Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Фунты, тугрики...

Александр Собко. ПМЭФ-2015. Энергетические итоги: что удивило и чего не дождались

Источник: "ОДНАКО"
22.06.2015

По итогам Петербургского международного экономического форума было подписано значительное число различных документов, в том числе и в сфере энергетики. Следует напомнить, что далеко не все из них являются обязывающими договорами, во многих случаях подписывались меморандумы, то есть соглашения о намерениях. Но и не все меморандумы одинаково полезны.

В некоторых случаях это оказывались меморандумы, дублирующие предыдущие договорённости, в некоторых — новые начинания, пусть и в виде предварительных соглашений. Разумеется, подписывались и полноценные, обязательные к исполнению договора, которых было заключено на 300 млрд рублей.

А некоторые меморандумы в текущих условиях выглядят интересней и обязывающего договора.

«Северный поток-2»: конкуренция трубопроводных проектов

Речь, разумеется, о возможности строительства «Северного потока-2», то есть третьей и четвёртой ниток газопровода суммарной мощностью ещё 55 млрд кубометров. Такой неожиданный меморандум был подписан «Газпромом», австрийской OMV, немецкой E.ON и Shell. Неожиданный и потому, что нынешний «Северный поток» стоит недозагруженный из-за отсутствия разрешения на 100%-ную загрузку сухопутного продолжения. И потому, что с учётом «Турецкого потока» по экспортным мощностям оказывается профицит даже при отказе от украинского транзита.

Объяснение здесь может быть следующее. Непростая ситуация с «Турецким потоком» — и по договорённостям с Турцией, и по сухопутному участку — вынуждает российскую сторону рассматривать альтернативные варианты.

Разумеется, одна-две нитки «Турецкого потока» (для самой Турции и Балкан) построены будут. А вот объёмы, которые предназначаются Италии (а это ещё до 20 млрд кубометров в год) могут пойти как через юг Европы, так и через север (Германию).

Другими словами, чтобы никто из потенциальных транзитёров сильно не зазнавался, «Газпром» устраивает конкуренцию проектов. В пользу того, что подход именно такой, говорит и подписание Меморандума о строительстве т.н. Южноевропейского газопровода (сухопутное продолжение на территории Греции). И одновременно на этом фоне — заявления главы Минэнерго А. Новака о готовности обсуждать участок продолжения «Турецкого потока» по территории Болгарии.

Отдельно следует отметить состав участников: австрийская OMV заинтересована, чтобы труба пришла в Австрию (куда приходит и нынешняя труба через Украину). А каким образом — через юг или север — не так важно. Поэтому в качестве альтернативы OMV реанимирует и проект европейского участка Nabucco, но теперь для российского газа. В свою очередь, участие Shell отражает интерес Великобритания в дополнительных объёмах российского газа.

СПГ: главный вопрос — технологии

В контексте новых заводов СПГ на ПМЭФ ничего не проявилось. Так, например, документ о строительстве третьей очереди СПГ-завода «Сахалин-2» — это подписанный «Газпромом» и Shell меморандум, не продвигающий принятия реального решения (расширение завода сталкивается с проблемой дефицита сырья, так как «Роснефть» придерживает газ с «Сахалина-1» для будущего собственного завода). Аналогично, «Роснефть» обновила свой документ с группой «Аллтек» (сотрудничество по строительству завода «Печора СПГ»). Но быстрой реализации это не означает.

А вот чего ожидали, но не дождались наблюдатели — это заключения соглашения по «Балтийскому СПГ», наиболее перспективному в настоящий момент проекту «Газпрома» (в апреле было принято Окончательное инвестиционное решение). За день до Форума в газете «КоммерсантЪ» появился материал, где сообщалось, что «Газпром» якобы выбирает стратегического партнёра по проекту между Shell и японскими компаниями. И подписание окончательного документа должно состояться на ПМЭФ. Но так и не состоялось — будем следить за развитием событий.

Фундаментальной проблемой российских СПГ-проектов является отсутствие собственных технологий сжижения, в результате компаниям приходится обращаться к иностранным партнёрам.

В этом контексте особый интерес представляют документы, подписанные «Роснефтью» и компаний General Electric.

Во-первых, согласно пресс-релизу компании: «Проектное соглашение в рамках Соглашения о технологическом сотрудничестве между компаниями предполагает проведение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ по разработке теплообменника с улучшенными показателями для установок производства сжиженного природного газа».

Напомним, что теплообменник — это основной компонент завода по производству СПГ, ради которого российским компаниям и приходится идти «на поклон» к иностранным.

При этом проблема у России именно в технологиях крупнотоннажного сжижения. Пока неясно, на какие объёмы (большие или малые) планируется разрабатывать теплообменник. Но своей технологии крупнотоннажного сжижения у GE нет, и, возможно, компания хотела бы получить компетенции и в этой перспективной области.

А днём позже «Итера», 100%-ная дочка «Роснефти», договорилась с GE о сотрудничестве в области малотоннажного производства СПГ.

Кроме того, «Роснефть» заключила большое количество обязывающих документов (с BP, Total, Pirelli и др.) в самых разных сферах (добыча, переработка, транспорт, розница). Интересующимся подробностями можно посоветовать материал новостного агентства, суммирующего сделки компании на ПМЭФ-2015.

Саудовская Аравия и «Росатом»: официальное начало сотрудничества

Если отвлечься от нефтегазовых дел, то интересно обратить внимание на Соглашение между Россией и Саудовской Аравией о сотрудничестве в сфере мирного атома. Это первый официальный документ, хотя интерес КСА к российским технологиям АЭС стал понятен пару лет назад. Примерно тогда мы начали отслеживать эту тему: См. «Саудовская Аравия: как мирный русский атом может сделать врага другом» и «Саудовская Аравия заинтересовалась российским «атомом»: почему королевство торопится»

Напомним вкратце суть вопроса: растущее население и ограниченные объёмы добычи нефти (да и жалко же жечь нефть!) вынуждают КСА приступать к программам диверсификации источников энергии. В планах, помимо солнечной энергетики, и 16 ГВт мощностей АЭС.

Конечно, исторически КСА была завязана на западные страны. Но атомная отрасль на Западе сейчас не в лучшем состоянии, поэтому у Саудовской Аравии есть интерес к сотрудничеству с «Росатомом». Разумеется, не на все 16 ГВт.

На этом фоне «Росатом» активно договаривается о строительстве и эксплуатации новых АЭС за рубежом, а возможности российской компании не безграничны (нужны компетентные сотрудники для строительства, достаточные мощности для дальнейшего производства топливных сборок и т.д., и т.п.). Поэтому, хотя программа по строительству АЭС в Саудовской Аравии рассчитана на длительный срок, затягивать переговоры было бы недальновидно.

Для России здесь важен геополитический аспект — ведь участие «Росатома» в атомной программе КСА означает как минимум нейтралитет королевства по отношению к РФ на геополитической арене. И если до настоящего времени мы могли опираться только на спекуляции и утечки о неформальных переговорах, то подписанное Соглашение даёт старт официальному сотрудничеству. Ещё один интересный сюжет для долгосрочного наблюдения.

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.