Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Турецкое вторжение в Сирию: Анкара наконец-то вступает в войну с ИГ

25 августа 2016
<
Увеличить фото...  

Свершилось то, о чем так много говорили после гибели 24 ноября 2015 года российского бомбардировщика Су-24М. То, с вероятностью чего связывали неожиданный вывод в середине марта 2016-го ударных бортов ВКС с сирийского «Хмеймима». 24 августа приблизительно в 6.00 турецкие танки двинулись через границу в Сирию. Операция «Щит Евфрата» началась.

Тишина в эфире

Ситуация, на первый взгляд, выглядит странно. Еще этой весной малейшие поползновения турок на сирийской территории вызывали немедленное осуждение со стороны как правительства Башара Асада, так и российской власти.

«Части турецкой армии вошли на территорию Сирии и заняли холм Таль-Зияб. Турция хочет не только разделить пополам территорию, где проживают курды, но и прикрыть поставку цистерн с сирийской нефтью, которую вывозят из Ракки джихадисты».

Вывод Дамаска и Москвы: турки плохие.

«Турция начала переброску к границе с Сирией новых воинских контингентов из глубины страны и форсировала силовую «зачистку» турецкого Курдистана. Эрдоган все громче настаивает на необходимости создания «зоны безопасности» на севере Сирии с помощью ввода туда турецких войск. Турки осуществляют поддержку т. н. «умеренной» сирийской оппозиции с целью использования ее в первую очередь для борьбы с отрядами сирийских курдов».

Вывод Дамаска и Москвы: турки очень плохие.

«Турецкие войска начали артиллерийские обстрелы тех курдских отрядов, которые действуют на территории Сирии против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в РФ) и «Ан-Нусры».

Вывод Дамаска и Москвы: турки не просто плохие. Турки ужасные.

Турецкое вторжение в Сирию: Анкара наконец-то вступает в войну с ИГ

«Турецкие войска, стараясь не допустить расширения зоны влияния сирийских курдов, перешли границу и оборудовали блокпосты на подступах к сирийскому городу Азаз. Местное население лишилось оливковых посадок. С занятого плацдарма турки осуществляют поставки вооружения боевикам террористической организации «Джабхат Ан-Нусра» (запрещена в РФ).

Вывод Дамаска и Москвы: турки очень!.. Ну, вы поняли.

И вот сегодня, 24 августа, начиная с 4:00, сперва турецкая артиллерия, РСЗО и авиация два часа молотят по сирийской территории, занятой ИГ. Затем через границу в сторону сирийского города Джараблус в сопровождении бронетехники выдвигается несколько сотен бойцов протурецких парамилитарных формирований и турецких спецназовцев. В затылок им дышат уже развернутые в иле Газиантеп и прогревающие моторы две армейские бригады османов. Все спешат как на пожар, потому что к тому же Джараблусу от сирийского Манбиджа идут курды.

Читайте также: Сирия встречает турецкие танки: кто с кем будет теперь воевать

Вывод Дамаска и Москвы… Его просто нет. Лишь тишина в эфире, которую во второй половине дня прервал сирийский МИД, довольно вяло осудивший «операцию турецкой армии». Вместо былого метания молний в сторону Анкары Дамаск на сей раз ограничился чисто ритуальным действием.

Почему? Давайте разберемся.

Турки против курдов

Надеемся, наши читатели обратили внимание, что рефреном всех процитированных выше сообщений идет бегущая строка «Турки против курдов»? Все правильно. Главной доминантой сперва внутренней, а затем и внешней политики Турции конца XX–начала XXI века стал турецко-курдский конфликт.

Суть его проста. Курды, составляющие до 35% населения Турции и являющиеся на данный момент крупнейшим в мире народом без собственной государственности, старались эту самую государственность получить. Турки в ответ то запрещали, то разрешали курдский язык, подкупали курдскую элиту, остальных курдов расстреливали, бомбили и давили. То есть всячески противились получению курдами собственной государственности.

Турецкое вторжение в Сирию: Анкара наконец-то вступает в войну с ИГ

Этот конфликт туркам почти удалось помножить на ноль, когда в 2003 году пал иракский режим Саддама Хусейна. Причем произошло это не без проспонсированной американцами помощи иракских курдов. Последние де-факто получили за это автономию. Пример существования Иракского Курдистана вдохнул новые силы в уже почти замирившуюся с Анкарой и действующую на территории Турции Рабочую партию Курдистана. Туркам пришлось приложить массу усилий, чтобы отбить у РПК «вкус» к собственной автономии и одновременно наладить деловые отношения с лидером Иракского Курдистана Масудом Барзани.

Однако передышка у турок продлилась не долго. Уже весной 2011 года в Сирии вспыхнула гражданская война. Пользуясь тем, что Дамаск быстро утратил контроль над рядом регионов, теперь уже сирийские курды взялись за создание своей автономии. Несмотря на борьбу с оппозиционными Асаду отрядами, включая исламистов, сирийские курды упрямо расширяли подконтрольные им территории. И, поскольку те вплотную примыкали к территории расселения турецких курдов, Анкара закономерно забеспокоилась. Тем более что в Турции прекрасно помнили, кто стоял у истоков создания РПК… Это были сирийские курды!

В принципе, Анкара и до января 2014 года выступала бенефициаром «сирийской смуты». Но теперь, помимо явных дивидендов, конфликт в Сирии грозил обернуться для турок новой вспышкой курдского сепаратизма. Реджеп Эрдоган попытался решить эту проблему сразу с двух сторон.

Во-первых, он санкционировал ужесточение политики Анкары по отношению к РПК, включая бомбежки турецкими ВВС лагерей РПК на территории Иракского Курдистана, — на что Барзани, кстати, закрыл глаза. Во-вторых, турки начали постреливать по сирийским курдам через границу и снабжать часть антиасадовских группировок. Не за красивые глаза, понятное дело, а чтобы эти боевики, например «Джабхат Ан-Нусра», оттеснили сирийских курдов от турецкой границы.

И, в общем-то, до поры до времени у Эрдогана все получалось. Пока 30 сентября 2015 года в «посудную лавку», где президент Турции мирно закупался у ИГ контрабандной нефтью, строил антиасадовские козни и плел антикурдские интриги, не ворвался русский «слон».

Турецкое вторжение в Сирию: Анкара наконец-то вступает в войну с ИГ

Погром в посудной лавке

Ситуация изменилась в одночасье. Не то, чтобы Эрдоган был не в курсе планов Москвы. Но, очевидно, он ожидал, что российская операция против ИГ будет проводиться в духе действий возглавляемой США «антитеррористической коалиции» — ни шатко ни валко. Вместо этого Эрдоган получил «погром в посудной лавке».

Игиловские бензовозы стали гореть, прикормленных Анкарой исламистов стали бомбить, а РПК от фырканья и публичного негодования перешла к диверсиям. И это еще не все. США, со времен кампаний в Персидском заливе имевшие хорошие контакты среди курдов, высадили на севере Сирии свой спецназ. После чего американцы — союзники Турции по НАТО — стали оказывать помощь злейшим врагам турок, сирийским курдам.

Теперь речь шла уже не о подсчете выручки от торговли контрабандной нефтью, а о национальной безопасности Турции. Сначала Эрдоган попробовал как-то договориться с Москвой о снижении интенсивности антитеррористической операции ВКС РФ. Не получилось. Русские отказывались делить террористов на «плохих» и «хороших», продолжая гвоздить по ним бомбами и ракетами вне зависимости от того, кто выступал спонсорами данной террористической группировки. Тогда Эрдоган попытался договориться с Вашингтоном по курдскому вопросу. Тоже не взлетело… После чего президента Турции, что называется, понесло. И 24 ноября 2015 года близ сирийско-турецкой границы с российским Су-24М произошло то, что произошло.

Отношения Анкары и Москвы с высот недавней дружбы мгновенно упали практически до точки замерзания, но легче от этого Эрдогану не стало. Ни США, ни НАТО не демонстрировали желания вступаться за своего восточного «союзника». Мало того, русские продолжали бомбить сирийских террористов и начали поговаривать что-то про турецкие помидоры. Янки же продолжали «охмурять» сирийских курдов, все громче нашептывая им в уши волшебное словосочетание «государство Курдистан».

В довесок к этому, турецкие курды объявили войну турецким полицейским. Анкаре пришлось 21 декабря 2015 года бросить десятитысячную группировку силовиков против боевиков РПК в городах Джизре и Силопи. Что, с учетом сформировавшегося в Европе взгляда на Эрдогана как на «бессовестного шантажиста мигрантами», нанесло новый удар по имиджу турецкого президента.

Турецкое вторжение в Сирию: Анкара наконец-то вступает в войну с ИГ

Эрдоган метался как волк, обложенный со всех сторон охотниками. Он то пытался дозвониться до Владимира Путина, то, напротив, грозил России и обнимался с Киевом. Он декларировал единство взглядов с Белым Домом, а потом сбегал из США с похорон Мохаммеда Али. Он настаивал на том, что протурецких боевиков в Сирии атаковать нельзя, а вот сирийских курдом из режима прекращения огня следует исключить. Он благодушно принимал у себя под видом беженцев исламистов, а потом страшно удивлялся, когда другие исламисты с территории Сирии обстреливают турецких военнослужащих...

«Щит Евфрата»

17 марта 2016 года сирийские курды официально объявили о создании своей автономии в составе трех кантонов под общим названием «Регион Рожава». Вконец обозленный Эрдоган выгнал к сирийской границе войска и предупредил, что готов любым способом покончить с Сирийским Курдистаном. Мир замер в тягостном ожидании того, что возьмет верх: разум турецкого президента или его эмоции?

Но вместо ожидаемого турецкого вторжения в Сирию и прогнозируемого столкновения турецких войск с сирийскими и российскими произошло нечто иное. Турцию потрясла череда взрывов, устроенных игиловцами, которая завершилась 28 июня 2016 года настоящим армагеддоном в стамбульском аэропорту имени Ататюрка. А 15–16 июля 2016-го в Турции грянул путч.

Читайте также: Салафиты на Херсонщине: ростки «Исламского государства» прорастают на Украине

В России есть поговорка: «Какой борщ, когда такие дела на кухне?!..» После путча Эрдогану стало уже не до былых султанских замашек. Особенно когда выяснилось, что из-за спин заговорщиков нет-нет да и выглянут «американские уши».

Пришлось мириться с Россией и даже серьезно урезать помощь, поставляемую через границу «своим» боевикам в Сирии. Пришлось отказаться от требования немедленного ухода Асада. Пришлось смиренно смотреть на то, как действующие на стороне Асада силы блокируют Алеппо. В общем, много чего Эрдогану пришлось. Но когда сирийские курды взяли город Манбидж и оттуда развернули наступление на север, отсекая действующих в Сирии протурецких боевиков от Турции… Когда возникла опасность, что кантоны Африн, Кобани и Джазира объединятся, что даст курдам контроль над 90% сирийско-турецкой границы… Эрдоган снова не выдержал.

Турецкое вторжение в Сирию: Анкара наконец-то вступает в войну с ИГ

Правда, на сей раз он не действовал безоглядно, а связался с российским и сирийским руководством. К описываемому моменту сирийские курды, в силу примирения Турции с Россией, перестали рассматриваться Москвой и Дамаском как средство давления на Анкару. Наоборот, всячески поддерживаемые Вашингтоном в их стремлении к полной автономии сирийские курды теперь становились серьезной угрозой для государственной целостности Сирии — вне зависимости от того, что от этой целостности к концу лета 2016 года осталось. Иными словами, сепаратизм сирийских курдов становился серьезной помехой в деле скорейшего уничтожения ИГ. Что сами курды совсем недавно и доказали, втянувшись в бои с правительственными сирийскими войсками в Эль-Хасаке.

Что было дальше? Надо полагать, план операции «Щит Евфрата» был разработан турецкими военными достаточно давно. Согласно ему, предполагалось, в случае опасности выхода сирийских курдов к границе с Турцией в районе Джараблуса, обеспечить силами турецкой армии «зачистку» этого города от джихадистов. После чего оборона Джараблуса должна была быть передана протурецким боевикам. Официальным поводом к началу операции должны были послужить участившиеся обстрелы турецких населенных пунктов с сирийской территории.

24 августа с ведома Москвы и Дамаска, для которых Анкара внезапно оказалась ситуативным союзником, «Щит Евфрата» начался осуществляться. Судя по тому, что Москва и Дамаск до сих пор не трубят на весь мир о начале турецкой интервенции, Эрдоган пока действует в рамках достигнутых договоренностей. А вот удержится ли турецкий президент в этих рамках дальше — вопрос пока открытый.

Пожалуй, единственное, что во всей этой истории не вызывает сомнений, это то, по кому текущая инициатива Реджепа Эрдогана ударит больнее всего. Конечно, это будет «Исламское государство».

ФАН

Андрей Союстов

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Политика»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины