Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Против кого Иран разворачивает штыки?

4 августа 2015
<
Увеличить фото...  

Дом, объятый пламенем

Соглашение по ядерной программе Ирана ещё не успело изменить баланс сил на Ближнем и Среднем Востоке, как в мусульманском мире начались необратимые процессы. Израиль готовится к худшему, в очередной раз рассматривая вариант превентивного удара по исламской республике. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху обещает защищаться всеми доступными средствами. Глава кабмина не намерен соблюдать условия Венского соглашения, «поскольку Иран всё ещё стремится уничтожить еврейское государство», цитирует политикаDaily Signal, выходящая под эгидой американских неоконсерваторов изHeritage Foundation. Если отложить на время риторику, то ситуация складывается в пользу Тель-Авива, который к 2017 году обещает построить газопровод из месторождения «Левиафан» в западную Турцию.

Тегеран пошёл в наступление. Министр иностранных дел Джавад Зариф призывает израильтян последовать иранскому примеру и отказаться от ядерных арсеналов. «Иран в вопросе сохранения режима нераспространения ядерного оружия на Ближнем Востоке всегда действовал последовательно. Несмотря на поддержку этой инициативы некоторыми нашими друзьями из арабских стран, Израиль продолжает разработку ядерных технологий», — написал Зариф в статье для британской Guardian.

Вице-президент Heritage Foundation по программам безопасности и внешней политике Джеймс Карафано поддерживает Нетаньяху, мотивируя логику упреждающего удара лозунгами иранской улицы, которая скандирует — «Смерть Израилю!», «Мир без Америки!». В качестве примера Карафано строит сомнительные исторические аналогии, сравнивая руководство ИРИ с Гитлером, «который обнародовал свои планы по достижению мирового господства ещё в 1925 году». «Израиль не может справиться с Ираном в условиях региональной изоляции. «ХАМАС» угрожает безопасности еврейского государства из Газы, а шиитская «Хезболла» — из Ливана. Что же касается хаоса на Синайском полуострове, то он способен дестабилизировать Египет и Иорданию, чему поспособствуют боевики «Исламского государства», — отметил Карафано на страницах Daily Signal.

США пытаются снизить накал страстей в арабских странах, которые готовятся к конфронтации с Тегераном. Для этой цели госсекретарь Джон Керри направился в ближневосточное турне, которое завершится 8 августа посещением монархий Персидского залива. Как уточняет телеканал France 24, Керри прибыл в Египет 1 августа, где обсудил возможность «стратегического диалога» со своим коллегой Самехом Шукри. Причем поездка состоялась на фоне приостановки (в марте прошлого года) ежегодной военной помощи Каиру в размере $1,3 млрд. Официальное сообщение Государственного департамента США ограничивается общими фразами: «Стороны обсудят политическую ситуацию в регионе, а также положение дел с правами человека, что является важной частью в регулярном диалоге Вашингтона и Каира». Американцы не могут оставаться в стороне, особенно после того, как 30 июля наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман посетил Каир, где подписал с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси пакт об усилении военного и экономического сотрудничества между двумя странами.

Немецкая Algemeiner уже обозначила антииранскую направленность документа, а египетское проправительственное издание Al-Ahram обнародовало его детали: «Страны делают акцент на развитии военного сотрудничества, включая создание совместных вооруженных сил. «Каирская декларация» предполагает также инвестиции в электроэнергетику и транспорт». Не исключено, что Белый дом решил заручиться поддержкой арабской республики в момент, когда Турция вступила на путь военной конфронтации с курдами и «Исламским государством». Как ни странно, у Америки не осталось в мусульманском мире союзника, который бы не воевал на территории соседнего государства.

Боевые действия, предпринятые Турцией в отношении иракских и сирийских курдов, угрожают позициям Тегерана на европейском направлении. Доказательством тому служит подрыв 27 июля газопровода «Иран — Турция» в восточной провинции Агри; диверсия произошла внутри турецкой территории, в 15 километрах от границы с исламской республикой, уточняет Reuters со ссылкой на министра энергетики Танера Йылдыза. На кону стоят крупные поставки «голубого топлива» — 10 млрд кубометров газа ежегодно.

Для Анкары природный газ имеет стратегическое значение: с помощью этого сырья экономика страны удовлетворяет порядка 50% потребности в электроэнергии. Иран для Турции — поставщик номер два после России. Общий объем поставок в республику составляет 40 млрд кубометров ежегодно. Тень подозрений сразу пала на Рабочую партию Курдистана, которая в 1990-е годы неоднократно подрывала трубопровод.

Для проекта Трансанатолийского газопровода (TANAP) также наступили тяжелые времена. Лондон и Баку становятся заложниками военных баталий Анкары и курдов. Великобритания и Азербайджан теперь не могут оставаться над схваткой, а превентивная дипломатия уходит в прошлое: бомбардировки северного Ирака и северной Сирии — casus belli для местных и турецких курдов. Иран нервничает. Начальник Генерального штаба ИРИ генерал-майор Хасан Фирузабади предостерегает Анкару, критикуя атаки на курдов, которые, по его словам, ранее сдерживали наступление «Исламского государства» на турецкой границе. «Правительства Турции, Саудовской Аравии и Катара не должны рассчитывать на союз с «Исламским государством». Террористы хотят господствовать на всем исламским миром. Поэтому Анкара, Эр-Рияд и Доха не являются исключениями», — цитирует военного ливанский спутниковый телеканал Al-Manar, близкий к шиитской «Хезболле».

С тактической точки зрения, курдский вопрос имеет для Тегерана даже большее значение, чем для Анкары. Тем более что во время Второй мировой войны на территории современного Ирана уже функционировала курдская государственность — Мехабадская республика, подавленная в декабре 1946 года, после вывода Советской Армии. В Иране проживает более 10 млн курдов, которые компактно расселены на границе с Ираком и Турцией, что при негативном сценарии развития событий может заблокировать газотранспортную инфраструктуру, которая связывает экономики двух государств. Едва ли курды забудут Иран: в своей биографии на английском и французском языках президент Иракского Курдистана Масуд Барзани местом рождения указывает не Иран, а Мехабадскую республику. История часто повинуется символам.

Обратимся теперь к оборонной тематике.

Иран вооружается. Кто ему поможет?

Ядерная сделка с Ираном, помимо всего прочего, открывает новые возможности для мировых авиастроительных компаний. Вследствие санкций и давнего запрета США на поставки самолётов и запчастей к ним, авиапарк Ирана очень устарел — большинство самолётов старше 25 лет. Аварийность и авиакатастрофы из-за этого в последние годы не были редкостью. Теперь же, Тегеран намерен кардинально обновить свой авиапарк, закупив 400 самолётов в течение примерно 10 лет, выделив, по некоторым данным, $20 млрд.

В связи с открытием такого нового крупного рынка сбыта, возникает вопрос, на что же могут рассчитывать российские авиастроители? Надо сказать, что слухи и заявления о продаже Ирану некоторого количества ближнемагистральных самолётов Sukhoi Superjet-100 (SSJ-100) появились почти сразу. К примеру, министр транспорта России Максим Соколов заявил 15 июля, что стороны ведут переговоры о продаже SSJ-100. При этом с иранской стороны заявления идут более противоречивые: секретарь ассоциации национальных авиакомпаний Магсуд Асади Самани заявил о том, что Иран не будет закупать российские самолёты, из-за нескольких крушений самолётов компании «Туполев». При этом буквально на следующий день руководитель Организации гражданской авиации Ирана Мухаммад Хада Карми выразил надежду, что Иран усилит воздушный флот в том числе машинами российского производства. Одновременно с этим уже велись переговоры с двумя крупнейшими игроками в мире гражданского самолётостроения — Boeing и Airbus.

Борьба за иранский рынок уже началась. В ход идут все средства: дезинформация, соревнование в размерах откатов и прочие закулисные «прелести» подобных сделок. Что может Россия предложить Ирану? К сожалению, очень немногое, а точнее одну единственную модель — всё тот же Sukhoi Superjet-100, единственный разработанный с нуля в современной России гражданский самолёт. Доля импортных компонентов в самолёте около 50%. Характеристики самолёта достаточно хороши, но репутацию несколько испортила авиакатастрофа, случившаяся во время демонстрационного полёта над Индонезией. Самолёт врезался в гору из-за ошибки экипажа и неправильной настройки радаров в аэропорте сопровождения. Тем не менее, в 2014 году было выпущено 34 такие машины, что для отечественного постсоветского гражданского самолётостроения огромная цифра. Уже заказано ещё около 130 самолётов этого типа. Для выхода на окупаемость «Сухому» необходимо строить 60 самолётов в год. Поэтому добиваться крупного контракта с Ираном надо всеми силами и средствами — имеется возможность практически удвоить портфель заказов.

Перспективный проект среднемагистрального МС-21 пока слишком далёк от готовности, чтобы всерьёз обсуждать зарубежные контракты на этот самолёт (сроки начала серийного производства — 2020 год). А больше толком ничего и нет — один только среднемагистральный Ту-204, выпускающийся по 1−2 единицы в год на устаревших мощностях.

Несмотря на проблемы технического свойства, Россия может помочь делу, а гражданская авиация — открыть дорогу для будущих военных поставок. Пришло время запастись техникой. Иран рискует получить новую линию фронта (внутри страны), которая негласно порождается Турцией, наносящей удары по иракским и сирийским курдам. Сюда следует добавить и вынужденный альянс Израиля с арабами — Саудовской Аравией и Египтом. Блоки определены, фигуры расставлены. Финальный этап «арабской весны» стучится в дверь.

Автор Саркис Цатурян, Леонид Нерсисян

Первоисточник http://regnum.ru/news/polit/1948282.html

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Политика»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины