Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Краматорск, Славянск

Краматорские соколы (Из истории Краматорского аэроклуба). Исторические фото

18.08.2009
  • 1 / 11
    Выпускники Краматорского аэроклуба 1940 г. Слева направо: Н. Кулик, Л. Раденский, Н.Щука, Н. Серобаба, В. Фесенко, В. Титович, ставший в годы ВОВ Героем Советского Союза
  • 2 / 11
    Герой Советского Союза Свирчевский В. С.
  • 3 / 11
    Герой Советского Союза капитан Горкунов Михаил Степанович
  • 4 / 11
    Герой СССР капитан Молчанов Василий Михайлович
  • 5 / 11
    Басик С. М. капитан ВВС, 1935 г., начальник линейной части Краматорского аэроклуба, репрессирован в 1937 г. (фото из центрального архива ДОСААФ СССР)
  • 6 / 11
    Кадабаш Люба и Жученко Надя, Аэроклуб, 1939
  • 7 / 11
    Лётно-технический состав Краматорского аэроклуба. Слева – командир отряда аэроклуба Борзыкин М., справа – командир звена Галичин А., 1939 г.
  • 8 / 11
    Лётный состав на разборе полётов. Краматорский аэроклуб, 1939 г.
  • 9 / 11
    18 августа 1939 г. – ко Дню авиации. Группа инструкторов
  • 10 / 11
    Валентина Гринёва, Краматорский аэроклуб, август 1940 г.
  • 11 / 11
    Лётно-технический состав Краматорского аэроклуба, 1939 г.

В этом году исполняется 75 лет со дня создания Краматорского аэроклуба, который вписал яркие страницы в летопись родного города и нашей страны. Его основание было связано с пуском Новокраматорского машиностроительного завода.

 

30-е годы XX ст. совершенно особые. Это было время становления и бурного развития отечественной авиации. В ту пору юноши и девушки жили мечтой об авиации:

 
 
                                                      «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,
                                                       Преодолеть пространство и простор.
                                                       Нам разум дал стальные руки-крылья,
                                                       А вместо сердца пламенный мотор…»
 
 
         Слова этой популярной песни знали все, она звучала повсюду: в цехах у станков, в парках и скверах, в учебных аудиториях и клубах. IX съезд ВЛКСМ, который состоялся в январе 1931 года, взял шефство над авиацией, и был брошен клич: «Комсомолец – на самолет!». Необходимо было подготовить 150 тысяч летчиков. ОСОАВИАХИМ в крупных промышленных центрах страны, где была база – молодежь, развернул широкую сеть аэроклубов.
 
         В 1934 году создается аэроклуб и в Краматорске, который к этому времени стал крупным индустриальным городом. Здесь был построен гигант отечественного машиностроения НКМЗ, и молодежи было предостаточно. Попасть в аэроклуб было не так уж просто. Шел строгий отбор. Принимали только по комсомольским путевкам выходцев из семей рабочих и крестьян, причем ударников, стахановцев и новаторов производства. Необходимо было также пройти медицинскую и мандатную комиссии. После всего этого и зачисляли курсантом аэроклуба.
 
         Вскоре слесари, токари, фрезеровщики, сталевары без отрыва от производства стали овладевать совершенно новой, влекущей своей необычностью, специальностью. Они учились покорять воздушное пространство.
 
         Располагался аэроклуб в районе Шлаковой горы в одном из больших домов барачного типа. Сначала была создана планерная группа, и 17 первых курсантов приступили к тщательному изучению материальной части планера и теории полетов. В районе Шлаковой горы проходили первые пробные полеты на планере.
 
         Осенью 1935 года, с приобретением двух самолетов У-2, начали работать первые кружки парашютистов. В течение лета 1936 года было уже подготовлено 24 парашютиста, 5 из которых, совершившие по 11 прыжков, получили звание инструкторов парашютного спорта 2-й категории. Среди них был любимец молодежи города, один из инициаторов создания аэроклуба, заместитель секретаря горкома комсомола Петр Жила.
 
         К 18 августа 1936 года – Дню авиации – в парашютной группе занималось более 60 человек. Молодежь Краматорска настолько увлеклась этим, что появился лозунг: «Каждый молодой стахановец должен овладеть этим прекрасным видом спорта, чтобы быть готовым в любой момент по первому зову партии и правительства стать на защиту своей прекрасной Родины».
 
         Лучшие из лучших курсанты-парашютисты были отобраны в группу по подготовке летчиков, первый выпуск которых состоялся в 1936 году.
 
         Аэроклубовцы были очень популярными людьми в городе. Им завидовали младшие, их уважали старшие, ими гордились. Праздничные демонстрации открывали учлеты аэроклуба. В синих комбинезонах, кожаных шлемах, защитных очках, слаженным строем проходили они мимо трибуны. В красивой, ладно подогнанной форме шли летчики, за ними, чеканя шаг, – парашютисты. С восхищением смотрели им вслед присутствующие. Это было прекрасной пропагандой авиационного спорта, и желающих поступить в аэроклуб было много.
 
         Из воспоминаний ветерана аэроклуба Чечеринды Егора Пантелеевича: «Был 1937 год, в это время в Краматорске по радио и по другим каналам информации объявлялось о наборе в аэроклуб на курсы по подготовке летчиков без отрыва от производства. Пошел по объявлению. Прошел медкомиссию, мандатную комиссию, и вот в один из дней к нам в ФЗУ из аэроклуба приходит инструктор. В летной темно-синей форме, здоровый, красивый, в кожаном реглане. Мы стоим, смотрим на него, как завороженные, затаив дыхание. И вдруг он ищет Чечеринду Егора. Этот момент моего состояния описать невозможно. Радости моей нет предела. Я зачислен в аэроклуб! А когда, с целью агитации, инструктор рассказал, что питание и летная форма, комбинезон летный и подготовка – все бесплатно, все за счет государства, можете представить, что все это значило для нас, мальчишек из бедных семей! Так, с января 1938 года днем учился в ФЗУ, а после занятий вечером – учеба в аэроклубе».
 
         Курсанты аэроклуба жили размеренной жизнью, строго следуя программе обучения. В зимние месяцы занимались теоретической учебой, упорно изучали материальную часть мотора и самолета, планера и парашюта, теорию авиации, военно-химическое дело, топографию, метеорологию, аэронавигацию. В середине весны курсанты сдавали экзамены по теоретическим дисциплинам, после чего начинались занятия: полеты на планерах и самолетах, прыжки с парашютом. Для этих занятий аэроклубовцы выезжали в лагерь. Программа практической учебы была рассчитана на 236 часов, из которых 74 часа отводилось для вывозных полетов. Но почти все курсанты делали свой первый самостоятельный вылет намного раньше намеченных сроков. Например, Александр Семенко – планерист-инструктор, за плечами которого было несколько десятков полетов на пленере, прекрасный парашютист, вылетел самостоятельно сверх всяких ожиданий и сроков. Вместо 74 часов вывозных полетов – на 26-м.
 
         А вот как о практических занятиях аэроклубовцев писала газета «Сталинец» 18 августа 1937 года: «Горнист играл подъем. Медный голос горна отдавался в сероватом рассвете. Лагерь ожил, слышен голос команды:
 
«Становись!» – и отряд курсантов стоял на линейке. Физкультурная зарядка. Завтрак. А через пару минут на красной черте ровной шеренгой выстроены самолеты. Еще не наступил рассвет, кое-где еще мерцают звезды, спит город, а с аэродрома одна за другой поднимаются стальные птицы. Так ежедневно начинаются полеты на аэродроме Краматорского аэроклуба».
 
         До полетов, утром и вечером, для разведки погоды взлетали руководители аэроклуба, выполняя над городом фигуры высшего пилотажа на тренировочном самолете Ут-2, как бы заманивая будущих летчиков в небо.
 
         Перед самостоятельными полетами у курсантов проверяли парашютное мастерство. Обычно за два-три дня до прыжков их освобождали от работы. Все это время курсанты находились на аэродроме и под наблюдением инструктора тренировались, укладывая парашюты. А затем были прыжки с парашютом. Как правило, прыжки проводились перед закатом солнца, так как в это время наблюдались очень малые ветры или вовсе их не было. Совершить прыжок с парашютом было делом непростым. Требовалось определенное мужество, выдержка. Ведь прыгать приходилось с плоскости крыла самолета на высоте 800-1000 метров при скорости самолета 120 км/час.
 
         Самым радостным днем для курсантов был день их первого самостоятельного вылета.  Вот как об этом в газете «Краматорская правда» 18 августа 1936 года писала крановщица НКМЗ Мария Макаренко: «…Я повторила задание и спросила разрешения сесть в самолет. Не спеша, без волнения проверила приборы и доложила о готовности к вылету. Начальник летной части еще раз напомнил мне о задании и точной посадке.
 
Убедившись в исправности мотора, я попросила дать старт. Плавно даю газ, одновременно даю ход машине. Она покорная, ровно со скоростью 80 км/час мчится по укатанному аэродрому, плавно отрывается от земли. Увеличиваю скорость полета, все идет хорошо. Посадка и приземление были сделаны удачно по заданию, и я поспешила доложить о нем начальнику. В ответ услышала: «Полет отличный, замечаний нет».
 
Какой радостью наполнилось мое сердце. Первый самостоятельный полет без инструктора выполнен на «отлично». Эту радость трудно передать словами, ведь я учусь без отрыва от производства. Я – крановщица – управляю самолетом! Теперь все мои желания и мечты сводятся к тому, чтобы непременно повышать свои знания, овладевать техникой летного дела и научиться в любой обстановке, при любых обстоятельствах водить машину на «отлично».
 
         Эта маленькая хрупкая девушка была первой планеристкой, парашютисткой и пилотом нашего аэроклуба, первой женщиной, покорившей небо над родным городом.
 
         В незабываемое зрелище превратился в Краматорске День авиации 1937 года, который отмечали 18 августа. Степной ветер развевал на центральном флагштоке аэродрома флаги ОСОАВИАХИМа и спортивных обществ. Гремела музыка духового оркестра. Сотни собравшихся краматорчан с нескрываемым восторгом наблюдали, как один за другим взмывали в прозрачную синь неба юркие «ПО-2». Набрав высоту, они делали круг над аэродромом, и через мгновение в вышине вспыхивали белые венчики парашютов. Выбросив «десант» и сделав несколько фигур высшего пилотажа, они заходили на посадку. Из кабин выпрыгивали ладные парни и девчата – курсанты аэроклуба. С удовлетворением  смотрели на них инструкторы: «Вот оперились наши соколята». Действительно, Краматорский аэроклуб обретал свои крылья. В этом была огромная заслуга его основателей, руководящего состава, сумевших за короткий период времени поставить работу на самый высокий уровень.
 
         Но это был 1937 год – год тотальных репрессий, которые коснулись различных слоев населения. Не минула эта беда и аэроклуб. В конце 1937 года практически все руководство аэроклуба было арестовано: начальник аэроклуба Яковлев, начальник штаба Константинов, начальник политчасти Сас, начальник летной части – душа аэроклуба – Басик, председатель правления аэроклуба – секретарь горкома партии Коваленко, секретарь горкома комсомола Петр Жила.
 
         Как вспоимнает ветеран аэроклуба М.С. Гурба (Мария Макаренко): «Несколько дней полетов не было. Самолеты остались стоять в ангарах, а мы, курсанты, инструкторы, ходили поникшие и притихшие. Какие же они были враги? Мы не могли найти ни единого факта вредительства. За годы существования аэроклуба у нас не было ни единой аварии или какого-либо происшествия с умышленным повреждением. Никто не погиб при обучении. Была строгая дисциплина и высокая требовательность. Каждый думал, что нет, не враги они. Но время было сложное. Ни протестовать, ни сожалеть громко было нельзя… И вот прошли годы. Безвинно пострадавшие – оправданы».
 
         37-й год оставил черный след в истории аэроклуба, но он не прекратил своего существования. Пришли новые люди, и традиции, заложенные при создании аэроклуба, были продолжены. Инструкторы терпеливо и настойчиво учили молодежь летать.
 
         Краматорский аэроклуб подготовил 2800 летчиков и авиатехников. И еще многие краматорчане могли бы получить путевку в небо, но пришло лихолетье – 41-й военный год. Аэроклуб был расформирован, а его курсанты в числе первых ушли добровольцами на фронт.
 
         Закалка, полученная в аэроклубе, сыграла важную роль в годы Великой Отечественной войны. Краматорские соколы проявили чудеса храбрости и героизма, вписав яркие страницы в летопись разгрома гитлеризма.
 
         В конце 1941 года, защищая Москву, погиб в неравном бою как герой Апполинарий Ермолов, повторив подвиг Виктора Талалихина. Своей горящей машиной он протаранил вражеский «мессершмитт».
 
         В небе Балтики сражался легендарный летчик-истребитель Степан Горгуль. Весной 42-го года его краснозвездный ястребок был подбит над Ладожским озером, а сам Степан тяжело ранен. Спасая самолет, он посадил его на весенний лед, а сам, теряя силы, истекая кровью, написал в блокноте свои последние слова: «Прощайте, ленинградцы! Да здравствует…»
 
         Над Будапештом повторил подвиг Гастелло аэроклубовец Алексей Мальцев, направив свою объятую пламенем машину на фашистский военный завод.
 
         За проявленную доблесть, мужество и отвагу на фронтах Великой Отечественной семь воспитанников Краматорского аэроклуба были удостоены высшей правительственной награды – звания Герой Советского Союза: Михаил Степанович Горкунов, Валентин Романович Бучавый, Никита Харитонович Ржавский, Владимир Степанович Свирчевский, Юрий Яковлевич Чепига, Василий Михайлович Молчанов, Владимир Васильевич Титович. Анатолию Константиновичу Недбайло это звание было присвоено дважды.
 
         Краматорские соколы с честью прошли «испытания на прочность», доказали свою любовь и преданность народу, Родине не только в дни войны, но и в мирные послевоенные годы.
 
 
Н.Е. Волошина, директор Музея истории г. Краматорска

 

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
курна для хамама москва;купить недорогую прогулочную коляску детские товары доставка

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.