Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Новая российская военно-морская стратегия - взгляд с Запада

13 июня 2016
© nationaldefense
© nationaldefense
<
Увеличить фото...  

Майский номер журнала министерства обороны Франции "Revue Defence Nationale" опубликовал небезынтересную статью капитана де фрегат (капитана 2-го ранга) ВМС Франции Пьера Риаллана (Pierre Rialland) «La Russie développe un concept de «puissance navale continentale» («Россия развивает концепцию «континентальной морской державы»).

Ряд тезисов статьи представляют интерес для отечественного читателя с точки зрения оценки военно-морских возможностей России профессиональным западным сообществом военно-морских специалистов. Наш блог знакомит читателей с сокращенным изложением материала.

Статья начинает с изложения известных ударов по объектам «Исламского государства» в Сирии кораблями ВМФ России при помощи крылатых ракет «Калибр». Автор считает, что благодаря данной демонстрации возможностей, ВМФ России вошел в очень небольшой клуб стран, которые запускали крылатые ракеты в боевых условиях с борта подводной лодки. При этом он делает сноску, что на вооружении ВМС США и Великобритании крылатые ракеты стоят на борту АПЛ, а у Франции такая возможность появится только в 2018 году, когда в строй войдет первая АПЛ Suffren типа Barracuda, вооруженная крылатой ракетой MdCN.

кр

Ракетный корабль проекта 11661К "Дагестан" и малые ракетные корабли проекта 21631 "Великий Устюг" и "Углич" в ходе пуска крылатых ракет "Калибр-НК" по позициям "Исламского государства" в Сирии, 20.11.2015 (с) Министерство обороны России

26 крылатых ракет с массой боевой части 400 кг каждая, конечно, не могут изменить положение дел в Сирии. Но при помощи данного пуска Россия показала заинтересованным наблюдателям, что это Game Changer стратегического уровня, новый баланс сил на границах России. Теперь ВМФ России при помощи крылатых ракет может поражать цели на значительной территории Восточной Европы, Ближнего Востока и Центральной Азии.

Говоря о развитии Черноморского флота, автор отмечает начало 2010 года, когда началось его переоснащение под официальным лозунгом вернуть к жизни умирающий корабельный состав в условиях того, что стратегическое влияние России на ее границах начало оспариваться. Все это происходило после войны с Грузией и саммита НАТО в Будапеште, в ходе которого президент Буш активно педалировал присоединение к блоку Грузии и Украины, а Франция и ФРГ этому активно сопротивлялись. Плюс вопросы, связанные с энергетическими ресурсами.

В 2014 году перевооружение Черноморского флота оказалось под серьезным воздействием факта присоединения («аннексии» у автора) Крыма. ВМФ России больше не бы ограничен в тоннаже старыми соглашениями с Украиной в части использования базы в Севастополе. До 2020 года в его состав должно войти 30 новых кораблей, включая шесть подводных лодок проекта 636 и шесть фрегатов проекта 11356. При этом развивалась наземная инфраструктура в Крыму и Новороссийске.

Одновременно с этим эволюционировала официальная российская риторика: теперь осуждению подвергалось регулярное направление кораблей НАТО в Черное море, в особенности американских эсминцев с системой ПРО.

Присоединение Крыма привело к увеличению числа российских частей на данном театре. Также следует отметить, что намерение России пересмотреть численность корабельной группировки предшествовало началу войны на востоке Украины  и операции по поддержке режиме Башара Асада в Сирии. Усиление российского флота на Черном и Каспийском морях является результатом военно-морской стратегии, разработанной шесть лет назад, когда давление Запада на Москву значительно усилилось. В каком-то смысле, пуск двух КР «Калибр» с ДЭПЛ «Ростов-на-Дону» можно было рассмотреть на саммите в Будапеште в 2008 году.

Говоря о ДЭПЛ проекта 636, автор отмечает, что они современные, тихие и могут выполнять все задачи, стоящие перед современной многоцелевой подводной лодкой. Ее возможности по атаке кораблей тоже существенны, хотя этот фактор мало упоминался в официальных заявлениях, сделанных до 2014 года. Она рассчитана для того, чтобы уравновесить неизменные возможности НАТО в Черном море, а также регулярное появление на театре американских эсминцев с системой ПРО. Им на замену идут ДЭПЛ проекта «Лада».

Фрегаты проекта 11356 являются многоцелевыми кораблями, они оснащены современным вооружением, которое может противостоять различным угрозам. Аналогично французским фрегатам типа FREMM, у них имеется расширенные возможности ПЛО, и они оснащены крылатыми ракетами. Несомненно, эти фрегаты являются существенным шагом вперед по сравнению со старыми кораблями первого ранга, имевшимися на ЧФ, постройки 1980-х годов.

Очевидно, что в вопросе усиления и обновления ЧФ Россия  будет находиться в положении сильного, по отношению к своим противникам, в первую очередь, Турции. ВМС Турции «на бумаге» может бросить вызов ЧФ, располагая 11 ПЛ, 13 фрегатами и 19 корветами. За исключением того, что на практике перед турецким флотом стоят задачи по присутствию в Черном, Эгейском и Средиземном морях, что ослабляет его группировку на этом театре. Что касается флотов других причерноморских государств – Украины, Румынии, Болгарии и Грузии, то их флоты имеют практически нулевую ценность на фоне российского флота. Таким образом, наличие возможности удара крылатыми ракетами по сухопутным целям и наличие новых кораблей – фрегатов и ДЭПЛ является собой существенный прогресс по сравнению с кораблями предыдущих поколений, имевшихся на театре.

калибр-1
Досягаемость крылатых ракет "Калибр" по целям в Европе и Азии при условии, что дальность полета ракет составляет 1800 км, а пуски проводятся из Черного и Каспийского морей (с) Pierre Rialland / Revue Defence Nationale

Начиная с 2013 года возможности крылатых ракет «Калибр» стали предметом беспрецедентной информационной политики Министерства обороны России. Однако автор задается вопросом относительно реальной стратегической ценности нового оружия. Он ссылается на исследования французского автора A. Sheldon-Duplaix, который считает, что ВМФ России может развернуть 200 ракет «Калибр», что является «бледной тенью» ВМС США, которые теоретически могут выставить от 2648 до 5952 крылатых ракет Tomahawk.

Однако с точки зрения военно-морской стратегии количественный подход не может считаться достаточным. Во-первых потому, что крылатая ракета поражает наземные цели и не может считаться чисто морским оружием. Во-вторых, из-за наличия внешних факторов (дипломатических, географических), а также различных концепций применения, что может изменить расстановку сил. Что является важным для хозяина ракет – это возможность свободного маневра между военно-морскими театрами, для того, чтобы можно было поразить цели, тактические или стратегические, с учетом дальности полета ракеты, при высокой «добавленной стоимости».

Так, мы обычно считаем, что Россия отличается континентальным мышлением, она ограничена Каспийским морем и конвенцией Монтрё, и что все это ограничивает ВМФ России и приводит к стратегическому тупику. Как раз наоборот, Россия, как представляется, на сегодняшний день эксплуатирует свои особенности, чтобы защитить свои корабли среднего водоизмещения, оснащенные КР «Калибр». Связанные Волго-Доном, Каспийское и Черное моря дают России поле для маневра, аналогичное Восточному Средиземноморью и Персидскому заливу вместе взятым. С учетом дальности ракет «Калибр», Россия может проводить политику «канонерок» в радиусе 6000 км без наличия доступа к теплым морям. В пределах досягаемости ракет находятся 30 стран, включая нынешнюю сферу влияния России, исторические границы Российской империи и точки политических и энергетических противоречий сегодняшнего дня.

Интересно отметить, что такое положение дел сравнимо с ВМС США, у которых имеется диада «АПЛ/КР Tomahawk» и доступ к глубоководным морям. Маленькая деталь – для получения такого же эффекта, ВМС США должны уходить далеко от своих баз, иметь дорогостоящие системы [вооружений - bmpd] и при этом находиться в океанских водах, которые скоро придется оспаривать с растущими ВМС КНР. А Россия может проводить операции по проекции силы и конвенциональное «сдерживание» из двух морей, при минимальном риске и при небольших расходах. А наличие доступа к теплым морям становится не столь актуальным.

В выводах автор пишет следующее. В военно-морской стратегии свобода мореплавания позволяет приводить силы к дверям противника. Россия, у которой нет баз в теплых морях и нет возможности бороться на равных, выбрала борьбу с последствиями [данной стратегии - bmpd]. Россия перевернула все с ног на голову. Ее сухопутная география и два закрытых  моря стали ключом к развитию новых возможностей. У России есть корабли, оснащенные пусковыми установками КР, а также корабли среднего водоизмещения, которые позволяют получить господство на Черном и Каспийском морях. У России есть средства для нанесения ударов КР по целям в Восточной Европе и Центральной Азии. Опираясь на сеть каналов и внутренних морей, ВМФ России фактически разработал новую доктрину, которую можно описать как «морская держава с континентальным характером».

Оригинал взят у bmpd

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 7 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мимоходом»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины