традиционных терминалов. Используется на удалённых и островных территориях, несколько мини-терминалов СПГ (0,1–0,5 млн т в год) находится в Японии.

Добавим, что с этой тематикой тесно связано развитие плавучих регазификаторов — танкеров с функцией регазификации (RV — regasification vessel) и т.н. FSRU (плавучие установки с функцией хранения и регазификации, floating storage and regasification unit). Если ещё пять лет назад такие комбинации были экзотикой, то в прошлом году в СПГ-флоте числилось 5 FSRU и 15 RV. Ещё 3 FRSU и 5 RV в настоящее время строятся или готовятся к сдаче.

Впрочем, приписывать все их к разделу «мини» было бы неверным — годовая мощность того же плавучего терминала по приему СПГ в Литве вполне приличная (около 3 млн т в год). Другое дело, что функции они выполняют до определённой степени аналогичные небольшим терминалам — оперативное налаживание газоснабжения регионов, куда по тем или иным причинам (география, политика и др.) трубопроводный доступ затруднён. К примеру, именно вариант с плавучим терминалом по приёму СПГ будет реализовываться для газоснабжения Калининградской области с тем, чтобы исключить возможности «транзитного шантажа» со стороны Литвы.

Транспорт: и по суше, и по морю

Транспортировка СПГ в секторе «мини» может быть в двух принципиально разных вариантах. Во-первых, сухопутная перевозка — в контейнерах или специальных цистернах. (Кстати, одно время небезосновательно рассматривалась экономическая эффективность массового железнодорожного экспорта СПГ в Китай — как альтернатива «трубе».)

Второй вариант — это танкерные перевозки. И тут опять ещё один индикатор интереса к сектору — резкий рост числа небольших танкеров. По данным GIIGNL, если в 2009 г. в СПГ-флоте было всего 6 танкеров объёмом до 25 тыс. кубометров, то в 2014 г. — уже 24 (при том что суммарно флот вырос не так значительно — с 336 до 421 судна). Более того, ещё на 25 мини-газовозов уже размещены новые заказы. То есть в ближайшем будущем доля мини-танкеров в общем числе газовозов (разумеется, по числу судов, а не по объёму вмещаемого СПГ) превысит 10%, хотя пять лет назад это было меньше 2%.

Производство: плавучее и не только

И самое главное — собственно производство. Которое также может быть как «сухопутным» (преимущественно для внутреннего потребления), так и «прибрежным» — как правило, с акцентом на бункеровку или экспорт. Первый вариант активно развивает Китай, строя небольшие заводы мощностью 0,2–0,5 млн т в год.

В России также есть небольшие производства. Например, в Пермском крае — но это скорее «микро-СПГ», мощность завода совсем невелика — 12,6 тыс. т в год. Но и производств даже столь небольшой мощности в России немного, с десяток.

Крупных российских мини-СПГ проектов еще несколько лет назад было заявлено сразу три. Во-первых, уже упоминавшийся завод в Карелии (Прионежский район), который должен снабжать газом Мурманскую область (мощность 0,15 млн т). Плюс еще два завода на Балтике — один компании «Газпром энергосеть» (0,2 млн т), один — под эгидой «Газпром банка» (0,3 млн т). Последние два — с прицелом на экспорт и бункеровку (отметим, что бункеровка заходящих иностранных судов отчасти может рассматриваться как экспорт). Но с тех пор никаких новостей о продвижении этих производств не поступало.

Зато на Балтике развивается перспективный проект «СПГ Горская», который предполагает три линии мощностью по 0,4 млн т в год каждая. Завод планируется создать плавучий, но плавучесть эта отчасти формальная, т.к. суда будут пришвартованы к берегу. Запуск первой линии намечен на декабрь 2016 г. Основной рынок сбыта получаемого продукта — это бункеровка судов, находящихся на рейде в акватории Финского залива, также предполагаются экспортные объёмы в рамках традиционной логистической цепочки сбыта СПГ.

Чисто экспортные проекты по сжижению газа в сегменте «мини» тоже существуют. Так, например, в Колумбии готовится к запуску небольшое производство с мощностью 0,5 млн т (кстати, весь СПГ с него будет скупать «Газпром» для своих операций по трейдингу) — Carribean LNG. Этот завод — плавучий (FLNG).

Отметим, что далеко не все плавучие СПГ-заводы находятся в секторе «мини». Напомним, пионер отрасли плавучих СПГ-заводов, первый в своем роде завод Shell «Prelude», еще даже не запущен, старт намечен на 2017 г. Его мощность — 3,6 млн т в год, т.е. соответствует одной линии средних размеров традиционного СПГ-завода.

Правда, более мелкие плавучие производства уже обгоняют завод Shell. Помимо упомянутого заводика в Колумбии, в Малайзии готовится к запуску плавучий СПГ-завод мощностью 1,2 млн т, т.е. примерно на переходе между «мини»- и «макси»-СПГ.

Любопытно, что интерес к возможному плавучему заводу проявляет компания Eni — оператор разработки части оффшорных газовых запасов в Мозамбике. Хотя объём запасов позволяет строить полноценные и большие заводы, Eni рассматривает такую альтернативу с тем, чтобы быстрее начать «монетизацию» запасов. Объём плавучего производства предполагается также уже существенный — 2,5 млн т в год.

Российский интерес

Так или иначе, мировой интерес к «мини-производствам» СПГ сейчас не случаен. Из-за неопределённости на рынке СПГ его участники опасаются инвестировать в большие проекты, где затраты исчисляются десятками миллиардов долларов. В этих условиях небольшие производства могут стать «золотой серединой». «Плавучесть» завода — тоже плюс, т.к. под такое движимое имущество может оказаться проще привлечь кредитные ресурсы. Минусом мало- и среднетоннажного сжижения (по сравнению с крупнотоннажным) являются несколько большие расходы топлива на сам процесс сжижения.

Рост мирового интереса к сектору «мини-СПГ» оказывается удачей и для нашей страны. Дело в том, что у российских компаний, как известно, нет технологий крупнотоннажного сжижения газа, что (на фоне режима санкций) сдерживало строительство новых крупных СПГ-заводов. В апреле российская группа ОМЗ заявила, что разработала решение для крупнотоннажного производства мощностью 1 млн т в год. Но комплекс состоит из трёх линий, каждая по 0,35 млн т. То есть предельные возможности по сжижению остаются в области «мини-СПГ».

Напомним также, что «Роснефть» на Петербургском экономическом форуме договорилась с General Electric о сотрудничестве в сфере разработки теплообменника для сжижения газа, а также в области малотоннажного производства СПГ.

В этих условиях через развитие сектора мини-СПГ, с опорой на собственные технологические разработки Россия как минимум может стать полноценным участником мирового рынка в этом сегменте. А как максимум — прийти таким способом и к созданию собственных технологий крупнотоннажного сжижения.


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.