Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Был бы человек, а статья найдется

8 июля 2009
Так уж повелось у нас в стране, что:
– власть имущие, устроив «охоту» на простого гражданина, могут быть представлены однопартийцами к награде, как за задержание браконьера;

 
– судья может «наколядовать» миллионы гривен и долларов;
– не умеющий водить машину пацан можетсесть в тюрьму за угон автомобиля только потому, что за рулем находился «мажор», и его папа искусно «отмазал» сыночка от тюрьмы;
– водителя, не прикасавшегося руками к пассажиру, могут признать виновным в нанесении легких телесных повреждений только со слов самого пассажира и судмедэкспертизы, а свидетельские показания почти десятка свидетелей судом почему-то не учитываются…
Список можно продолжить, но остановимся на последнем.
 
В конце августа прошлого года пассажир Хорошайло Ф.И. собирался ехать на междугородном автобусе «Краматорск-Доброполье». Как льготный пассажир, он должен был предъявить в кассу удостоверение льготника и проездной талон для приобретения билета в автобусах междугородного сообщения. При посадке в автобус водитель обнаружил, что такой талон к ведомости не подколот. Собственно, из-за этого талона и произошел инцидент, ставший в дальнейшем судебным разбирательством.
 
Со слов пассажира, водитель пытался высадить его из автобуса, грубо схватив за руку, чуть ли не выкрутив, чем нанес легкие телесные повреждения в виде кровоподтеков, что и засвидетельствовала судмедэкспертиза.
 
На первом заседании, где были допрошены как сами участники инцидента, так и первые пять свидетелей – два контролера автовокзала, два милиционера ОГСО и пассажирка автобуса – только сам истец засвидетельствовал, что ему грубо выкручивали руки. Водитель Соколов А.В. и все свидетели этого не подтвердили. Причем последние отметили, что шофер вел себя спокойно, а пассажир «бушевал».
 
На втором заседании были допрошены работники ж/д вокзала – фельдшер и два работника багажного отделения, которые оказывали первую медицинскую помощь Хорошайло – ему после перенесенного волнения в автобусе по ходу следования стало плохо (случился гипертонический криз). Во время допроса они пояснили, что больному было измерено давление и сделан укол магнезии, от успокоительного он отказался, требовал вызова скорой помощи, вел себя беспокойно, в то время как шофер находился в кабине и никаких неадекватных действий в адрес пассажира не предпринимал. Автобус отправился дальше по маршруту только тогда, когда решился вопрос о госпитализации пассажира. Со слов фельдшера, каких-либо видимых повреждений на коже той руки, где она делала укол, не было. В дальнейшем, по ее предположению, кровоподтек мог появиться после внутривенного укола и на месте наложения жгута.
 
На третьем заседании зачитали показания жены Хорошайло Ф.И., в которых значится, что она видела кровоподтеки на руке мужа, причину появления которых он объяснять не стал. Обо всем она узнала от пассажирки Друзякиной Т.Н., которая позвонила, чтобы справиться о здоровье ее мужа. (Именно эта пассажирка помогала оказывать ему первую помощь в автобусе, она же и предложила заехать в медпункт ж/д вокзала). Супруга Хорошайло возмущалась, что по телефону Тамара Назаровна говорила одно, а на суде другое. Но и в показаниях на допросе у следователя, и в показаниях на допросе в суде, Друзякина сообщила – водитель пассажира Хорошайло руками не трогал, просто шла словесная перепалка.
 
На следующем заседании были допрошены участковый милиционер, помогающий следователю в поиске свидетелей, и сам следователь. Причем допрос, со слов адвоката водителя, был выполнен с нарушением процесса. Во время допроса первого свидетеля, второй находился здесь же в зале.
 
В ходе допроса следователь Лозовой И.А. сообщил, что как сам водитель, так и опрошенные свидетели отрицали причастность водителя в нанесении телесных повреждений пассажиру. В ходе следствия показания немного менялись, но существенных отличий не имелось. Был также проведен следственный эксперимент: как пассажиру наносились телесные повреждения. В качестве места в автобусе использовался обычный стул, вместо поручня – швабра. Статист производил движения по способу «выкручивания рук», а судмедэкспертиза все фиксировала. На вопросы адвоката водителя, почему не использовался автобус, ведь поручень «Руты» имеет изогнутую форму, а не прямую, и почему не привлекались водитель и свидетели инцидента, следователь ответил, что первому не придали особого значения, а второму – зачем привлекать водителя, если он свою причастность в нанесении телесных повреждений отвергает, относительно свидетелей – ничего не ответил.
 
В ходе судебного разбирательства был зачитан протокол допроса работника скорой помощи, доставлявшей Хорошайло Ф.И. в больницу с ж/д вокзала. Во время допроса она пояснила, что осмотра пострадавшему не производила и первую помощь не оказывала, поскольку она уже была оказана фельдшером с ж/д вокзала. Заполнив карточку вызова со слов фельдшера ж/д вокзала, она просто транспортировала больного в неврологическое отделение горбольницы №3. Вот, собственно, и вся суть судебного разбирательства. За строками оставлены эпитеты с обеих сторон. Причем, если со стороны водителя наблюдалось полное внешнее спокойствие и немногословность, то со стороны «потерпевшего» – сплошные эмоции и негатив. И дело здесь совсем не в возрасте и в физическом нездоровье, хотя и они, конечно, тоже играют свою роль. Вопрос еще и в воспитании. Знаю лично много людей его возраста, его заслуг и званий, но, тем не менее, скромных и воспитанных, не позволяющих себе переходить рамки дозволенного, и добивающихся больших успехов цивилизованным путем, а не грубостью и хамством. Здесь же, во время судебного разбирательства, позволялись и дозволялись смена показаний, клевета в сторону свидетелей, разговоры по мобильному телефону, шум в группе поддержки Хорошайло – это так вели себя воспитанные защитники Отечества времен ВОВ.
 
Как результат, не принимая во внимание показания десяти допрошенных, свидетельствующих не в пользу истца, а только его заявление, заключение судмедэкспертизы и постановление прокурора, судья вынес приговор – водителю Соколову А.В. назначить 1 год исправительных работ с отчислением в доход государства 15%. А в качестве компенсации «морального ущерба» взыскать в пользу Хорошайло Ф.И. 20 тыс. грн. с АТП, где работает водитель. До вступления в силу приговора суда для водителя выбрана мера пресечения – подписка о невыезде.
 
 
Раиса Бабанская
 

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Краматорск, Славянск»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины