Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Фунты, тугрики...

Как Пекин разваливает антикитайскую коалицию в Азии и что делать России: энергетический аспект

Источник: "ОДНАКО"
23.11.2014

Александр Собко

Считается, что одна из задач США в АТР — это создание «антикитайской коалиции», включающей в себя Индию, Японию и Австралию. Две последние страны, разумеется, ключевые.

Индия, скорее, тяготеет к США, опасаясь мощного соседа, да и экономический/технологический уровень страны в любом случае не позволяет быть ей равным партнёром в этом пока гипотетическом союзе.

В этом контексте явным успехом Китая можно считать подписание в прошедший понедельник договорённостей о создании зоны свободной торговли между Австралией и Китаем. После завершения всех согласований соглашение, как следует из названия, снимет пошлинные барьеры в торговле между странами (полный список — здесь), а главное — позволит Китаю осуществлять инвестиции в австралийскую экономику объёмом до 1 млрд долл. без дополнительных согласований (такие условия сейчас есть только у Японии и США). Вишенкой на торте стали договорённости о начале расчётов в юанях.

Конечно, Австралии из-за географии и структуры экспорта и раньше приходилось развивать тесные связи с Китаем. Но до поры до времени удавалось лавировать. Сейчас же критическую роль в успехе Китая по отрыву Австралии от обобщённого Запада сыграла складывающаяся текущая ситуация на рынке товаров сырьевого сектора. Мы традиционно рассмотрим энергетический аспект, а точнее — газ и уголь.

Не торопись, а то успеешь

Несколько лет назад в нашей стране был взят курс на активный выход на рынки сжиженного природного газа (сейчас работает единственный и давно построенный завод на Сахалине). Но на протяжении последних года-двух российские СПГ-проекты, скорее, буксуют (строится только «Ямал СПГ»). Причины разные: технологические, организационные, финансовые. А теперь ещё и санкции. Как ни странно, это опоздание оказалось удачным. Снижение цен на нефть привело к падению цены привязанных к ней контрактов на поставки СПГ. А так как технология затратная, в результате сейчас российским компаниям есть смысл выждать паузу, чтобы понять ситуацию на рынке СПГ в новых реалиях. И дело здесь не только в ценах на нефть, но и в трансформациях системы ценообразования на СПГ.

Но если Россия запаздывает со своими проектами, то Австралия начала строиться давно, а потому успела. Напомним, что у страны сейчас готовится (а кое-что уже сдаётся) сразу несколько заводов. В результате после завершения всех текущих строек СПГ-мощности Австралии составят 85 млн тонн в год (больше, чем у Катара). Проблема, однако, в том, что австралийские проекты СПГ — самые дорогие в мире (дорогое сырьё: газ шельфовых месторождений или нетрадиционный плюс дорогое сжижение). Запаса прочности нет, поэтому снижение цен на нефть может привести к прямым убыткам компаний-производителей СПГ.

Но и это ещё не всё. Планы Австралии по созданию новой СПГ-сверхдержавы оказались омрачены российско-китайскими договорённостями по трубопроводному газу. Уже подписанными для восточного маршрута, и обсуждаемыми для западного. В результате интерес КНР к закупкам дорогого австралийского СПГ снизился. А второй ожидаемый крупный импортёр австралийского СПГ — Япония — будет ориентироваться на СПГ из США.

Под вопросом оказываются и масштабные планы по дальнейшему расширению мощностей австралийских заводов СПГ. Поэтому мотивация у австралийского премьера взять российского президента «за грудки», конечно, была, вот только едва ли она оказалась связана с авиакатастрофой малайзийского «Боинга».

Каким образом здесь Австралии сможет помочь соглашение о свободной торговле с Китаем? В первую очередь — это инвестиции. Китайские компании уже частично являются владельцами некоторых СПГ-производств в Австралии. В таком случае, импортируя австралийский СПГ, они фактически будут покупать топливо у самих себя, что до некоторой степени снимает проблемы с излишне высокой ценой (и себестоимостью) топлива. А учитывая складывающуюся ситуацию с австралийскими СПГ-проектами, не исключены и продажи Китаю долей в соответствующих компаниях.

Китайское «ноу-хау»: геополитика угля

Для того чтобы китайское предложение Австралии было убедительней, Пекин приберёг ещё один аргумент в сфере поставок энергоресурсов — это уголь.

Как и на других сырьевых рынках, ситуация складывается непростая. Снижение цен на фоне дорогой добычи приводит к тому, что некоторым производителям приходится работать в убыток. Один из крупнейших сырьевых трейдеров, а также производитель, Glencore был даже вынужден закрыть на три недели свои австралийские шахты, чтобы хоть как-то решить вопросы перепроизводства.

При этом австралийские добытчики угля традиционно связывали своё будущее развитие с ненасытным китайским рынком. Но Китай стал внезапно сокращать импорт угля, стараясь поддержать собственного производителя. В том числе — с помощью увеличения импортных пошлин на уголь.

Не будет преувеличением сказать, что рост импортных пошлин прицельно бил именно по австралийским экспортёрам, так как другого крупного регионального поставщика угля — Индонезию — они не касались, как страну-участника АСЕАН.

Словом, хотя к подписанию договора о свободной торговле Австралию объективно подталкивала окружающая действительность, сам Китай охотно демонстрировал: успешно развиваться в регионе удастся, только если дружить, и дружить — крепко.

Дальневосточный газ: нужно тянуть время

Нашей стране в этой истории досталась скорее роль наблюдателя, хотя, конечно, Россия и сыграла на руку Китаю. Если называть вещи своими именами, то появление у Китая нового, пусть пока и достаточно условного, союзника в регионе (тем более — сырьевого) не является благом для России, так как уменьшает возможности сыграть на противоречиях и т.д.

Теперь подобный подход может быть применён только к Японии. Совсем недавно мы обсуждали возможности поставок трубопроводного газа из России в Японию. Хотя на остров придёт и достаточно много американского СПГ, российский газ окажется дешевле.

Сейчас мы вновь возвращаемся к этой тематике, так как прошедший саммит G20 поменял картину не только в китайско-австралийских отношениях. По итогам саммита США, Австралия и Япония демонстративно совместно высказались «против присоединения Крыма к России и её действий, направленных на дестабилизацию ситуации на востоке Украины». На таком фоне, казалось бы, продвинувшиеся переговоры по подводному газопроводу в Японию вновь, вероятно, окажутся замороженными.

Таким образом, дальневосточные (сахалинские) запасы теоретически могут быть:

1) сжижены;

2) направлены по трубе в Китай (в добавку к газу с Чаянды и Ковыкты);

3) направлены по трубе в Японию.

Интересно, а вариант трубы в Южную Корею через Северную уже забыт?

Даже если будет реализован первый вариант, то остаются вопросы по цене и рынкам сбыта. Во втором случае мы ещё больше попадаем в зависимость от Китая. Хотя этот вариант является возможным и дискуссионным, после китайско-австралийских договорённостей он становится ещё менее предпочтительным. Реализовать третий вариант пока мешают политические разногласия.

Как представляется, пока лучшее решение — не торопиться. Пусть сахалинские запасы побудут ещё несколько лет элементом торга. Тем более что разработка Южно-Киринского месторождения — а это пока основная база для начала новых экспортных поставок с Дальнего Востока — может столкнуться с технологическими сложностями из-за режима санкций. Сейчас плановая дата ввода — 2019 год, выход на «полку» добычи (16 млрд кубометров) — 2020 год. А в случае технических проблем эти сроки могут сдвинуться на несколько лет.


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.