Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Единство и противоположность четырех геополитических стратегий

15 мая 2015

Весьма спорная, но очень интересная статья о геополитике. Можно не соглашаться в чём-то, но знать полезно.

Оригинал взят у chipstone

В шахматной партии, как правило, выигрывает тот, кто видит дальше. Кто способен правильнее просчитать не только собственные ходы и стратегию реализации замысла, но и все возможные ходы оппонента, препятствующие на том или ином этапе успеху в достижении поставленных целей. Даже в шахматах, где присутствует всего один противник, это сделать крайне сложно. Если же представить себе партию, в которой присутствует сразу несколько Игроков, каждый из которых пытается продвинуть свою собственную стратегию, Игра превращается в сложнейшую головоломку с очень непредсказуемыми результатами для всех. И здесь на первй план выходит уже не только способность далеко и правильно считать свои шаги и ответы оппонентов, но и способность гибко реагировать на изменяющуюся ситуацию, изменяя собственные планы, но одновременно сохраняя верность стратегии и целям.

Именно такая партия началась в первой половине 70-х годов прошлого века. Сегодня, когда глобальная Игра, полем которой является вся планета, переходит в стадию эндшпиля, особенно интересно посмотреть на то, как развивалась Игра, и кто оказался наиболее дальновидным и умелым стратегом.

В Игре приняли участие четыре геополитических Игрока, каждый из которых стремился к достижению самостоятельных целей по превращению себя в главную силу на планете. Этими Игроками были СССР, США в лице группы промышленных кланов (условно именуемых Рокфеллеры), Британская Империя в лице объединения Короны и группы финансовых кланов (условно именуемых дальше Ротшильды) и Китай. При том, что каждый Игрок преследовал свои и только свои цели, на разных этапах партии или Большой Игры между Игроками возникали множественные тактические коалиции, еще чаще ходы одного из Игроков воспринимались кем-то из других, как соответствующие его личным целям, а потому находили поддержку, либо становились трамплином для собственного удачного хода.

Прежде, чем перейду к краткому описанию хода этой эпической борьбы, дам краткую характеристику стратегий, выбранной каждой из Сторон.

Рокфеллеры поставили на то, что доллар является мировыми деньгами, право на монопольную эмиссию которого обеспечит стране и кланам господствующее положение в мире. Власть доллара должна была привести к тому, что в США должны были сосредоточиться все новейшие научно-технические разработки, обеспечивая глобальное в том числе военное превосходство. Плюс США должны были превратиться в крупнейший мировой потребительский рынок, обеспечивающий внутреннее процветание граждан и стремление всех прочих присоединиться к этому празднику жизни. Одновременно господство доллара должно было позволить его владельцам постепенно скупить все наиболее значимые и привлекательные активы по всему миру. В некотором смысле это было продолжением успешной стратегии, принятой перед Второй Мировой, что позволило США существенно подвинуть власть Британской империи и подчинить себе Западную Европу. Три кита, на которых строилась стратегия США это военная мощь, доллар и технологии. Характер стратегии – явное доминирование.

Ротшильды, с одной стороны, принимая активное участие в становлении доллара как мировой валюты и, соответственно, рассчитывая получить все причитающиеся этому процессу бонусы, ставили одновременно иную цель. Восстановить мировое господство Британской империи, а под ее флагом обеспечить собственное глобальное доминирование в финансовой сфере человеческой цивилизации.   Их инструментами стали банки, доступ которых к эмиссии ФРС создавал им неограниченные активы, за счет которых на первом этапе как и США планировалась скупка активов, а на последующих постепенная тайная скупка мировых запасов золота. В отличие от Рокфеллеров Ротшильды уже на старте Игры понимали, что власть ничем не обеспеченных бумажных денег временная, что в определенный момент долговое бремя обязательно разрушит экономику и власть монополиста, а потому сразу же ставили на то, что на смену долларовой системе неизбежно придет возврат к вечным ценностям. Стратегия Ротшильдов подразумевала, что сначала США обеспечат своему «союзнику» военную крышу от любых попыток экспроприации накапливаемых богатств, а по мере ослабления США сами Ротшильды, играя на противоречиях США с прочими Игроками, создадут себе необходимую защиту уже от США. В качестве таковых перспективных «крыш» рассматривались одновременно Россия и Китай. Первая как военный щит, второй как щит экономический. Опорой стратегии стал глобальный контроль финансовой системы, биржевых инструментов и движения капиталов. Характер стратегии – скрытое доминирование.

СССР в лице руководства КПСС выбрал совершенно иную стратегию. Накопление властных, финансовых и экономических ресурсов в Западном мире с одномоментным фактическим саморазрушением социалистического государства и превращением России в крупнейшую капиталистическую. По замыслу наших доморощенных стратегов к моменту разрушения СССР под их властью должен был сосредоточиться достаточно большой объем подконтрольных западных предприятий и капиталов. В дальнейшем планировалось, что военная мощь России обеспечивает этим капиталам и предприятия необходимую «крышу», а встречным потоком в Россию перемещаются необходимые технологии и потребительские товары, способные обеспечить высокий уровень жизни в стране. Изобилие природных ресурсов при неизбежном опережающем повышении их стоимости должно было со своей стороны обеспечить финансовую независимость и стабильность российской экономики и государства с постепенным выходом на лидирующие позиции в мире с последующим доминированием. Главными опорами этой стратегии были ресурсы и военная мощь (в первую очередь ядерная). Характер стратегии – скрытое накопление преимуществ.

Китай выбрал стратегию тысячи мелких шагов в одном стратегическом направлении – становлении Китая главным мировым производственным центром. Логика китайского руководства была следующей. Что бы или кто бы не правил в мире или не считал себя правителем, миру необходимо материальное производство. Китай поставил перед собой цель сосредоточить в стране основную массу производств, необходимых миру. Экспорт продукции должен был дать достаточно средств для полноценного строительства современной экономики и повышения уровня жизни в самой Китае, а также постепенно привести к скупке всех современных производственных технологий. Вместе с технологиями и производством должна была возрасти и военная мощь до того уровня, чтобы обеспечить безопасность своему влиянию. По мере формирования избыточных финансовых ресурсов Китай избрал стратегию непрямого контроля мировых сырьевых ресурсов, недостаток которых наблюдался в самом Китае. Этот непрямой контроль осуществлялся через посредство заключения долгосрочных взаимовыгодных договоров со странами Африки и Латинской Америки. Внешне до определенного момента Китай вообще старался выглядеть не Игроком, а объектом мировой геополитики, который с распростертыми объятиями готов принять у себя море прямых иностранных инвестиций. Опорой стратегии Китая явились производственные и человеческие ресурсы. Характер стратегии – явное накопление преимуществ.

Да простит меня читатель, но по сути одновременный запуск всех четырех стратегий и их явно согласованное продвижение на довольно длительном отрезке времени позволяет как минимум предположить наличие единой надмировой Силы, в руках корой все четыре Игрока явились не более, чем инструментами в реализации опять же единой глобальной стратегии, направленной на сохранении планеты в качестве живого организма. Карибский кризис слишком явно показал, насколько близко человечество подошло к полному самоуничтожению, а заодно и к уничтожению всей жизни на планете.  Этот кризис позволил поставить точку в осознании тупикового характера дальнейшего развития мира на основе противоборства двух взаимоисключающих концепций. Удивительно, но именно развитие этой глобальной единой стратегии, ее безусловное доминирование мы и наблюдаем вот уже почти пятьдесят лет. Каждый раз, когда кажется, что та или иная стратегия побеждает, случается нечто, переворачивающее положение на противоположное, и Игра разгорается с новой силой.

Те самые первые ходы, предпринятые Игроками в начале 70-х годов мгновенно изменили всю мировую ситуацию.

СССР предпринял усилия, чтобы через создание ОПЕК в разы взлетели нефтяные цены. Прямая выгода для самого СССР была очевидна. Кризис на Западе, рост экспортных поступлений, разворачивание масштабной программы строительства нефте-, а потом и газопроводов в Европу, что должно было инфраструктурно привязать Европу к России. Огромный приток валюты в страну снизил уровень социальной напряженности внутри, но одновременно дал и огромный ресурс для начала масштабной тайной скупки западных производственных активов.
США ответили тем, что похоронили Бреттон-Вудскую  финансовую систему, отвязали доллар от золота и провозгласили господство нефтедоллара. С этого момента производство товаров в США стало активно замещаться на производство самих долларов, что не только обеспечивало огромную монопольную прибыль, но и позволило кратно увеличить финансирование военных и технологических программ.

Фининтерн – Ротшильды приступили к активной скупке производственных активов по всему миру и созданию подконтрольной глобальной финансовой системы.

Китай объявил об открытии собственной экономики для прямых иностранных инвестиций, что привело к постепенному, но все возрастающему переезду основных мировых производств на эту площадку.

Здесь отдельное слово надо сказать про Гонконг. Законодательство Китая прямо запрещает преимущественное владение иностранцами активами на территории страны. Но для Гонконга (тогда британского) было сделано исключение. Компании Гонконга могли беспрепятственно создавать свои стопроцентные дочки на территории Китая. Чем подавляющее большинство компаний из Европы, США и Японии тут же и воспользовались.   Тогда, за 25 лет до окончания срока аренды так называемых «Новых территорий» никому на Западе и в голову не могло придти, что могут возникнуть трудности с продлением сроков аренды. Пусть и обладающий некоторыми запасами ЯО, но нищий по мировым меркам Китай ни для кого не казался не то, что угрозой, но даже самостоятельным партнером, способным противостоять консолидированному давлению Запада. Да, на Западе такое никому в голову не пришло. Но пришло в голову в Китае. Итоги мы знаем. Гонконг в 97-м перешел под контроль Китая (причем бесплатно, вместе со всеми активами), а его особый статус, сохранявший права иностранных инвесторов был распространен на 50 лет. Если кто не в курсе, напомню, что сам остров Гонконг и часть полуострова Коулун были выкупленной собственностью Британской короны. Не арендованной территорией, а именно собственностью. Но нехватка территории и пресной воды заставили британское правительство  арендовать у Китая в 1897-м году так называемые «новые территории», обеспечившие жизнеспособность всей колонии. Арендовать на сто лет. К концу 20-го века выяснилось, что британская собственность без этих территорий полностью нежизнеспособна. А потому выбор был или уступить Китаю все, оговорив хоть какие-то преференции для локального бизнеса, либо опустошить Гонконг одновременно с передачей всех накопленных к тому времени инвестиций под контроль Китая. Выбор был очевиден. Собственно именно эта история и положила начало становлению Китая в качестве самостоятельного геополитического Игрока. А заодно и продемонстрировало преимущества более долгосрочной китайской стратегии по сравнению с Западной.

Удивительно, но сегодня становится все более ясным, что слабости всех четырех стратегий являются продолжением их сильных сторон и их естественным следствием.
Если бы на этапе разрушения СССР западные Игроки остановились бы в своем стремлении закрепить достигнутую победу, то сегодня с большой долей вероятности конфигурация мира была бы кардинально иной. Те, кто проводил в жизнь стратегию СССР, органично бы вписался в западный мир на довольно бесконфликтной основе. Но этому препятствовали противоречия между Ротшильдами и Рокфеллерами.

Для первых была нужна подконтрольная, но довольно сильная и цельная Россия, способная противостоять Китаю и гарантировать своей военной мощью соблюдение им прав иностранных инвесторов, в том числе и после 2047-го года. Заодно Россия планировалась ими как один из основных, но опять же подконтрольных им каналов обеспечения Китая необходимыми сырьевыми и энергоресурсами. Что в условиях контроля Британией морских путей в Африку и Европу делало Китай довольно послушным партнером. Но для контроля самой России в условиях ее цельности и самостоятельности требовался контроль над основными активами внутри страны, как и над вывезенными до этого капиталами.

Для Рокфеллеров ситуация была совершенно иной. Они как раз не претендовали на жесткий контроль советских/российских активов, оказавшихся на Западе. Контроля долларовых счетов в американских банках было достаточно, ведь эти деньги уже объективно работали на благо США. Но вот в сохранении сильной ядерной России они видели для себя непосредственную и постоянную угрозу. А потому все их усилия были направлены на разрушение российской государственности.

В итоге часть усилий двух Игроков оказалась взаимно нейтрализованной, а игра на их противоречиях позволила российскому Игроку сохраниться и продолжить самостоятельную Игру. Хотя в целом, при всем том, что я категорически не согласен с большинством либеральных тезисов и выводов о состоянии российского государства, одно все же стоит признать совершенно справедливым. Как ранее советская стратегия, так и нынешняя российская является наиболее слабой и краткосрочной. На грани не стратегии, но тактики. И лишь не иначе, как провидение Всевышнего позволяет России до сих пор вести собственную Игру и вести довольно удачно. Возьмем хотя бы последний пример. Союз с Китаем. Он в равной степени выгоден обеим странам и его преимущества носят настолько долгосрочный характер, что вполне можно говорить о стратегическом альянсе, существенно меняющем мировой расклад Сил. Но привела к этому альянсу с нашей стороны череда настоящих курьезов, а не могучий стратегический ум наших государственных деятелей. Сначала США (Рокфеллеры) для собственного выживания инициировали распад мировой оффшорной системы, десятилетиями находившейся под совместным патронажем США и Британии. Затем для старта была выбрана зона, интересы в которой у обоих Игроков были минимальны – Кипр. Тем более, что Кипр финансово оказался очень плотно завязан на Грецию, в отношении которой у Игроков были собственные масштабные планы по ослаблению  континентальной Европы и в первую очередь Германии. Но Кипр случайно или не случайно оказался российским расчетным оффшорным центром, через который традиционно вели дела сотни российских компаний. В том числе и крупнейших. Ликвидация этого центра очень больно задевала интересы всей российской элиты, в том числе приближенной к руководству страны. Понимая, что Кипр может легко оказаться лишь первой ласточкой (как оно позже и случилось – пример BVI), было принято решение о перебазировании в Гонконг. Не знаю, Китай ли сделал это предложение, или наши по собственной инициативе вышли на Китай с этой идеей, но факт в том, что соглашение было достигнуто. Китай гарантировал нашим структурам в Гонконге лояльный статус операционного центра. Это в свою очередь привело к тому, что уже не в Европе или США, а именно в Китае сосредоточились интересы наших олигархических групп. Уже не только Россия как государство, но и все властные группировки России стали кровно заинтересованы в том, чтобы Китай был стабильным дружественным и сильным соседом. Воистину пути Господни неисповедимы.

Такая ситуация впервые за весь постсоветский период истории резко поменяла все геополитические расклады и позволяет в достаточно большой степенью уверенности говорить о смене глобального тренда с торжества «островной» идеологии на «континентальную».

В худшем положении оказались США. Очень долго их стратегия базировалась на нескольких основаниях – незыблемость власти доллара (в чем до определенного момента Ротшильды были им союзниками), контроль России через контроль ее связей и взаимозависимости с Европой, как и контроль зарубежных активов российской элиты. Заключение стратегического союза с Китаем делает ставку на Европу ( в любом виде от поглощения до разрушения) ничтожной. Что уже несет за собой и опасность как для доллара, так и для общего лидерства США.

Ротшильды оказались тоже не совсем в том положении, которое для себя планировали. Прямой контроль России не удался, а вместе с этим провалились и планы по контролю над Китаем. Теперь Ротшильды уже вынуждены договариваться с Россией и Китаем как минимум на паритетных основах, а также проникать в будущие структуры континентального альянса через своих сателлитов – Австралию, ЮАР и Индию. Ни Россия, ни Китай этому процессу не препятствуют, поскольку объективно он работает на усиление континентального альянса. А ресурсы для строительства лишними не бывают.

Россия довольно неожиданно для себя оказалась центральным звеном всей строящейся конфигурации и по сути гарантом ее стабильности. Честно говоря, смешно читать, что Россия продалась Китаю или согласилась на роль младшего партнера. Но чтобы осознать реальность положения, стоит посмотреть на ситуацию глазами Китая.

Итак, Китай на сегодня мощнейшая мировая экономика, сосредоточившая у себя не только значительную часть мировых производств, но и самых современных технологий. За последние сорок лет Китай прошел очень большой путь от рядовой слабой экономики с нищим населением до первой экономики мира. Сначала это было заманивание западных производств к себе дешевой рабочей силой. Затем огромный поток экспорта привел к тому, что китайские банки стали крупнейшими в мире, а сам Китай крупнейшим мировым кредитором. На этом этапе рост экономической мощи Китая никого не пугал. Банки были частью глобальной финансовой системы, подконтрольной Ротшильдам, а для США вкупе с подконтрольной Европой статус главного потребителя китайской продукции гарантировал стабильность положения. Которая дополнительно обеспечивалась американской военной мощью. Даже активная скупка Китаем по всему миру стратегических запасов всех видов сырьевых и энергоресурсов не настораживала Запад. Ведь контроль транспортных потоков прочно находился в их руках. Но в какой-то момент Китай из послушного «подчиненного», исправно складировавшего свои доходы в долговых расписках США и Европы превратился в требовательного партнера. Сначала вынудил США и Европу поставлять не только встречные товары, но и современные технологии и оборудование, затем с покупки западных долгов активно переключился на скупку золота. И из простого подконтрольного участника глобальной экономики превратился в ведущую экономическую да и геополитическую силу планеты.

Но у Китая по-прежнему наличествуют стратегические слабости, не позволяющие ему полностью реализовать свой статус лидера.

Во-первых, контроль морских транспортных путей ему не доступен. Малаккский пролив прочно удерживается Британией и США, Панамский аналогично – США. Многочисленные попытки прорваться в Индийский океан через Мьянму (покупка или аренда порта) или Таиланд (прорытие канала между Сиамским заливом и Андаманским морем) натолкнулись на бешеное сопротивление США. Строительство порта в Пакистане идет, но безопасность маршрута крайне сомнительна.   Не меньшее противодействие китайской активности в Африке и Латинской Америке наблюдается со стороны США и Европы. А без контроля логистических путей экономика Китая неполноценна. Никакие масштабные запасы всех видов ресурсов не позволят обеспечить долгосрочную стабильность экономики.

Во-вторых, даже с учетом постоянного наращивания военной мощи Китай на сегодня все же в большей степени является региональной, а не глобальной военной силой. Его отставание от США и России в этом плане носит слишком долгосрочный характер.

В-третьих, Китай лишь по некоторым видам продовольствия способен обеспечить свою продовольственную безопасность. Причем, эта проблема будет только нарастать. Агрессивное наращивание производства продуктов питания за счет неумеренного потребления химикатов уже приводит к быстрому и долгосрочному истощению плодородных земель.

В-четвертых, даже скупив существенную часть мировых запасов золота Китай не в состоянии в одиночку изменить характер существующей мировой финансовой системы.

Простая логика и анализ этих слабостей привела Китай к неизбежному выводу. Ему жизненно необходим стратегический союз с Россией. Одновременно решается куча геополитических слабостей и проблем. Появляются логистические выходы на Европу и Африку, минуя подконтрольные оппонентам проливы. Появляется независимый от морских путей масштабный канал поставок энергоносителей. Появляется военная безопасность. Появляется дополнительный устойчивый канал поставок продовольствия (зерна). Наконец, появляется возможность трансформации мировой финансовой системы и отвязки ее от доллара. То есть Россия становится для Китая ключом к решению практически всех его глобальных проблем.

Любопытный вопрос. А почему, если все это очевидно, альянс не сложился намного раньше? А не сложился он опять же из-за России. В геополитике нет понятия дружбы. А верность договорам действует лишь до того момента, когда обеим сторонам это выгодно и безопасно. До определенного момента Россия была буквально зациклена на идее присоединения к Западному миру. Все интересы ее бизнес-элиты лежали именно на Западе. Впервые возможность альянса появилась именно после Кипра, когда Китай наконец получил гарантии хотя бы относительной, но лояльности российских элит. И процесс сразу же пошел семимильными шагами.

На сегодняшний день картинка, как и вся партия пока далека от завершенности. Ситуация меняется, и будет меняться стремительно еще длительное время. Но будущие контуры глобального доминирования единой евразийской континентальной системы уже просматриваются. И в этой системе сразу три из четырех Игроков уже видят свое будущее законное и достойное место. Ротшильды обеспечивают свое участие через долю в Гонконге, Австралию и Индию. Китай через контроль ЮВА и Тихого океана. Россия через контроль Ближнего Востока и Европы. И лишь США еще предстоит найти свое место в новой относительно непротиворечивой мировой конфигурации. И путь это будет крайне непрост. Огромное долговое бремя и неизбежные внутренние катаклизмы, крах доллара создают слишком много препятствий для гармоничного вхождения США в будущую систему мироустройства. Нот это место обязательно нужно будет найти. Найти не только самим США, но и всем остальным. Если мы хотим, чтобы наш мир и дальше мог мирно развиваться на пути к созданию единого гармоничного человеческого общества, общества, которое будет не уничтожать, а полноценно сотрудничать с живой планетой, давшей ему жизнь.

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Политика»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины