Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Политика

Взгляды ведущих французских экспертов и аналитиков в области безопасности на политику России

28.03.2016
Французский истребитель Dassault Mirage F.1B (серийный номер 517, бортовой номер 118-SC) и российский истребитель МиГ-29УБ на совместных учениях, Нижегородская область, август 2013 года (с) Первый канал

8 марта 2016 года в комитете по международным делам французского Сената состоялись слушания относительно России.

В качестве докладчиков были приглашены Тома Гомар (Thomas Gomart), директор Французского института международных отношений (l'Institut français des relations internationales) и Камий Гран (Camille Grand), директор Фонда стратегических исследований (Fondation pour la recherche stratégique). Слушания состояли в докладе гостей и вопросов участников. Наш блог публикует наиболее характерные выдержки данной встречи. Они, на наш взгляд, представляют несомненный интерес, так как отражают взгляды на Россию и ее политику, а также рекомендации политическому истеблишменту ведущих французских аналитических центров в области безопасности и международных отношений.

Французские политологи отметили, что в настоящее время в отношениях России и Запада нет ни состояния Холодной войны, ни ситуации пост-Холодной войны, когда доминирующей парадигмой было партнерство и сотрудничество. И возврата к тем отношениям, которые были до украинского кризиса, уже не будет. Россия более не является ни врагом, ни партнером – это стратегический конкурент, который не разделяет западные ценности и интересы. В украинском конфликте поведение России беспрецедентно в период после Холодной войны – кроме утверждения российской мощи, это еще и попытка пересмотреть те основные принципы, которыми Европы руководствовалась на протяжении десятилетий.

Так, в Крыму впервые в Европе после Второй мировой войны имел место силовой передел границ.

Примечание VLADIMIR_KRM. А как же бывшая Югославия, Косово? А Кипр разве не Европа?

С момента конфликта с Грузией России не переступала через эту черту, хотя аннексия Крыма является прямым нарушением Хельсинских соглашений. Это тем более ошеломляюще, что как советская, так и российская дипломатия особенно пыталась сохранить границы, появившиеся по итогам Второй мировой войны. Это также нарушает принципы ООН, и когда вопрос о Крыме был вынесен на голосование Совета Безопасности, Россия применила свое право вето, показав, что отныне для нее важнее сила, а не закон. И хотя ситуация на Украине несколько  успокоилась, мы должны это помнить.

Когда в 2007 году Россия приостановила свое участие в ДОВСЕ, это событие осталось почти незамеченным, однако открыло ей возможность для масштабной переброски войск на Кавказ и побережье Черного моря, рядом с границами Грузии и Украины.

Наконец, при подписании Будапештского меморандума в 1994 году Россия обязалась не ставить под сомнение суверенитет Украины, в обмен на отказ последней от своего ядерного оружия, запасы которого были на третьем месте в мире в то время. Да, этот меморандум не является международным соглашением в полном смысле слова, но являлся гарантией безопасности, о которой имелись политические договоренности. Кроме того, Украина лишилась важного элемента своей мощи в обмен на обещание, которое было нарушено спустя 20 лет.

Россия также вернулась на Ближний Восток – вмешательство в Сирии является первым за пределами бывших границ СССР, если не принимать в расчет кризис в Косово. Россия использовала военные и дипломатические инструменты для достижения своих целей, которые отличались от наших, но иногда совпадали.

Россия также продемонстрировала свои военные возможности, не только в области авиации и средств ПВО, но также и путем запуска крылатых ракет из Средиземного и Каспийского морей. За пределами Сирии русские демонстрируют нам свою военную мощь как результат роста военного бюджета на 200% за 15 лет. На сегодняшний день он в три раза превышает военный бюджет Франции, хотя значительно уступает показателям советского времени. Россия хочет воссоздать дуполию с США не беря в расчет региональных акторов, в первую очередь, Европу, в значительной степени маргинализированную.

Путин перевернул страницу периода после Холодной войны, который характеризовался евроатлантическим и панъевропейским сотрудничеством с целью открыть ворота эпохе геополитической конкуренции, что характеризуется отказом России от интеграции в европейское пространство. Мы вступили в эру блокового противостояния – ОДКБ против ЕС и НАТО.

Мы находимся в состоянии «холодного мира», о котором рассуждал Раймон Арон, при котором война маловероятна, но когда и сотрудничество не является основной моделью. Не будем попадать под чары франко-русского альянса, посмотрим правде в глаза и будем комбинировать сдерживание, если это необходимо, и сотрудничество, когда наши интересы совпадают.

В Сирии Россия продемонстрировала глобальный уровень своей мощи и сделала то, что Франция и Великобритания продемонстрировали в Ливии: это «витрина» для продажи вооружений, которые теперь получили приставку «проверено в бою». Военные действия прекратились, Россия занимает лидирующие позиции, режим Асада получил поддержку. Это успех.

Следует учитывать тот факт, что сейчас мы входим в зону турбулентности, в которой будем находиться до вступления в должность нового президента США в январе 2017 года. Это и саммит «Большой семерки» в Японии, в котором Россия не участвует, саммит НАТО в Варшаве, Олимпийские игры, и в сентябре – саммит «Двадцатки».

Зациклившись на внутренних проблемах, вызванных наплывом беженцев, Европа с трудом понимает логику российской политики. Она основана на балансировании между большой стратегией и ограниченными конфликтами, что создает впечатление об эффективности и стабильности, за счет чего можно получить психологические дивиденды.

В отношении вопросов безопасности Россия принимает миметическое поведение Запада.

Примечание VLADIMIR_KRM. Миметический - подражательный, похожий, сходный.

Российская доктринальная мысль говорит о «проблеме с Западом», как мы делаем с «русской проблемой». Россия также хочет проверить на прочность НАТО, опираясь на те силы, которые сопротивляются евроатлантическому сотрудничеству. К Турции следует обратить особое внимание, так как она является частью евроатлантического альянса, и это вынуждает вести диалог с Россией, это зона повышенного напряжения.

Россия хочет восстановить своего рода «Директорию» в рамках треугольника Вашингтон-Пекин-Москва. Ричард Никсон  в свое время повернулся к Мао Цзэдуну с целью ослабить СССР. Тогда Китай был самым слабым элементом треугольника. Теперь эта роль у России и она пытается соответствовать уровню других элементов. В 1999 году на Китай приходилось 7% мирового ВВП, и к 2020 году его доля вырастет до 20%. США упадут с 21% до 15%, Россия с 3% до 2,7%. Россия хочет компенсировать это сжатие за счет выстраивания особых отношений с Вашингтоном и Пекином, которые будут основаны на ядерном оружии.

Надо быть реалистами – в Европе и на Ближнем Востоке не может быть безопасности без участия России. Но и она одна не может обеспечивать  стабильность.

Политика России и Башара Асада в отношении «Исламского государства» являет собой пример крайнего цинизма. Сирийский диктатор раздал паспорта членам организации, чтобы они могли проникнуть в Европу под видом беженцев. Между этими событиями есть скрытые связи.

Длительность и способность к действию путинского режима являются ключевым вопросом. Считается, что у России имеются ресурсы для перемен в течение года. И Россия находится в очень жестком временном графике.

Российская политика имеет своей целью подорвать европейский проект, она опирается на популистов и националистов в странах Европы. У русских имеется взгляд на отношения с Европой, который везде видит теорию заговора.

Оригинал взят у bmpd


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.