Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Иначе нас сожрут. К атаке террористов на Казахстан

7 июня 2016
© AP Photo/ Peter Leonard
© AP Photo/ Peter Leonard
<
Увеличить фото...  
Источник: "На линии"

Последние годы для описания событий на международной арене стало популярно цитировать Крылова: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Однако куда более актуальным в данном случае был бы вопрос: виноват ли волк в том, что ему хочется кушать, а ягненок в его рационе самый подходящий вариант?

Виновата ли любая держава в том, что следует базовому инстинкту – самосохранения? Виноват ли Запад, пришедший к исчерпанию текущей финансово-политической модели, в том, что стремится предотвратить/отсрочить самый худший для себя вариант развития событий? И виноват ли он в том, что мир так устроен, что сделать это можно за счет окружающих «ягнят»?

Ответить на эти вопросы полезно хотя бы для того, чтобы снять эмоциональный накал, поскольку он мешает адекватному восприятию многих текущих событий.

После некоторого периода затишья события вновь можно раскладывать пасьянсом как колоду карт.

  1. Китай и США обменялись очередными жесткими заявлениями по поводу ситуации в Юго-Восточной Азии, в целом, и в Южно-Китайском море, в частности.
  2. Германия, похоже, решила, что Россия для нее «больше не является партнером, а стала соперником».
  3. НАТО упорно стремится защитить страны Балтии от российской агрессии, а России по-прежнему не в курсе собственных агрессивных планов по повторной индустриализации балтийских соседей.
  4. А в Казахстане вчера произошла террористическая атака – со стрельбой в городе посреди бела дня и почти десятком погибших.

Время снова понеслось вскачь. Причем события в Казахстане являются четким маркером – оно на исходе. У наших партнеров на исходе. Слишком уж все быстро и нервно развивается.

Ровно две недели назад в Алма-Ате закончились, по сути, не начавшись, антиправительственные акции протеста, срежиссированные по уже хорошо знакомым лекалам цветных революций последнего десятилетия – реальная болевая общественная точка, вызывающее недовольство решение властей, стоящие за все хорошее онижедети и активисты с хорошими лицами.

Проблема в том, что технология цветной революции уже давно утеряла свою былую эффективность. С одной стороны, государства, против которых ее применяют, научились ее купировать. Успешных примеров за последние годы появилась масса – от России 2012-го до Гонконга 2014-го и Еревана 2015-го. А с другой стороны, многие люди в самых разных странах, насмотревшись на украинский Евромайдан, стали куда более трезво и цинично смотреть на попытки использовать себя в данных процессах.

Так что майские события в Алма-Ате стали очередным свидетельством того, что цветные революции как эффективный инструмент давления на неугодные режимы можно списывать в утиль.

Однако, как и следовало ожидать, радоваться было рано.

Нападение боевиков, попытка штурма воинской части, погибшие и раненые – и все это буквально спустя две недели после погашенного очага политических акций. Выглядит слишком последовательно для случайного совпадения.

Последовательно – и торопливо. Кто-то очень торопится дестабилизировать самую большую, устойчивую и благополучную страну Средней Азии.

Кстати, далеко не факт, что удар по Казахстану нанесен из-за России. С не меньшей вероятностью главной целью является Китай. Еще одно удивительное совпадение: на днях Государственный департамент США вспомнил о событиях, которые можно было назвать первой провалившейся цветной революцией – на площади Тяньаньмэнь, и призвал Китай покаяться, ну, то есть «предать гласности число жертв».

Как бы то ни было, будут пытаться рвать там, где тонко. А Казахстан – при всем своем сравнительном благополучии – тонкое место. Главная проблема в том, что слишком многое там завязано на Нурсултана Назарбаева, который, с одной стороны, является создателем казахстанской государственности и действительно отцом нации, а с другой, уже сильно немолод. И вопросы, что будет после его ухода, сможет ли система сохранить целостность и преемственность, становятся все более насущными, острыми и тревожными.

В то же время факт, что Казахстан начали активно раскачивать сейчас, когда Назарбаев еще в полной силе и явно не собирается отпускать вожжи, внушает некоторый оптимизм. Он говорит о том, что времени (пять-семь-десять лет) ждать его ухода у наших партнеров-оппонентов нет. А это хорошо, поскольку торопливость порождает небрежность, суетливость и, как следствие, ошибки.

Так что злиться и расстраиваться по поводу того, что к еще одной стране у границ России подпалили бикфордов шнур, есть ошибочная реакция. Стоит оценить, что это происходит сейчас, пока почва в Казахстане еще не подготовлена до конца, пока его система сохраняет прочность и стабильность, а у Назарбаева есть все шансы не допустить раскрутки маховика дестабилизации и удержать ситуацию под контролем.

А Россия… Что Россия?

Россия ускоренными темпами создает Росгвардию, чистит правоохранительные органы и вообще держит в тонусе силовые структуры – и правильно делает.

Самый надежный способ не быть съеденным волком – самому быть волком.

Ирина Алкснис

...в современном мире проблемы возникают не у тех государств, в которых для этого есть реальные внутренние предпосылки, а у тех, кому не повезло оказаться в точке пересечения интересов геополитических игроков.

Так, например, режим Муамара Каддафи в Ливии был внутренне стабилен и экономически успешен. Тем не менее, в один трагический день некие "повстанцы" (которые позднее были признаны мировым сообществом исламистскими боевиками, переброшенными из-за рубежа) взяли штурмом воинскую часть в Бенгази и развязали гражданскую войну, закончившуюся полным уничтожением ливийской государственности.

Вооружённый мятеж в Актобе был буквальным повторением старта ливийской войны.

Только неудачным. Исламисты разгромили оружейные магазины и попытались захватить воинскую часть. Если бы им это удалось, то можно не сомневаться, что с использованием захваченного арсенала они бы вооружили небольшую армию и попытались бы создать "повстанческое правительство".

Для ливийского формата гражданской войны Актобе расположен очень удачно. Это достаточно крупный город, чтобы стать столицей мятежников. В то же время он находится в отдалении от всех крупных казахстанских центров. Также далеки от него и основные группировки вооружённых сил Казахстана, которые в основном заняты прикрытием проблемных южных границ. При этом казахстанская армия очень невелика, по сравнению с огромными размерами территории. То есть быстро перебросить войска и создать группировку, достаточную для подавления мятежа (если бы ему удалось перейти в фазу расширения), было бы сложно.

Сам Актобе является перекрёстком шоссейных дорог, что позволяет быстро перебрасывать летучие отряды мятежников на юг, запад и восток Казахстана, а также на север, к находящейся всего в ста километрах российской границе.

На сто километров южнее, в полутора часах езды на традиционных джихадистских "тачанках" (пикапы с пулеметом) для которых казахстанская степь столь же доступна, как ливийская пустыня, находится железнодорожный узел Кандыагаш.

Проходящая через Актобе железнодорожная ветка также ведёт к российской границе.

По железной или шоссейной дороге от Актобе до Оренбурга — 300 километров.

Напрямую по степи – раза в полтора короче.

Граница между Казахстаном и Россией, как между партнёрами по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), является открытой. Да если бы она таковой и не была, перекрыть тысячи километров степной границы – задача нетривиальная. Для этого целая армия нужна.

Под прицелом – Россия и КитайКазахстан является не только одним из базовых членов ЕАЭС. Через него ещё и пролегает кратчайший путь транзита китайских товаров в Россию и далее в Западную Европу – одна из наиболее перспективных веток нового Великого шёлкового пути, который должен связать воедино азиатский и европейский рынки.

Казахстан также – один из главных, наряду с Россией, гарантов стабильности в Средней Азии. Более того, именно через территорию Казахстана Россия имеет доступ к бывшим советским среднеазиатским республикам, в том числе и к своей базе в Таджикистане.

Государства среднеазиатского юга, испытывающие джихадистское давление с территории Афганистана, в случае дестабилизации Казахстана, оказываются в капкане. Их границы теряют устойчивость практически по всей своей протяжённости (кроме туркменско-иранской), а помощь и поддержку они смогут получать только по воздуху.

Таким образом, в случае удачи мятеж в Актобе, при минимальном ресурсном обеспечении, практически за счёт местных возможностей, решал бы несколько стратегических задач.

Во-первых, внутренним конфликтом связывалась армия Казахстана, которая больше не смогла бы играть стабилизирующую роль на среднеазиатском юге.

Во-вторых, ставились бы под угрозу, а в худшем случае разрывались бы пути китайско-российского и китайско-европейского транзита.

В-третьих, протяжённая и открытая российско-казахстанская граница давала бы неограниченные возможности для проникновения джихадистских банд на территорию России. В свою очередь, это потребовало бы от Москвы принятия экстренных мер по обеспечению военного прикрытия границы. То есть Россия была бы вынуждена ослабить свою группировку на западном направлении и сконцентрировать большое количество войск для пресечения прорыва джихадистов на собственную территорию.

С учётом мобильности джихадистов и дешевизны их обеспечения (в основном они кормятся за счёт местных ресурсов) от Москвы потребовалось бы надолго сковать многократно избыточные военные силы и материальные ресурсы против малочисленного, но неуловимого противника.

 В-четвёртых, в случае минимально успешного развития мятежа, дестабилизация грозила бы всей Средней Азии. То есть на южных границах России открылась бы огромная чёрная дыра (от Оренбурга до Индийского океана), пожирающая дефицитные ресурсы. Её сколько-нибудь быстрое закрытие было бы невозможно. Это была бы проблема на десятилетия.

Наконец, под угрозой закрытия оказались бы такие интеграционные проекты, как ЕАЭС, ШОС, ОДКБ.

Представим, что совместными усилиями России и Казахстана, в рамках обязательств по ОДКБ, мятеж бы удалось подавить относительно быстро и избежать масштабной дестабилизации региона. Но сам факт военного взаимодействия Москвы и Астаны в северных районах Казахстана, где проживает высокий процент русского населения, позволил бы нашим западным "друзьям и партнёрам" в очередной раз начать разговоры о вмешательстве России во внутренние дела граничащих с ней государств и обвинить в попытках воссоздания СССР. Наверняка были бы предприняты попытки посеять недоверие если не между Москвой и Астаной, то между русским и казахским населением Казахстана, а также усилить военную русофобскую истерию восточноевропейских лимитрофов.

Мятеж в Сирии дестабилизировал весь Ближний Восток. Мятеж в Ливии – Северную Африку. Оба эти мятежа, а также переворот на Украине создали серьёзные проблемы России и Европейскому союзу. На этом фоне мятеж в Казахстане дополнил бы картину, погрузив в хаос весь центр Евразии и полностью разорвав торгово-экономические связи между Европой и Азией.

На этом фоне американские проекты Трансатлантической и Транстихоокеанской зон свободной торговли оказались бы безальтернативными предложениями.

Поэтому я уверен, что в Актобе мы имели дело с первой, но не с последней попыткой развязать гражданскую войну в ключевой стране Средней Азии.

Казахстанские силовые структуры сработали достаточно эффективно, и это радует. Но это также значит, что следующая попытка будет подготовлена лучше. Так что расслабляться нельзя.

Источник

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 5 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Политика»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины