Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Спекулянты чужим творчеством. Всё про РАО и его шотландские замки

1 июля 2016
© nikitushkinandrey.wordpress.com
© nikitushkinandrey.wordpress.com
<
Увеличить фото...  

Российское Авторское Общество — это давно и разнобезобразно известная организация, несомненно приносящая огромную пользу Российскому Авторскому Обществу. Официальная задача этого общества — отслеживать все случаи использования результатов творческой деятельности и получать с тех, кто этими результатами пользуется, установленные законом отчисления и передавать эти отчисления авторам. Такова официальная задача.

Но неофициально, во-первых, общество имеет право собирать средства за использование результатов творческой деятельности не только тех, кто передал ему соответствующие полномочия, а всех подряд и вообще для исполнения чего угодно и со всех, до кого удастся дотянуться. На практике это означает, что РАО не только собирает деньги в пользу конкретных лиц, а у него на счетах накапливаются громадные суммы, которые не известно даже, кому передавать. Вот есть некое произведение, которое кто-то где-то исполнил. Где автор этого произведения — неизвестно, и, соответственно, неизвестно, кому эти деньги перечислять. Соответственно, эти деньги остаются на счетах общества, и понятно, что они в обозримом будущем вряд ли будут кем-то востребованы. А раз они не востребованы, то, очевидно, ими можно распоряжаться по своему вкусу и усмотрению — по крайней мере до тех пор, пока не объявится законный владелец этих денег. Вот вам уже источник почвы для хищений.

Другой источник. РАО вправе из собранных средств компенсировать свои собственные затраты на свою деятельность. Не помню точно, какую долю средств можно для этого использовать, по закону, кажется, процентов 15, но, понятно, что реальные затраты на деятельность этого общества вовсе не обязательно так велики, и если общество собирает больше средств, то часть их опять-таки можно использовать на неуставные цели. И всё это создаёт действительно благодатную почву для хищений.

Но дело не в хищениях. Если бы вред от деятельности Авторского Общества определялся только хищениями, то лично я бы с огромнейшим удовольствием даже из собственного кармана им доплачивал — лишь бы они сидели, развлекались хищениями и не делали ничего более. Беда именно в том, что они кое-что всё-таки делают.

Я уже не раз говорил и писал, что современная юридическая фикция «имущественные авторские права» нацелена в конечном счёте против главного отличия человека от остальных животных, а именно: против умения человека учиться не только на личном опыте и даже не только на личных наблюдениях за деятельностью других, а ещё и на рассказах о деятельности других. Причём рассказе в самых разных формах, включая художественные произведения. Я думаю, что Ромео и Джульетта научили уму-разуму гораздо больше молодых людей во всём мире, чем всевозможные учебники о вкусной и здоровой семейной жизни. И, когда мы ограничиваем возможность копирования результатов творческой деятельности и возможность доступа к этим результатам, мы тем самым лишаем человека этой главной возможности — возможности учиться на рассказах об опыте других людей.

Кстати, сейчас т. н. имущественные авторские права бьют напрямую и по науке. Например, многие научные издания непосредственно требуют со своих авторов денег за публикации, мотивируя это тем, что эти издания тратят заметные деньги на рецензирование работ, а именно рецензирование, оценка труда специалистами, равными по квалификации его автору, это один из важнейших элементов научной деятельности, позволяющий защититься от всевозможного информационного мусора. Но эти же издания одновременно требуют и весьма значительные суммы с читателей и библиотек, и в следствие этого сейчас обмен творческими достижениями учёных во всём мире оказался резко затруднён по сравнению с тем, что было ещё несколько десятилетий назад. Причём требования оплаты с библиотек и подписчиков оправдывается опять же ссылками на имущественные авторские права. Мол, мы купили у исследователей таких-то права на результаты их работы, поэтому вы должны нам платить за доступ к этим результатам.

Так вот, Российское Авторское Общество даже на общем разрушительном фоне этих самых имущественных авторских прав выделяется особым цинизмом. В частности, это общество несколько раз пыталось заблокировать исполнение песен, написанных во время Великой отечественной войны, хорами ветеранов этой войны. Это общество пару раз пыталось заблокировать гастроли иностранных музыкальных групп, исполняющих свои собственные произведения — за то, что организаторы этих концертов не отчисляют соответствующие суммы авторам произведений, хотя понятно, что свои авторские отчисления адресаты получают в виде гонорара за концерт в целом и т.д.. И вполне понятно, что люди, отличающиеся такой непомерной изобретательностью по части извлечения средств, естественно рано или поздно придут к выводу, что можно проявить эту изобретательность и по части перенаправления денег из кассы в карманы сотрудников, минуя надлежащие службы учёта, контроля, налогообложения и т.д..

Так что изобретательность РАО должна была рано или поздно проявиться и в форме банальных хищений, поскольку структура, созданная для обогащения кого-либо разрушительными способами, рано или поздно перейдёт к чистому разрушению уже ради собственного обогащения.

К сожалению, я не надеюсь на то, что в ближайшее время юридическая фикция «имущественные авторские права» будет вовсе отменена. Дело в том, что ужесточение ограничений права копирования результатов творческой деятельности в последние примерно четверть века было необходимо для той части производств, которым была нужна дешёвая рабочая сила. Последствия этого выглядят примерно так. Допустим, Донна Карен, дизайнер сумок, заказала некоему китайскому производителю, скажем, дяде Ляо, изготовить десяток сумок по её дизайну. И намерена она продать эти сумки по штуке баксов за экземпляр. Понятно, почему она заказала десяток — потому что идиотов, способных платить по штуке баксов за дамскую сумочку, не так уж и много, зато для тех немногих она постарается по максимуму. Дядя Ляо сделал десяток заказанных сумок, а потом на той же самой коленке, из той же самой шкуры выращенного на местной ферме крокодила изготовил ещё тысячу сумок. Понятно, что по штуке баксов он их не отдаст, поскольку, как я уже говорил, дураков не так уж много. Он их продаст, скажем, по сотне — это ещё очень хорошо для него, учитывая, что навар у него будет весьма солидный, поскольку реально на каждую сумку уйдёт хорошо, если десяток долларов, но те, кому что-то продавала Донна Карен, теперь узнают, что, оказывается, они, как лохи, повелись на красивую марку, а такую же сумку можно за сотню взять — и в следующий раз Донна Карен на свою сумку не найдёт и десятка покупателей по её бешеной цене. Чтобы такого не случилось, резко ужесточили ограничения права копирования результатов творческой деятельности, чтобы в случае чего с того же дяди Ляо за лишние сумки стрясти по всей строгости американских законов.

И вот до тех пор, пока взаимоотношения между разработчиками и производителями строятся по такой схеме, пока они отделены друг от друга и представляют собой разные фирмы и разные государства — до тех пор будет нагнетаться ужесточение ограничения права копирования и до тех пор будут процветать конторы, вроде Российского Авторского Общества, старательно поддерживающие иллюзию того, что ограничения права копирования действуют в интересах авторов, а не в интересах перекупщиков этих самых ограничений.

Насколько мне известно, из денег, собираемых разнообразными издателями или обществами, вроде Российского Авторского, сами авторы получают, как правило, даже меньше, чем получали аналогичные авторы в ту эпоху, когда этих самых ограничений права копирования вовсе не существовало.

Простейший пример. В советское время копировать результаты творческой деятельности мог кто угодно, но обязан был платить отчисления авторам, причём не по произвольным ставкам, а по ставкам, установленным государством. Тогда несколько тысяч поэтов жили, причём в большинстве своём вполне благополучно жили, на гонорары от публикаций своих стихотворений. Сейчас, насколько я знаю, на всём постсоветском пространстве существуют, благодаря гонорарам от своих публикаций, что-то около десятка поэтов. Все остальные вынуждены зарабатывать на жизнь совершенно иными средствами.

Тем не менее, у нас продолжают утверждать, что, мол, ограничение права копирования — это единственный способ вознаграждения творцов. На самом деле не единственный и даже не лучший. Но, поскольку этот способ заодно ещё и решает проблему взаимоотношения разработчиков и производителей в рамках раздробленной на мелкие кусочки экономики, он будет востребован до тех пор, пока мы не обретём техническую возможность управлять и экономикой, как единым целым.

Так что РАО ещё по меньшей мере лет десять будет продолжать свою, мягко говоря, разрушительную деятельность, продолжит разрушать культуру и общество её последствиями.

Анатолий Вассерман

К аресту руководителя РАО: из чего делают замки в Шотландии

В свете ареста гендиректора РАО Сергея Федотова, обладателя средневекового замка в Шотландии, любителя пятидесятиметровых яхт, а также владельца "заводов, газет, пароходов", хочу привести небольшой отрывок из моей книги "Научу писать хиты".

"В России нет цивилизованной охраны авторского права, соответственно, воруют все. Когда я написал песню "Одиночество", и она стала звучать на каждом выступлении ансамбля, в котором я тогда работал, то просмотрел законы об авторском праве и начал довольно потирать руки в предвкушении денег. По моим расчётам, с каждого концерта в тысячном зале мне полагалась солидная прибавка, не говоря уже о Дворцах спорта. Я наивно полагал, что суммы, которые концертные организации перечисляют во всесоюзную контору по охране авторских прав, заполняя рапортички на каждом концерте, складываются в каком-то месте и ждут меня, пока сотрудники этого ведомства заняты поисками автора. Но базировались мы в Саратове и впервые приехали в Москву только через полтора года. Я прихожу в ВААП (сегодняшнее РАО), представляюсь и говорю им, что не прочь получить причитающиеся мне "пиастры". Сотрудники вежливо отвечают, что безмерно рады моему появлению, так как уже давно приходят переводы на имя какого-то Лозы, а они такого не знают. Но теперь начнут перечислять мне поступающие гонорары туда, куда я укажу. Я спрашиваю — а как же те деньги, которые они уже получили? Мне с улыбкой отвечают, что перерасчёт за прошлые поступления не ведётся, так как всё переведено в фонд организации. Я им говорю, мол, в правилах написано, что они должны были меня искать. Они похвалили меня за хорошее чувство юмора и сказали, что на заборе тоже много чего написано. С этого момента я понял, что никто мне моих денег не отдаст".

И ещё одно уточнение: если что-то в рапортичке указано неправильно, изменено название, перепутаны данные или пропущены буквы в именах или фамилиях, деньги опять же оседают в РАО, то есть, идут на покупку замка в Шотландии. Вот почему авторы на западе, написав популярные произведения, обеспечивают себе безбедную старость, а авторы России (и я, в частности), обеспечивают красивую жизнь чужому дяде.

 

Юрий Лоза

Примечание Владимира Зыкова. Скандальные новости об этом "обществе" идут много лет. Неслучайно в защиту его высказался лишь руководитель аналогичной структуры "Российский союз правообладателей" Михалков, который тоже норовил деньжат срубить за каждую проданную болванку диска, даже если ты его купил для записи бухгалтерской базы данных:

Российское авторское общество требует денег за Баха и Моцарта

Ну а известный Леонид Каганов (http://kaganov.f5.ru/) написал это много лет назад:

 

Запомни крепко: в доме не свистят.

Не будет денег. Так гласит примета.

И постепенно смысл приметы этой

становится понятен всем подряд.

 

Пока ты в доме исполняешь свист,

ты нарушаешь авторское право.

И в дверь твою уже стучится РАО

и говорит, что ты рецидивист.

 

Ты нарушаешь авторский закон.

Не верите — спросите у юриста:

есть автор у исполненного свиста,

и даже не беда, что умер он.

 

Так даже проще — чтобы не мешал.

И пусть при жизни он не знал про РАО,

но РАО восстановит честь и право,

устроив юридический скандал.

 

Он умер, но мелодия живет.

А там, глядишь, и родственники живы.

И вместе с РАО требуют поживы

с любого, кто свистит и кто поет.

 

Не пой под душем песен никогда!

Наследники уже под дверью ванной.

Приклеились к двери как листик банный

и ждут, пока отключится вода.

 

И в тот же миг они тебе несут

отнюдь не полотенце или тапки,

а строгие бумаги в красной папке,

среди которых есть повестка в суд.

 

Суду все ясно, он уже привык.

Он постановит твердо, без нюансов:

изъять твое имущество, финансы,

а также вырвать грешный твой язык.

 

Чтоб не совал его, закон поправ,

в сокровищницу мировой культуры,

беря без спросу рифмы, партитуры

и прочие объекты смежных прав.

 

Не для того поэт, и музыкант,

и композитор, вечная им слава,

творят объекты авторского права,

успешно применяя свой талант.

 

Не для того, чтоб ты спустя года

бесплатно слушал радио в маршрутке.

Предмет искусства — это вам не шутки,

а ценные улики для суда.

 

Услышал где-то музыку — беги,

мизинцами заткнув покрепче уши.

И отрицай, что ты ее прослушал,

иначе образуются долги.

 

Концерты в телевизоре не смей

просматривать с семьею — только лично!

Иначе исполнение — публично,

и ты попал на миллион рублей.

 

Приемник лучше подари врагам:

пусть слушают налево и направо.

В конце концов, их всех поймает РАО,

и выйдет им немало по деньгам.

 

С невестой в ЗАГС под музыку пошел?

Отдай все деньги и ступай на зону!

А РАО передаст их Мендельсону.

Придет — получит. Нет — и хорошо.

 

Придумал стих? Исполнить не спеши.

Хоть ты и автор, и законы в силе,

но Авторское общество России

оставишь без положенной маржи.

 

Зарегистрируй, денег принеси,

представь заявку и дождись отметки.

И прочитай домашним с табуретки

в назначенную дату и часы.

 

Велели в школе вызубрить стишок?

К доске не выходи ни в коем разе!

Публичным исполнением при классе

юристы назовут такой урок.

 

И за чужой стишок получишь два

(условных года по итогам дела).

И в кассу РАО местного отдела

уплатишь штраф за все свои слова.

 

Сидите, дети, лучше по домам.

Забудьте, дети, про кружок вокальный,

не подходите к школе музыкальной —

чужое исполнять научат там.

 

Литературу с музыкой — забыть:

с правами там не ясно и не чисто.

Пусть в школах учат только на юристов,

а также адвокатов, может быть.

 

Непобедимый, страшный, как дракон,

мы в школах лишь один предмет оставим:

об Авторском, а также Смежном праве —

великий славный божий наш закон!

 

Семейные альбомы изучай.

И твой прапрадед, как ты сам увидишь,

Кирилла и Мефодия подкидыш,

вдруг может оказаться невзначай.

 

А значит, у тебя в руках права

на авторские буквы алфавита.

И каждый, кто напишет их открыто,

обязан заплатить тебе сперва.

 

А если родословной вовсе нет —

то значит, из народа вышел родом.

И все твое, что числилось народным:

любая поговорка и куплет.

 

Услышал исполнение — звони

в ближайшую районную управу.

И вызывай наряд в мундирах РАО,

и пусть воришку в суд ведут они.

 

Вот ты прочел поэму до конца.

А кто тебе, скажи, позволил это?

Губами шевелил? Гони монету!

Я выступаю в качестве истца!

 

Пошел в свой блог и сделал копипаст?

А ну-ка денег заплати нам с РАО!

Оно на все искусство сверху срало!

Оно его и купит и продаст!

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «ЧП, криминал»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины