Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Фунты, тугрики...

Неужели Украине придется «припасть к земле»?

Источник: "Версии"
24.07.2014

Одним из самых любимых занятий журналистов последнего времени стало считать деньги в карманах России: сколько она потеряла (или потеряет) в результате американо-европейских санкций. Экспертные оценки очень мрачные, но состав работы нынешних экспертов в том, чтобы 10% своего времени давать прогнозы, а 90% объяснять, почему они не сбылись.

Пока цифры показывают, что, например, профицит (превышение доходов над расходами) федерального бюджета России за первые два месяцы 2014 года составил 30,484 млрд. руб., а профицит торгового баланса только в мае – 18,3 млрд. долл. Теоретически, конечно, профицит – это такая же «смерть экономики», как и дефицит, но согласитесь: умирать лучше с деньгами в кармане дорогих брюк, чем с голой задницей на морозе…

Да и степень исполнения санкций – это нечто, вызывающее смутные сомнения. В январе-мае 2014 года из 10 основных торговых партнеров России только четыре (Нидерланды, Италия, Япония, Польша) сократили товарооборот с Москвой. Зато с Германией – +3,5%, с Англией – +2,7%. И самое смешное, США – +16,0%. Господину Бараку Обаме впору начинать понимать эмоции товарища Иосифа Сталина, когда тот с ненавистью произносил слово «саботаж».

Долго ли продержатся другие «санкционщики»? Та же Япония очень быстро сообразила, что на самом деле означает газовый «мегадоговор» Китая и России, и уже в конце мая группа из 33 японских парламентариев начала «продавливать» строительство трубопровода между российским островом Сахалин и северо-восточной японской префектурой Ибараки. Этот проект – без малого «треть китайского»: длина трубопровода составит 1350 километров, годовая пропускная мощность – 20 млрд. кубов, общая стоимость – 5,9 млрд. долл.

Ну, а если «цивилизованные страны» будут и далее наращивать санкционное давление, то «свято место пусто не бывает». В список ВИП-партнеров может ворваться, например, «нецивилизованная Индия». Ведь «ОАО «Роснефть» и индийская ONGC Videsh Ltd. подписали же на последнем Санкт-Петербургском экономическом форуме «меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству на арктическом шельфе России». А это означает, что на север России могут прийти очень большие деньги.

Или совсем «дикий Иран» (Ахемениды, Персеполь, Накше-Рустам и Фирдоуси – не в счет). Особенно если будет все-таки подписан супердоговор «нефть в обмен на товары», приносящий России не только 500 тысяч баррелей нефти в день, но и рынок крупнейшей центральноазиатской страны.

Вот и получается, что в российских портках какая-то копейка водится. В отличие от украинских шароваров. Там беда…

Критерий беды оценить сложно. Чаще всего апеллируют к падению валового внутреннего продукта (ВВП). Для Украины такое падение прогнозируют в пределах от 6 (Международный Валютный Фонд) до 8 (Европейский Банк Реконструкции и развития) процентов. Не так уж и много, но критерий ВВП – лукавый критерий. Туда входят «услуги», составляющие до трех четвертей бюджета развитых стран. Услуги финансовые, сиречь делание денег из воздуха биржевых спекуляций. И просто услуги: например, зарплата швейцара, открывающего двери гостиницы, как и охранника, наблюдающего за этим интереснейшим и высокотехнологичным процессом, – это тоже ВВП.

Гораздо более адекватным действительности критерием оценки будет подсчет того, что осталось на счетах производителей реального продукта – который можно пощупать, надеть, съесть. Выпить, в конце концов. У статистиков это называется «чистая прибыль (убыток) предприятий по видам экономической деятельности за определенный период».

Эти таблицы в материалах Государственного Комитета статистики Украины без особой подготовки просматривать нельзя. Украинская экономика никогда не была особо эффективной, и цифры потерь впечатляли всегда. В прошлом 2013 году потери украинских хозяйств составили 22,494 млрд. грн. (цифры округлены до миллиона). Причем основной рост убытков (с 4,294 млрд. по итогам первых трех кварталов) произошел в октябре-декабре, когда стало понятно, что борьба с «преступной бандой Януковича» добром для украинской экономики не закончится.

Но даже в том, прошлогоднем кошмаре были плюсы: сельское, лесное и рыбное хозяйства заработали 15,864 млрд., информация и телекоммуникации – 4,814, страховщики – 5,055, и даже образование оказалось в плюсе на 117 млн. Это данные только по большим и средним предприятиям, которые в основном характеризуют экономику страны и перспективы пополнения ее казны. И так, наверное, правильно, поскольку малый легальный бизнес в условиях революций, криминала и передела собственности – это первый кандидат в покойники.

И вот только первые три месяца года 2014-го. Чистый убыток больших и средних предприятий по стране – 184,552 млрд. (сто восемьдесят четыре млрд. пятьсот пятьдесят два млн.) гривен. В сравнении с периодом январь-март 2013 года – рост в двадцать один раз!!! Из отраслей, закончивших квартал «с прибылью», – только «образование» (24,7 млн.) и «искусство, спорт, развлечения и отдых» (129 млн.).

Между прочим, эта сумма составляет без малого 12% всего номинального ВВП Украины 2013 года (1576 млрд. гривен). И это только в первом квартале. Откуда в таких условиях МВФ и ЕБРР берут свои 6-8% снижения ВВП Украины – ума не приложу.

И 15-16 миллиардов, которое до конца года на урожае заработает сельское хозяйство, картины абсолютно не изменят. Во-первых, на полях Донбасса и Луганщины ныне особо не заработаешь, а во-вторых – урожай будет хуже, чем в прошлом году. Но главное – рухнула промышленность. Если за весь прошлый год убыток предприятий крупной и средней промышленности составлял четыре с половиной миллиарда, то за первые три месяца 2014-го – 84,254 млрд.

Перспектив никаких. И не потому, что на востоке страны идет гражданская война, и, например, огромный Донецкий металлургический завод Виктора Нусенкиса, в реконструкцию электросталеплавильного производства которого уже вложено более 1,7 млрд. грн., стоит – и дай Бог, чтобы не был разрушен (во всяком случае, основное производство там остановлено). Главная беда в том, что действия киевских властей обрекают промышленность как таковую, закрывая для нее основной рынок сбыта – Россию.

В июне президент Петр Порошенко запретил сотрудничество с Россией в сфере военно-промышленного комплекса, а через месяц премьер Арсений Яценюк анонсировал прекращение двусторонних торговых отношений с Россией. Для России это, конечно, неприятность: все-таки, к примеру, в кооперации с российской «Объединенной Авиационной корпорацией» участвуют более 50 украинских предприятий, и не менее половины из них расположено в центральной и западной части страны. Но Россия выживет: полное импортозамещение там ожидается в течение двух лет, а пока есть складские запасы. Но что будет с украинскими «гордостями» – с АО «Мотор Сич», с ПО «Южмаш», (Днепропетровск), с заводом Малышева (Харьков) и многими другими?

И что будет с украинским торговым балансом, если украинские вагоностроители потеряют 2,6 млрд. долл. от прекращения экспорта в Россию подвижного состава и его комплектующих? Или металлурги – 1,6 млрд. от остановки вывоза арматуры и стальных конструкций? Или трубопрокатчики – 950 млн. от прекращения поставки труб? Всего, по данным «Форбс» в 2012 году только по семи основным торговым позициям Украина вывозила в Россию продукции на 7,190 млрд. долл. Теперь этих денег не будет.

Сельское хозяйство, повторюсь, украинскую казну тоже не спасет. Я не знаком с убеждающими цифрами вывоза украинской сельхозпродукции в Россию, но знаю, что по данным украинской информационной компании «ПроАгро» из квот на поставки сельскохозяйственной продукции в Евросоюз Украина выбрала только одну – на 10 000 тонн соков. Квоты по пшенице выбраны на 12,7%, по крупам – на 14,3%, по меду – на 50%. Вывод: «поставкам украинской продукции мешает отсутствие интереса к ней в Европе, несоответствие цены и качества, неготовность украинской законодательной и технической базы, незаинтересованность самих украинских компаний в рынке ЕС».

Какой же прогноз? Денег нет и не будет. В условиях болезненно возбужденного гражданского общества к осени в Украине зреет не то что Майдан – Майданище, неизбежность которого изящно обосновал украинский журналист Игорь Круглов. Да и Круглова не обязательно читать, мне было достаточно посмотреть на июльскую квартирную квитанцию: газ – +86,7%, свет – +15%, домофон – +30%.

И вот здесь-то и возникает прогноз: власть будет искать новый ресурс. А поскольку иных ресурсов нет (кроме человеческих жизней, столь щедро сжигаемых на востоке), то обратятся к последнему, что имеет эта страна – к земле. 10 июля премьер Яценюк «анонсировал»: «Мы объявим самую масштабную приватизацию за все 20 лет». Но из объектов будущей приватизации кокетливо назвал только «Укрспирт». Но что такое «Укрспирт» с его 85 предприятиями государственной формы собственности по сравнению с тем, что государство Украина разбазарило за последние четверть века? Мелочь. На «самое масштабное» не тянет.

Зато украинская земля, стоимость которой никто не знает (по разным оценкам – от 300 млрд. до 3 трлн. долл.) – это достойный объект для амбиций украинского киндер-премьера. Он останется при деньгах, а земля перейдет в руки ну очень ограниченного круга людей.

И я молю Бога, чтобы в ближайшем будущем я 90% своего времени посвящал тому, чтобы объяснять, почему мой прогноз оказался ошибочным!!!

Андрей Ганжа

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.