Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

The Saker, Исландия: Как Индия может включиться в российско-китайский альянс?

6 июня 2015

The Saker: Как все это воспринимается сегодня в Индии? Ведь там явно по-прежнему существует большая настороженность относительно истинных мотивов Китая, не только в связи с проблемой «Южного Тибета» и пограничными конфликтами, но также из-за китайской поддержки Пакистана. Да и в целом не исключается, что Китай может использовать военную силу, как он это уже сделал в 1962 и 1967 годах.

Каковы, по вашему мнению, планы Китая в отношении Индии? Имеются ли у Индии основания для недоверия и подозрительности? Кроме того, ведь Россия, Китай и Индия являются членами БРИКС. Выходит, что для России достижение всеобъемлющего и долгосрочного мирного соглашения между Китаем и Индией является одной из важных стратегических задач, поскольку напряженность между ними выгодна только для имперских амбиций США. Аналогично, для Китая гораздо важнее урегулировать разногласия с Индией, чем разрешать мелкие пограничные споры и оказывать поддержку Пакистану. Я прав или что-то упускаю? Полагаете ли вы, что России и другие страны БРИКС обладают средствами, чтобы подтолкнуть Китай и Индию изменить нынешние «холодные и настороженные» взаимоотношения и прийти к реальному альянсу? Какой тип взаимоотношений с Индией на самом деле устроил бы Китай?

54bdfcf1c6921_1421737201

Foreword by the Saker:  Just as I was about to publish this interview with Jeff J. Brown, I got the following email for Larchmonter445: http://news.xinhuanet.com/english/2015-05/26/c_134269678.htm

Джеффри Дж. Браун: Индия на самом деле является проблемой первостепенной важности. Мы должны совершить небольшой экскурс в послевоенную историю, чтобы понять, в чем суть этой проблемы. Если сравнить Китай и Индию в этот период, можно увидеть массу контрастов. Индия получила независимость в 1947 году, всего лишь двумя годами раньше, чем Китай. Она была (и по-прежнему остается) крупнейшей в мире «западной» демократией. Освобождение Китая стало толчком к одниму из величайших экспериментов в истории человечества, который привел к политической, социальной и экономической революции. Индия была жемчужиной Британской Империи, с приличной инфраструктурой, системой управления, государственными институтами и элементами гражданского общества, по крайней мере в среде образованной элиты страны, которая помогала управлять Индией в течение трехсот лет британского колониального правления.

Мао же получил разрушенную отсталую дыру, с гигантскими масштабами наркомании и почти отсутствующей инфраструктурой, не считая той, что колониалисты создали для вывоза опиума и другой награбленной добычи. Британские колониалисты сделали все, чтобы между странами воцарилось недоверие и религиозная вражда, отделив Пакистан и приведя в беспорядок границы между Индией, Китаем и Пакистаном. США позаботились о том, чтобы настроить коммунистов против Китая, оказав Чан Кайши и его фашистской Китайской народной партии помощь в побеге после поражения в войне и учреждении Тайваня. Как Китай, так и Индия обладают гигантскими территориями и населением для развития своей экономики.

Visiting Chinese State Councilor Yang Jiechi (2nd L) and Russian Security Council Secretary Nikolai Patrushev (2nd R) attend the 11th round China-Russia strategic security consultation in Moscow, Russia, on May 25, 2015. (Xinhua/Jia Yuchen)

Прежде, чем Россия и Китай завершили свой раскол в 1989 году, Дэн Сяопин произнес ставшую знаменитой фразу о том, что 21 век будет веком Азии, добавив, что для этого Китай и Индия должны быть вместе. Однако, до сих пор этого не произошло, не так ли? В Индии произошла, как говорят французы «революция икры и шампанского», в ходе которой местная индийская колониальная элита добилась ухода британцев. Перед уходом генерал-губернатор Индии лорд Маунтбаттен назначил премьер-министром Джавахарлала Неру. Колониальная иерархия и все ее учреждения в основном сохранились, лишь управление перешло в руки индийской элиты. Эта склеротическая коррумпированная система осталась в наследство независимой Индии.

Совершенно иначе сложилась судьба Китая с его «диктатурой народа», где Мао Цзэдун и его коммунисты полностью очистили политическую, социальную и экономическую сферу от колониального наследия. Изгнав колониальных компрадоров и капиталистов, они решили в течение жизни одного поколения перетащить Китай из девятнадцатого века в двадцатый без какой-либо помощи Запада. И действительно, им это удалось, практически на всей территории страны. Эпоха Мао преобразовала Китай, существенно улучшив жизнь большинства населения, в то время как «западная демократия» в Индии загнивала, как в экономическом, так и в политическом отношении, меняя премьер-министров одного за другим.

Это оказалось горькой пилюлей для Индии, которую ей пришлось проглотить. Кроме того, Китаю еще предстояла эпоха Дэн Сяопина, с ее двузначными показателями роста ВВП и всеобщей экономической и социальной революцией. Ничего подобного не случалось прежде в истории человечества и, возможно, никогда не произойдет в будущем. Итак, теперь легко понять, почему индийцы с раздражением относятся к любому сравнению с Китаем, и почему эта тема является их «любимой мозолью». Причина кроется в человеческой природе.

Недавно у Индии появились новые поводы для разочарования, когда китайско-российский экспресс во главе с Си Цзиньпином и Путиным рванул вперед с головокружительной скоростью. Разве не была Россия давним другом Индии? Что же происходит? В очередной раз индийцы почувствовали, что китайцы их обошли. Впрочем, проблема, как всегда, в правящей верхушке, а Индия наконец получила премьер-министра, который не даром ест свой хлеб, способного заявить о своих геополитических амбициях и защитить интересы Индии, мистера Нарендру Моди. После того, как индийские гренадеры прошли маршем по Красной площади в Москве следом за ротами Китайской Народно-освободительной Армии во время Парада Победы 9 мая, на котором присутствовали как Си Цзиньпин, так и Нарендра Моди, после государственного визита Путина в Нью-Дели и на фоне планируемых двух визитов Моди в Россию, можно предположить, что идея Дэн Сяопина, наконец, сможет осуществиться. Западная империя – по-прежнему опасный гигант, охватывающий весь мир. Я уверен, что Дэн Сяопин улыбается в своем гробу, зная, что его китайско-индийская мечта приобрела сегодня давнего революционного брата Китая – Россию.

Однако сделать это будет вовсе не просто. Британское колониальное правление оставило ужасное наследие, пограничный конфликт между Китаем и Индией, да к тому же еще и с Пакистаном. Между ними стоит и война 1962 года, в которой Китай одержал победу. Однако Индия взяла реванш, вернув себе в 1967 году пограничный штат Сикким. Тот факт, что в основе конфликта находится религиозная вражда, делает его еще более трудноразрешимым. Индусы верят, что карта Индии должна иметь форму Бхарат Мата, индийской богини-матери, и все земли, отошедшие к Китаю или Пакистану, являются отрезанными от ее головы частями. Сейчас речь идет не о нескольких островах на реке Амур и спорных полосках земли между Россией, Монголией, Северной Кореей и Китаем, ставших предметом мирных соглашений в течение последних 25 лет, для урегулирования их пограничных конфликтов. Моди и Си Цзиньпину предстоит решить проблему территорий площадью в 138 тысяч квадратных километров, населенных тибетскими буддистами, пакистанскими мусульманами и индийскими индусами. Это настоящий кошмар. Самая высокогорная магистраль мира, проходящая между Китаем и Пакистаном через Хунджерабский перевал, и далее до порта Гвадар, управляемого сегодня Китаем. Пекинский проект столкнулся с весьма холодным приемом в Индии, главным образом, объясняемым общественным давлением на правительство с требованиями не уступать Китаю в пограничном споре.

Если отвлечься на время от Пакистана, индийские ставки в этом споре гораздо больше, чем китайские. Хотя Китаю было бы трудно вернуть все спорные земли Индии, я думаю, «папаша Пекин» мог бы обратиться к всему китайскому народу и объяснить им, почему это необходимо сделать, не всем, разумеется, но более чем половине. Я полагаю, что именно это имел в виду Моди, когда произносил свою речь в Пекине в прошлом месяце, обращаясь к китайцам с просьбой учесть «особое положение» Индии (касательно пограничного спора). Он выступил публично, как джентльмен, дав в своей речи отпор крикливым и непоследовательным индийским националистам.

Во время визита Моди были достигнуты огромные успехи. Ведь после войн в 1962-м и 1967-м между странами не было никаких дипломатических контактов, лишь взаимные оскорбления и периодические стычки. Сегодня в Пекине и Дели установлены «красные телефоны». Генералы с обеих сторон будут регулярно встречаться для обсуждения возникающих острых вопросов. И, что еще более важно, каждые полгода будут проходить дипломатические встречи на высоком уровне, специально посвященные урегулированию пограничных проблем. Британское колониальное наследие оказалось дьявольски прочным и последние полвека были очень трудными и разрушительными.

Индийско-китайский пограничный спор является самым серьезным препятствием на пути формирования альянса между Россией, Китаем и Индией. Россия, связанная исторически теплыми отношениями с Индией, подала сигнал о своей готовности выступить в качестве посредника. Давайте надеяться, что эти три страны докажут несостоятельность консенсуса, принятого в Вашингтоне-Лондоне-Париже-Токио. Прочный тройственный союз между Китаем, Россией и Индией мог бы даже дать Западной Империи паузу. Если привлечь к этому процессу Иран, Дядя Сэм, возможно, сам захочет сесть за стол переговоров.

Источник перевод для MixedNews — Игорь Абрамов

Примечание Владимира Зыкова. Похоже, текст в оригинале больше, чем перевёл Микседньюс, так что если кому-то важно, кликайте на "Источник".

Джеффри Дж. Браун - историк, китаист, родился и жил в США, сейчас живёт в Пекине.

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Политика»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины