Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Максим Ефимов (Краматорск): "Оппоблоку" не нужен админресурс - достаточно говорить, что власть ничего не сделала

24 июля 2015
<
Увеличить фото...  

Краматорский депутат от БПП о предстоящей избирательной кампании и бизнесе на оккупированной территории

Интервью от 14 июля

Раньше значительную долю в парламенте занимали директора крупных промышленных предприятий Восточной Украины. Теперь представителей этой прослойки общества в Раде стало гораздо меньше.

Максим Ефимов – один из немногих директоров в этом парламенте, который избрался на Донбассе. Он - почетный президент "Энергомашспецстали", мажоритарный пакет акций которой принадлежит "Росатому". 

Несмотря на то, что депутат фигурировал в предвыборных роликах "Оппоблока", в Раде он присоединился к президентской фракции БПП. Сейчас же депутат, по сути, находится в состоянии конфликта с "Оппоблоком" и негласным городским лидером Краматорска, бывшим депутатом Георгием Скударем. Ведь на кону результаты местных выборов, которые бывшие "регионалы" хотят использовать, чтобы вернуться к власти.

О том,  какие настроения сейчас в Краматорске, как к выборам готовится команда президента и что с бизнесом депутата на оккупированных территориях и в Крыму - INSIDER спросил у Максима Ефимова.

- Чему была посвящена недавняя встреча президента с мажоритарщиками?

- Трём вопросам. Первый – Конституционная реформа. Подробно об этом ничего не было сказано. Только то, что ее поддержала Венецианская комиссия и это революционный закон с точки зрения передачи полномочий от центра на места.

Мы не стали глубоко обсуждать эту тему, так как времени было всего лишь час. И главным вопросом было проведение честных местных выборов, при понимании того, что рейтинги всех партий сегодня очень низкие.

 - Какой рейтинг БПП сейчас?

- Цифры не звучали. Могу сказать, что по Краматорску - в районе 10%.

- А "Оппоблока"?

- Тоже 10%. В Краматорске - приблизительно 10 на 10.

- Это самые высокие показатели?

- Самые высокие. Лидеров нет. Просто человеческая апатия: 50% людей не хотят идти на выборы. Немного вырос рейтинг "Оппоблока": раньше был 7-8%. Стало чуть-чуть больше у коммунистов. Кстати, коммунисты были на втором месте после февраля, потом стали на третьем - после "Оппоблока" и БПП.

- Какую тогда роль команда президента отводит мажоритарным кандидатам в местных выборах. Вы будете работать со штабами или будете возглавлять штабы?

- Нет. Но активно участвовать должны. Понимать настроение громады, потребности. Работать над решением городских проблем и над имиджем партии. Мы должны быть участниками и непосредственно по претендентам на должности мэров с учетом нашей позиции.

- Вам дали право предлагать кандидатуры мэров или формат будет другим?

- Мы сегодня не имеем, и это было чётко сказано, монопольного права на обозначение кандидатов. Так же, как не должен иметь его и, к примеру, губернатор. Но при этом все должны понимать, что кандидатура должна быть лучшая из возможных. И если мажоритарщик ее предлагает,  он за нее и отвечает.

- Вы определились, каким форматом идёте на выборы? Вы идёте с "Народным фронтом"?

- Нам сказали, что предложение сделали партнёрам по коалиции и ждут от них ответных действий. Мы - ведущая сила, но не предлагаем сразу какую-то "свадьбу" с конкретными условиями.

- Озвучено ли было, как с "Народным фронтом" распределить места с учётом их рейтинга?

- Было сказано дословно следующее, что мы точно не хотим иметь разных мнений по определённым округам между представителями партнёров по коалиции. Это важно. Основная цель кампании – единство. Но вопрос формата открыт.

- Согласование кандидатов по округам с "Самопомичью", Радикальной партией, "Батькивщиной" рассматривается как вариант?

- Предложение было только УДАРу и "Народному фронту".

- Учитывая то, что вы сказали: 10% - БПП, 10% - "Оппоблока", как сейчас в Краматорске складываются отношения между этими двумя политическими силами? И можно ли сказать, что "Оппоблок", например, нагнетает ситуацию в городе?

- На сегодняшний момент "Оппоблок" активной агитацией не занимается. Но после того, как в городе представили руководителя "Оппоблока" по области Алексея Белого, есть понимание, что предвыборная кампания начнётся в ближайшие дни. Если уже не началась.

- В Краматорском совете есть еще ячейка Партии регионов?

- Теперь это группа в местном совете "Объединенный Краматорск".

- Вы тоже были членом Партии регионов и, насколько я понимаю, вышли из партии только в августе прошлого года?

- В июле. Я на тот момент не занимался политикой. А партбилет Партии регионов был только потому, что я был директором завода. Все были, и я тоже был. Так строилась региональная политика.

- Финансовые обязательства были какие-то перед партией при Януковиче?

- Никаких.

- Например, там голоса нужно было обеспечить избирателей?

- В Краматорске большое количество людей с высшим образованием, и у нас всегда результаты отличались от областных. Если говорить о Партии регионов, то Краматорск показывал всегда самые минимальные показатели поддержки. Люди у нас думающие и выбирали они то, что им ближе, несмотря на масштабные ячейки Партии регионов.

Если говорить о заводе, на котором я работал, схема была такая: приезжали люди, агитировали, а дальше принимайте решение, какое вам угодно. С прошлого года влияние Партии регионов в Краматорске сузилось до группы в местном совете. В нее вошли в основном представители НКМЗ.

- Команда президента или премьера должна была вести переговоры с представителями завода. Сложно поверить, что  крупнейший завод, у которого возникает масса чисто рабочих моментов и с губернатором и правительством, что владелец его может быть в оппозиции.

- Думаю, что на сегодняшний момент у президента другая тактика - демократическая. И ближайшие дни покажут, кто в каком направлении будет двигаться. Позиция губернатора - нельзя раскалывать город, нужно объединиться вокруг общего блага.

- К предыдущему губернатору у многих ваших коллег по БПП были претензии. Потому что он якобы не уволил многих людей, которые связаны были с Партией регионов. Считаете ли вы, что он должен был полностью зачистить или соблюдать контакт с этими людьми?

- Я вообще противник того, чтобы лепить ярлыки только за то, что ты находишься в какой-то партии. Считаю, что чиновник, государственный служащий не должен быть членом какой-либо партии. Человека должен определять профессионализм.

На сегодняшний момент мы имеем не совсем профессиональных министров и чиновников других рангов. От этого страна только теряет. А всех остальных мы люстрировали.

Моё личное мнение, что ярлык Партии регионов сегодня, как ярлык коммунистов: многие нынешние представители власти когда-то были коммунистами, но это же ни о чем не говорит, правда?

- Например, ваши коллеги очень сильно отстаивают законопроект, который предусматривает полную экономическую блокаду оккупированной территории. Вы  как к этому относитесь?

- Большинство моих коллег относится к этим сложным вопросам поверхностно, поэтому, когда говорят о блокаде территорий, мне бы хотелось несколько уточнений.

Когда Юрий Витальевич выступает с трибуны и говорит: вот, блокада территорий. Я ему задаю вопрос: Юрий Витальевич, а если у нас блокада территорий, то что происходит с Горловским коксохимом или Ясиновским и Макеевским коксохимом, которые отправляют кокс на "Азовсталь"? Мы останавливаем их работу? Енакиевский металлургический завод, "Донецксталь" мы останавливаем? Экономическая же блокада.

- За глаза ваши руководители признают, что им выгодно получать уголь из ЛНР/ДНР.

- Не в этом вопрос даже. Вопрос в том, что существующие годами цепочки невозможно порвать мгновенно. И когда говорят: давайте сделаем экономическую блокаду, каждый понимает, что эта экономическая блокада другая – продовольственная.

То есть сегодня идет речь о том, что должны быть созданы условия, когда мы туда не завозим продукты питания, бензин, топливо, а оттуда не везём сигареты. Каждое наше действие автоматически обозначает либо какое-то противодействие, либо какое-то последствие.

Нужно просчитывать на несколько шагов вперёд. И если мы говорим, что нужно убрать контрабанду, то это же не значит, что нужно нам взять и сделать блокаду. Давайте найдём механизм, как убрать контрабанду.

Я повторю ещё раз, экономическая блокада - это значит убрать все элементы контрабанды. Потому что сегодня безакцизно льётся там какая-то водка, делается какой-то спирт, какие-то сигареты. Второй момент - это топливо, сегодня это стало бизнесом для многих, в том числе находящихся на линии столкновения. Это всё нужно убрать – и это главное.

Другой момент - то, что на оккупированных территориях живет, в том числе, и проукраинское население, жители Украины. Они живут там не потому, что хотят там жить, а потому что у них нет возможности уехать, нет денег. Я знаю много таких людей. В том числе некоторых, кто работал у меня на заводе.

Был у меня такой пример, когда я ещё был директором завода: уехал хороший специалист в Ирак, учится. А сегодня он мне прислал в Фейсбуке сообщение, что вернулся и живет в Донецке, потому что контракт закончился, а найти работу он больше нигде не может. Я ему говорю: а как ты там живёшь? Он мне: "Вот то, что заработал, - проживаю. Но хотя бы не трачу деньги на квартиру".

И таких людей, как он, - тысячи, сотни тысяч. Когда мы говорим "давайте сделаем экономическую блокаду" - цель наша какая? Чтобы там люди взбунтовались и выбросили весь этот сброд оттуда. А я предлагаю здесь, рядышком, у нас в стране создать такие условия для людей, чтобы они оттуда сами выехали на территории, где их ждут, а оккупированные территории остались "серой зоной".

Скажите, пожалуйста, мы хоть где-то кому-то в программе предложили там создание жилья для переселенцев? Сегодня у нас громадное количество банков разваленных, разрушенных, у которых есть залоговая недвижимость. Так давайте за деньги международных организаций восстановим это жильё, сдадим его в аренду переселенцам или заплатим за них, чтобы эти люди имели как минимум место, где жить.

Или же другая программа, когда коммунальные предприятия, у которых много стоит зданий без тепла, канализации, без ничего. Так вот, пожалуйста, давайте мы грант возьмём и потратим на то, чтобы из этих уже построенных зданий сделать место для проживания. А мы даём этим людям по 600 гривен для того, чтобы они какое-то жилье снимали, но ни работы, ничего другого нет.

Поэтому, как по мне, слова Кихтенко были очень правильными: "Это наши там люди, украинские, и если мы хотим сделать эту зону нежизнепригодной, то давайте сделаем другую зону пригодной для жизни этих людей". А мы же не делаем ничего.

- Вы имели отношение к нескольким заводам в Краматорске. Многие из них были ориентированы на Россию. Как изменилась ситуация?

- Ситуация тяжёлая, ведь мы имеем всего 20-30% загрузки. Заводы находятся фактически в состоянии клинической смерти.

- А "Энергомашспецсталь", ей же русские владеют?

- Там тоже 30% загрузка. Да, российский капитал присутствует, но есть нюансы. "Энергомашспецсталь" находится в 5-м колене. Российские заказчики сами боятся рисковать и размещать заказы. А на заводе работает больше 2 тысяч краматорчан и у них есть семьи.

Поэтому борьба за существование завода ведётся больше с нашей стороны. То есть мы должны стараться. Вдруг у нас там дальше железный занавес будет и произойдёт национализация предприятий? Мы должны просто сохранить то, что есть сегодня, а не превратить это в металлолом.

- Вы когда заходили в БПП, рассчитывали, что удастся достучаться до президента или иметь какие-то парламентские рычаги, чтобы обеспечить заводы внутренним заказом?

- Я уверен, что не существует вообще другого механизма выживания нашей украинской экономики, кроме как через внутренний спрос и внутренние инвестиции. Кредиты – не панацея.

Мне очень интересно слушать людей, которые не разбираются в этих вопросах. Когда мы говорим: а зачем нам поддерживать такое крупное предприятие, как "Азовмаш"? Там работало 12-13 тысяч человек, а с учетом членов их семей - это 40 тысяч человек.

Доход оставался в городе. Работала цепочка: и магазины, и сфера услуг, и многое другое. Это рабочие места, развитие и благосостояние города. Не важно, кому принадлежит предприятие, важно, что оно платит налоги в нашей стране.

Тоже можно сказать и об "Энергомашспецстали". Для россиян она является чемоданом без ручки: куча денег потрачена и непонятно, что произойдёт дальше. Мы должны поддерживать такие предприятия, чтобы они здесь платили налоги и зарплату людям, которые остаются в прифронтовой зоне. Нужно не разрушать, а постараться поддержать и перезапустить, в том числе и перепрофилируя производство.

- Скорее всего, государству не нужен этот продукт, который они производят.

- Он может быть нужен. Продукция европейского машиностроения завязана на российский рынок. Россия сама по себе, как говорят многие, бензоколонка, замаскированная под страну. Она имеет сырьевую направленность экономики, но при этом является громадным мощным рынком сбыта высококачественной продукции.

"Энергомашспецсталь" выпускает продукцию, которую во всем мире делают всего 10 производств, и мы лучше будем продавать эту продукцию по 10$ за килограмм, чем по 200-300$ за тонну - квадратную заготовку или чугун, который мы экспортируем. Мы делаем продукцию 6-го передела, а россияне поставляют нам для этого сырьё.

Так вот, мы должны делать всё для того, чтобы мы им поставляли всё, а у них не покупали ничего. Именно это является экономическим методом борьбы. Я могу по каждому заводу сказать, куда можно в нашей стране продавать продукцию, если б только к кому-то об этом достучаться.

- Вы тому же Абромавичусу это пытались донести?

- Я считаю, что Айварас это не тот человек, который в состоянии это понять.

- Почему?

- У него есть хорошие замы. Но он сам далёк от реальной экономики.

- Вы, кажется, относитесь к тем людям, которые говорят, что он делает много чего по дерегуляции рынка, но не делает ничего с регуляцией рынка.

- Что такое дерегуляция рынка? Это разрушение. Дерегуляция - это значит разрушить все барьеры. Читайте книги - там всё написано. Греция почему сегодня находится в такой печальной ситуации? Только потому, что произошла дерегуляция, она стала рынком сбыта своих сервисных услуг в сфере туризма и разрушила полностью всю промышленность, ставшую обузой. То же самое ждёт и Украину.

- Что вы думаете о новом губернаторе? Вы с ним общались? Какое впечатление он произвёл?

- Очень и очень предприимчивый, активный человек, с пониманием, сознанием. Понравилось мне то, что он хорошо разбирается в бюджетировании области. Экономист и бизнесмен в прошлом, и чиновник сегодня - это как раз то, что нужно.

- Не было ощущения, что его поставили просто потому, что он близок к команде того же Березенко?

- Знаете, у нас там очень сложная обстановка. Поэтому абсолютно точно нужно понимать, что человек, который поставлен на такую должность, обязан понять особенности региона. Люди там не чувствуют главного - что кто-то о них заботится и делает для них добрые дела.

В Краматорске за последние 10 лет не было сделано ничего такого, чтобы люди подумали, что они нужны. Рабочих мест не хватает, на дороги за 10 лет было потрачено 100 миллионов гривен. А нужно на них  500 миллионов. Бассейна нет. Парки уничтожены. И такая ситуация по многим позициям.

Это при том, что у нас Скударь - депутат трёх созывов, Близнюк - губернатором области был. Великие люди по тем меркам, когда Партия регионов была при власти. А город ничего так и не почувствовал.

Поэтому основной вопрос, который нужно задавать новому губернатору, - это просто показать, что на сегодняшний момент есть добрые дела, которые делаются властью: ремонт дорог, помощь школам и детским садам, строительство больниц, внедрение энергоэффективных технологий, благоустройство территорий.

- Не будет ли как всегда:  под выборы пообещают, а потом...

- Ну, посмотрим. Будем стараться.

- У вас часть предприятий, в том числе ваши ветряные парки, находятся на территории, захваченной  сепаратистами. Как вы ведёте бизнес?

- Никак не ведём. На сегодняшний момент за выработанную в парках электроэнергию денег не получаем.

- Вы пытались контактировать с сепаратистами по этому поводу?

- Мне не хочется вести бизнес с оккупированными территориями. Единственное, что нас связывает, - это два парка и то, что нам нужно что-то с ними делать. Я никого там не знаю. Там, конечно, есть работники этих парков, которые вынуждены там жить. Они там и контактируют с кем-то, но только физически...

У нас не было никаких отношений ни с одними, ни с другими (властями сепаратистов). Вот сегодня наконец-то появился закон, который позволяет нам законно вести бизнес каким-то образом. И сейчас пытаемся там сделать многосторонний договор между производителями, между передающими организациями.

Например, парк, который находится в Новоазовске, и выдаёт практически 90% электроэнергии на Украину, чтобы за неё как минимум платились деньги. Потому что на самом деле ЕБРР, который финансировал этот парк, не выделяет денег только потому, что такая позиция Министерства энергетики. На самом деле 90% электроэнергии идёт в Украину и питает Мариуполь.

- В интернете вас обвинят в том, что вы продолжаете вести бизнес в Крыму вопреки запрету украинского законодательства…

- Я  в своё время хотел построить дом в Ялте возле Ущегорного ручья. Потом так получилось, что стало чуть больше земли и решили построить гостиницу. Позже Крым был аннексирован и пришлось это всё юридически переоформить, чтобы сохранить. Фактически все заморожено и никакой деятельности там вестись не будет, пока этот вопрос в Украине не решится.

- На кого переоформили свои активы, когда стали депутатом?

- В соответствии с действующим законодательством, отдал всё в управление.

- Вас часто связывают с Анатолием Близнюком. Я даже в интернете находила, что именно ваша семья в какой-то мере поспособствовала его политической карьере.

- Моя семья? Я скажу так, я с Анатолием Михайловичем Близнюком знаком очень давно и считаю его профессиональным человеком с колоссальной энергетикой, хорошим политиком. У меня с его сыном были партнерские отношения, потом предвыборная кампания нас немного развела.

С Анатолием Михайловичем у меня остались очень хорошие отношения. При этом бизнес-отношений с ним не было никогда, а бизнес-отношения с Близнюком-младшим заморозились в том виде, в котором они были два года назад.

- Какая сейчас позиция "Оппоблока" в Краматорске и есть ли какое-то противодействие власти?

- Ряд депутатов местного совета прикладывают серьезные усилия, чтобы город Краматорск, который несёт в себе, по сути, функцию регионального центра, не развивался, и реформы не проводились.

Например,  дороги. Я уже говорил, что нужно было где-то 500 миллионов на ремонт, не ямочный, а капитальный. Моя работа как депутата состояла в том, чтобы привлечь эти средства. Удалось привлечь в город 37 миллионов.

Эти деньги сегодня пришли, параллельно с этим были местные деньги - 18 миллионов гривен в городе Краматорске, и местный бюджет принял решение ещё в марте эти деньги потратить на ремонт дорог.

Но представители прооппоблоковской группы в местном совете начали тормозить исполком, требуя согласования с ними. А где они были до этого? При этом исполком не должен согласовывать с местным советом, с местными депутатами, каждую улицу, которую они хотят делать, а согласовывается только программа и бюджет на эту программу.

Два месяца согласовывали, работа стояла, а в итоге согласовали первоначальное предложение исполкома. Разве это работа?

- Ну, обычно такое делают, когда пытаются какую-то фирму завести свою.

- Нет, это было сделано для того, чтобы вообще не проводить ремонт дорог. Для процедуры тендера нужно 45 дней. Таким образом, чтобы сделать дороги, тендера нужно было проводить еще в апреле. А все стопорится, потому что, оказывается, Ефимов рядом со своим бывшим заводом хочет заасфальтировать улицу Совхозную.

А на самом деле эта улица соединяет Краматорск с поселком Ясногорка, в котором живёт 10 тысяч человек, и её нужно делать обязательно, так как она разбита гусеницами танков. Но для них это неважно.

Еще пример. Краматорск стал участником программы "сталого розвитку" USID. Подготовили план ещё в феврале прошлого года, и он должен был быть утвержден сессией горсовета. Но больше года краматорский исполком в лице Панкова, который сегодня является заместителем головы по инвестициям и экономике, решение не принимал.

16 депутатов горсовета из "Объединенного Краматорска" блокировали решение. Почему для принятия важного для города решения понадобился год?

То же самое было и с идеей создать в Краматорске больницу третьего уровня. То же самое, возможно, и с планом реконструкции парков.

- То есть выйдет так, что в момент выборов они вам просто заявят, что власть за два года ничего не сделала?

- Да. Это и есть цель блокирования всех конструктивных для города решений.

- А Скударь имеет к этому отношение?

- Прямое, личное отношение. На сегодняшний момент заммэра Краматорска Панков не делает ничего самостоятельно, как и 16 оппозиционных депутатов горсовета. Решение принимает один человек. Хотелось бы видеть его работу на город. Пока его группа депутатов работает против любых положительных начинаний. Зачем?

- Ещё один вопрос - по поводу Дня Конституции. Вы попали в скандал из-за этих браслетов цвета флага России. Что это была за идея?

- Я считаю, что это вообще был не скандал. На самом деле было изготовлено по тысяче браслетов четырёх цветов: белый, красный - цвета Солидарности, блока БПП, желто-синий - флага Украины.

И по факту получился соцопрос. Людям раздали браслеты этих четырех цветов, они собрали фигурку на свое усмотрение. На мой взгляд, теперь нужно и власти центральной понять, что де-факто есть и такие настроения.

К слову, 1 июня в День защиты детей раздавались такие же браслеты. Но никакого резонанса не было. В этот раз получилась ситуация, что у людей было много желто-синих, а в Фейсбук почему-то попали фото триколоров.

- Можно говорить, что Краматорск остается достаточно пророссийским регионом?

- На самом деле Краматорск устал от войны, неудавшихся реформ, падения уровня жизни. Но свою политическую позицию громада выразила 5 июля, выйдя на демонстрацию в честь годовщины освобождения Краматорска.

Вместе с тем Краматорск, так же, как и весь Восток, был больше привязан к России. Все заводы, которые работают, завязаны на Россию. И сегодня они все пострадали, так как загрузка у всех не больше 20-30%, то есть они находятся на грани жизни и смерти. Естественно это всё сегодня влияет на людей, которые либо не получают зарплату, либо получают её в меньшем размере.

Государство тоже должно понять, что этому региону нужна помощь и поддержка. Разными способами. И люди, которые не работают на заводах, к примеру, предприниматели, тоже должны быть услышаны.

Например, закон 0942, который должен был списать штрафные санкции по бизнесу, которые возникли в период боевых действий в Славянске, Краматорске и т.д.

У нас же большое количество людей попало под то, что выезжали магазины, выезжали предприниматели, останавливались заводы, а налоговая за этот период времени считает штрафные санкции. Я считаю, что штрафные санкции за эти полгода нужно убрать. Потому что, вернувшись назад и продолжая работать в сложнейших условиях, многие предприятия сегодня давятся налоговым прессом.

- У вас большой процент беженцев?

- По состоянию на февраль было 30 тысяч человек. 15% от численности города. Это большой процент. И, естественно, нагрузка увеличивается. Здесь вопрос ещё и в другом.

Небольшой ассортимент продуктов из-за отсутствия конкуренции. Медикаменты в Краматорске дороже, чем в Киеве. Продукты питания некоторые тоже дороже. Бензин дороже. Все эти вопросы сегодня требуют решения.

- Вам уже сказали, кто будет руководить штабом на выборах?

- Ещё нет. Я вообще не понимаю, как мы предполагаем вести эту кампанию, потому что абсолютно точно, что демократические силы отстают от оппозиционных. То есть сегодня масштабно развёртывается и продолжает работать программа оппозиционная, а демократические думают, что будет всё хорошо. Мы сами делаем много ошибок и даем повод для критики оппозиционным силам.

- Для вас было бы удобнее идти на выборы по новому закону или по-старому?

- Старый закон более привычный и понятный для избирателя. Если хотите, даже более реальный, чтобы по нему могли чётко пройти эти выборы.

Новый закон более прогрессивный, однако его еще нужно растолковать. Для этого нужно время. И начинать работать в этом направлении нужно уже сейчас, без промедлений.

- Раньше много говорили про Донецкую область, про применяемый админресурс. Насколько "Оппоблок" сможет применить подобные незаконные вещи сейчас?

- А зачем ему применять какие-то незаконные вещи?

- Им будет достаточно просто того, что они в оппозиции?

- Конечно. На сегодняшний момент они отлично, а в некоторых моментах просто цинично, предъявляют претензии, что мы чего-то там не делаем. А при этом сами саботируют. Это беспроигрышно.

Электорат готов к тому, чтобы слышать критику. И требуется много сил, чтобы перенастроить людей на конструктив. Другого способа нет. Если не будут сделаны добрые дела, то нет никакого способа побеждать.

- У вас есть возможность доносить это до Администрации президента?

- Конечно. Диалог постоянный. Договорились, что будем встречаться с губернатором, будем стараться понять концепцию того, как будет происходить процесс.

- А в АП вы с кем работаете, с Ковальчуком?

- С Ковальчуком, да. Ковальчук сказал, что могу обращаться прямо к ним. Поэтому вопрос, конечно, сложный, но я понимаю, что нужно ввязываться в борьбу, а дальше уже жизнь покажет, какие нужно будет делать рокировки или перегруппировки. Важно ориентироваться на то, что у нас будут жёсткие противостояния.

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мимоходом»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины