Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Большой уран Казахстана. Часть 1. Загадочная Uranium One и успехи «Росатома»

28 июля 2014
Источник: "ОДНАКО"

В СССР на территориях Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана, Узбекистана и Украины были проведены системные работы по поиску и разведке месторождений урана. Были созданы горно-химические комбинаты, которые добывали уран в шахтах и на рудниках.

Добытый уран направлялся в военную область, на обеспечение топливом АЭС и в стратегические резервы. Но в начале 90-х всё сломалось. Как сложилась судьба «огрызков» уранового комплекса СССР? Этот вопрос мы рассмотрим в серии статей, сконцентрировавшись на теме «Уран как топливо для реакторов АЭС». Начнём с Казахстана, который достиг потрясающих успехов в области добычи урана и уверенно движется к завершению формирования всей технологической цепочки получения топлива для АЭС.

«Свободный рынок» урана — миф или реальность?

В статье «В ожидании лучших времён» дан анализ причин и факторов, влияющих на цену урана в последние годы и на перспективу. Цена в 2011 г. находилась на низком уровне. После аварии на АЭС Фукусима началось её падение, которое продолжается до сегодняшнего дня. При этом авторы статьи неявно исходят из того, что в мире существует свободный рынок урана. Так ли это? Ответ на этот вопрос можно получить, рассмотрев его на примере Франции.

Во Франции 75% электроэнергии вырабатывается на АЭС. Их реакторы нужно обеспечивать ураном. Кроме того, энергетические гиганты этой страны — EDF и Areva — ведут активную деятельность в области мировой атомной энергетики и имеют обязательства по поставкам ядерного топлива своим партнёрам. Обеспечение французских компаний ураном достигается, главным образом, за счёт Центральной Африки. Там находятся действующие рудники и пока не разрабатываемые месторождения урана, в контроле над которыми доминируют французские компании. Но это «доминируют» не с неба упало. Фактически Франции приходится удерживать статус-кво в регионе, прежде всего своё большое влияние в нём. Поддерживать культурные связи, установившиеся ещё в колониальные времена, управлять политическими процессами, финансировать инфраструктурные проекты, развивать экономику стран региона, создавать и вооружать их армии, прямо и непосредственно участвовать в вооружённых конфликтах различной природы. А отобрать контроль у французов над урановыми рудниками и месторождениями желающих много. Это исламисты, туареги, различные племена, китайцы. Да и компании главного союзника Франции — США, с удовольствием потеснят французов в добыче урана в регионе. В целом, на 12 июня этого года в странах Центральной Африки находилось 5475 французских военнослужащих. Затратив большие усилия, Франция смогла в 2013 г. не дать разгореться войне в Мали. С 2012 г. она сдерживает эскалацию войны в Центральноафриканской Республике. В обоих религиозно-межэтнических конфликтах явно просматривается и «урановая составляющая». А ещё урановые рудники необходимо защищать от террористических актов и терпеть убытки там, где предотвратить их не удалось.

К способу обеспечения ураном французских АЭС есть два интересных вопроса. Какова реальная себестоимость урана Центральной Африки для Франции? Она очень и очень большая, поскольку включает все затраты Франции на удерживание статус-кво в регионе. Что делать Германии и Японии, которые не имеют «центральных африк»? Ответ на вопрос дали правительства этих стран — «сворачивать» атомную энергетику. То есть программы этих стран по прекращению строительства новых и остановке действующих АЭС обусловлены, прежде всего, отсутствием гарантий их обеспечения топливом в будущем. Протесты «зелёных» (Германия) и авария на Фукусиме (Япония) — это поводы, но не причины. На это впервые указал аналитик А. Анпилогов в своих статьях по ядерной энергетике. Похоже, и французы понимают, что не смогут бесконечно долго удерживать урановые рудники в Центральной Африке. Поэтому рассматривают законопроект, предусматривающий снижение доли электроэнергии, вырабатываемой на АЭС, до 50%.

В мире перманентно ведётся жесточайшая борьба за контроль над рудниками и месторождениями урана. У «контроля» имеется одна особенность. Цикл жизни АЭС приближается к 100 годам. И уже на стадии планирования строительства очередного ядерного реактора должен быть гарантированно решён вопрос обеспечения его топливом. Решён на перспективу в десятки лет. То есть над рудниками и месторождениями урана контроль должен быть гарантированным на десятилетия.

Казахстан — главный игрок на рынке урана

В СССР территория Казахстана рассматривалась как резерв развития добычи урана в будущем. Его месторождения были разведаны, их запасы оценены. Это и явилось базой бурного развития добычи урана в независимом Казахстане. На сегодня здесь разведано и изучено 129 месторождений и рудопроявлений. Всего в Казахстане запасы и ресурсы урана составляют около 1,7 млн т (12% мировых запасов и ресурсов). Его добыча ведётся на 20 рудниках. Все расположены на месторождениях песчаникового типа.

Казахстан является ведущим производителем урана в мире. Доля добываемого на его территории урана от добычи в мире составила: 2009 г. — 28%; 2010 г. — 33%; 2011 г. — 36%; 2012 г. — 36,5%; 2013 г. — 38%. Всего в 2012 г. добыто 20,9 тыс. т, в 2013 г. — 22,5 тыс. т (рост 7,7%). В 2014 г. планируется добыть — 24,0 тыс. т, в 2015 — 24,8 тыс. т, в 2016 — 25,6 тыс. т. Основной объём добычи урана приходится на национальную компанию «Казатомпром» (геологоразведка, добыча урана, его экспорт). Она добывает уран самостоятельно и в составе СП. В 2012 г. добыча компании составила (с учётом долей в СП) 11,9 тыс. т, в 2013 г. — 12,6 тыс. т, в I квартале 2014 г. — 3,0 тыс. т. В 2013 г. иностранными компаниями в Казахстане добыто 9,9 тыс. т урана (44% от общей добычи).

Uranium One — ключевой игрок, инструмент игроков или разменная монета?

В Казахстане Uranium One в составе СП ведёт промышленную добычу урана на шести рудниках: Акдала (70%), Южный Инкай (70%), Каратау (50%), Акбастау (50%), Заречное (49,67%) и Харасан (30%). Совладельцем первых четырёх рудников является только «Казатомпром». Её доля в руднике Заречное — 49,67%. Доля в 0,66% принадлежит «Карабалтинскому горнорудному комбинату» (Кыргызстан). В руднике Харасан «Казатомпрому» принадлежит 30%. Остальной долей (40%) владеет консорциум японских энергетических компаний Energy Asia Limited.

В 2012 г. Uranium One на своих казахстанских рудниках добыла 4387 т урана (с учётом её доли в рудниках), в 2013 г. — 4915 т (рост 12,0%). В I кв. 2014 г. добыто 1381 т (рост 9,6% к I кв. 2013 г.). К 2017 г. добычу урана планируется довести до 6000 т.

Uranium One «единолично» владеет ещё двумя урановыми рудниками — Уиллоу Крик (Willow Creek, США) и Ханимун (Honeymoon, Австралия). На руднике Уиллоу Крик ведётся промышленная добыча урана. В 2013 г. добыто 426 т. В I кв. 2014 г. — 79 т (снижение 27,5% к I кв. 2013 г.). На Ханимун ведётся опытно-промышленная добыча. За первое полугодие 2013 г. добыто 83 т. Со второго полугодия рудник законсервирован. Всего Uranium One в 2012 г. добыла 5534 т, в 2013 г. — 5988 т, в 2014 г. планируется добыть 5625 т.

Uranium One имеет долю (13,9%) в руднике Мкюйю Ривер (Mkuju River, Танзания), являясь оператором. Ведётся подготовка технико-экономического обоснования его разработки. У компании имелся опцион по увеличению доли в руднике, и такая возможность была. Но в конце 2013 г. принято решение о нецелесообразности этого шага.

Снижение добычи урана на руднике Уиллоу Крик и её прекращение на Ханимун, а также отказ от увеличения доли в Мкюйю Ривер связано с неблагоприятной конъюнктурой на мировом рынке. Цена на уран падает. Средняя отпускная цена Uranium One на него в I кв. 2013 г. составляла 45 долл. за фунт, а в I кв. 2014 г — 36 долл. Скорректированный чистый убыток компании в I кв. 2014 г. составил 22,9 млн долл., в I кв. 2013 г. — 11,2 млн долл.

Uranium One создана в конце 2005 г. путём слияния двух добывающих компаний: канадской Southern Cross Resources Inc. и южноафриканской Aflease Gold and Uranium Resources Limited. Зарегистрирована в Канаде. В 2007 г. были куплены UrAsia Energy Ltd. и Energy Metals Corporation. UrAsia Energy Ltd. зарегистрирована в США. Именно она в конце 2005 г. купила за 420 млн долл. у не названной в то время «группы казахстанских инвесторов» доли в рудниках Акдала, Южный Инкай и Харасан. Запасы и ресурсы урана этих рудников составляют 71,8 тыс. т (по состоянию на 2013 г.). После покупки UrAsia Energy Ltd доли в рудниках перешли Uranium One. В конце 2009 г. Uranium One приобрела 50% долю в руднике Каратау, а в начале 2010 г. — рудник Уиллоу Крик (запасы и ресурсы урана 10,9 тыс. т). В конце 2010 г. она приобрела доли в рудниках Акбастау и Заречное.

В 90-х и первой половине нулевых годов Россия была сосредоточена на отстаивании своего суверенитета и своих природных ресурсов. Желающих добывать на территории России нефть, газ и руды металлов было много. Поэтому успехи России в борьбе за казахстанский уран были скромны. «Росатому» в лице его дочки «Атомредметзолото» (АРМЗ) достались жалкие крохи — в 2001 г. было создано СП по разработке рудника Заречное. Ситуация начала меняться только в конце 2006 г., когда была подписана Комплексная программа российско-казахстанского сотрудничества в области использования атомной энергии в мирных целях. В соответствии с ней создано СП по разработке рудника Акбастау. Вторая «подвижка» произошла в начале 2009 г. АРМЗ купила у казахстанской компании «Эффективная энергия» долю (50%) рудника Каратау, и на нём, а также на рудниках Заречное и Акбастау была начата опытно-промышленная добыча урана. В этом же году начался процесс поглощения «Росатомом» Uranium One. Первый шаг был нейтрален — АРМЗ обменял долю в Каратау на 19,9% акций Uranium One. Позднее доля АРМЗ была увеличена до 23,1%.

В июне 2010 г. АРМЗ увеличила свою долю в Uranium One до 51%. В качестве оплаты Uranium One получила доли АРМЗ в рудниках Заречное и Акбастау, а также 610 млн долл. Это как-то случайно совпало с началом в апреле 2010 г. расследования прокуратурой Алматы обстоятельств покупки UrAsia Energy Ltd. доли в рудниках Акдала, Южный Инкай и Харасан у «группы казахстанских инвесторов». По результатам последующей проверки выяснилось, что передача прав на разработку рудных полей носила криминальный характер. Но ещё в 2009 г. было установлено, что «группой инвесторов» являлись высшие должностные лица Казахстана (в том числе и тогдашний глава «Казахатомпрома»). То есть уже в начале 2009 г. было ясно, что права UrAsia Energy Ltd. (Uranium One) на разработку рудных полей будут аннулированы.

В январе 2013 г. АРМЗ купила оставшиеся акции Uranium One, которые подешевели после аварии на АЭС Фукусима. (49% за 1,3 млрд канадских долларов). Сюжет с «группой инвесторов» развивался по юридической логике. В марте 2013 г. суд Алматы аннулировал права UrAsia Energy Ltd. (Uranium One, АРМЗ, «Росатом») на разработку рудных полей Акдала, Южный Инкай и Харасан. Но уже в конце мая этот юридический конфликт был благополучно разрешён. Президенты России и Казахстана В. Путин и Н. Назарбаев подписали ряд двусторонних документов, направленных на развитие интеграции в области атомной энергетики. В них содержалась и «дорожная карта», предусматривающая до конца октября 2013 г. разрешение всех юридических вопросов по рассматриваемым рудникам на основе ранее заключённых лицензионных соглашений.

В январе текущего года глава «Росатома» С. Кириенко сообщил следующее: «Мы добывали 3 тыс. 200 т урана в год. В 2013 г. мы добыли 8 тыс. 400 т». Как можно понять, приведённая цифра «8 тыс. 400 т» дана с учётом того, что Uranium One в первой половине января 2013 г. принадлежал «Росатому» только на 51%. А цифра «3 тыс. 200 т» характеризует добычу урана на территории России. В 2013 г. внучка «Росатома» Uranium One на казахстанских рудниках добыла 4915 т урана (49,6% от общей добычи иностранными компаниями). Это в 1,54 раза больше, чем «Росатом» добыл на территории России. Это и есть цена вопроса в битве за уран Казахстана. Убытки Uranium One в 2013 и начале 2014 гг. при её включении в вертикально интегрированную компанию «Росатом» носят формальный характер, поскольку низкие цены на уран приводят к экономии на топливо для АЭС. А отказ от покупки доли в руднике Мкюйю Ривер, скорее всего, связан с тем, что в ближайшем будущем её можно будет купить гораздо дешевле.

«Росатом»: причины успехов

В период с начала 2009 г. до начала 2013 г. «Росатом» не только кардинально «подвинул» западные фирмы в добыче урана в Казахстане, но получил рудники в США и Австралии. Как такое могло получиться? Кто разрешил? На «Росатом» работало два фактора. Первый мы только обозначим. «Как отметила генеральный директор ОАО «Техснабэкспорт» Л.М. Залимская, успешное выполнение Программы ВОУ-НОУ заложило прочную основу для дальнейшего развития российско-американского сотрудничества в ядерной сфере» (апрель 2014 г.). Это так. Основа дальнейшего сотрудничества действительно прочна. США попали в этой сфере в технологическую зависимость от «Росатома», главным образом, в области обогащения урана. Очевидно, на завершающем этапе программы ВОУ-НОУ между Россией и США было заключено пакетное соглашение, по которому Uranium One «отошла» к «Росатому». Скорее всего, по этому же пакетному соглашению «Росатом» получил контроль над пятой частью запасов урана США. Отметим ещё один важный момент. Uranium One на руднике Уиллоу Крик добыла в 2013 г. 426 т урана, что составляет 19,5% от общей его добычи в США (2181 т).

Второй фактор, работающий на то, что «Росатом» занял достойное место в добыче урана на территории Казахстана, — это Комплексная программа российско-казахстанского сотрудничества в области использования атомной энергии в мирных целях. Программу, подписанную в 2006 г., мы уже упомянули. Упомянули и о подписании президентами России и Казахстана ряда двусторонних документов в мае 2013 г. Кроме решения юридических вопросов с урановыми рудниками, документы включают и Меморандум по совместному строительству на территории Казахстана АЭС мощностью 1200 МВт. «Росатом» и «Казатомпром» подписали и совместное заявление о развитии сотрудничества в сфере альтернативной энергетики и производства редких и редкоземельных металлов. Отдельный меморандум по последнему вопросу подписан 25 июня текущего года в Москве. Конкретный проект добычи скандия из продуктивных растворов урановых рудных полей имеется у Uranium One. Соответствующая технология создана российскими учёными. В 2013 г. по ней получены первые килограммы этого редкоземельного металла. Объёмы добычи скандия на рудниках Uranium One могут быть настолько большими, что способны обрушить его мировой рынок.

Ещё один совместный российско-казахский проект начал работать в 2013 г. В октябре 2006 г. на паритетных началах («ТВЭЛ», дочка «Росатома» и «Казатомпром») создали «Центр по обогащению урана». В сентябре 2013 г. он приобрёл долю в уставном капитале «Уральского электрохимического комбината» в размере 25% плюс одна акция. Казахстану эта сделка обошлась примерно в 400–500 млн долл. Теперь «Казатомпром» имеет право обогащать на комбинате свой уран. До конца 2013 г. «Центр по обогащению урана» должен был осуществить первую коммерческую поставку в объёме 300 тысяч ЕРР (единица работы разделения). В последующие годы «Казатомпром» будет иметь гарантированный доступ к обогащению урана в объёме до 5 миллионов ЕРР.

Анатолий Тюрин

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 3 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Фунты, тугрики...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины