Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Без права на достойную смерть

16 ноября 2009
фото "Нескучный сад"
фото "Нескучный сад"
<
Увеличить фото...  
Источник: "Обозреватель"

На 5 канале в периодически повторяющемся рекламном блоке идет информация, не заметить которую невозможно – «Рак – не приговор! Рак излечим!»

Неужели отечественная онкология шагнула-таки вперед, неужели нашли то заветное лекарство, которое навсегда оставит в прошлом мучения больных и непередаваемое горе близких?

 

Лекарство от рака

 

Я позвонил по номеру, указанному в рекламе. На том конце поинтересовались – в чем состоит проблема. Объяснил – так мол, и так, родственник в излечении нуждается. «Вам перезвонят через 10 минут». По всей видимости, недостатка в клиентах нет, ибо звонящих ставят в своего рода очередь. Через несколько минут раздался обещанный звонок. Женщина назвалась  Ириной Марковной.  Она объяснила – препарат американский, супер-пупер новый и крутой. Называется трифактор (по-видимому, Tri-Factor). Упаковка - 30 таблеток. Стоимость  – 3500 гривен. Дешевле грязи.

Я пообещал подумать, и собрался уж отключиться. Но не тут-то было! Ирина Марковна, судя по прихватам – отличный продажник и настоящий психолог, пошла в наступление. Она объяснила, что думать не о чем, нужно брать. Ко мне сейчас выедет курьер, и привезет чудодейственный элексир против рака на дом. Три упаковки. Ибо курс лечения состоит из трех-пяти упаковок. Умножаем, получаем круглую сумму. «О чем думать, мы скидку предоставим!» - не унималась торговка жизнью.

Я поинтересовался – нельзя ли мне самому к ним приехать. Ответ последовал удивительный по простоте и безапелляционный по форме – «у нас карантин». На вопрос «где это – у вас?», мне ответили – «у нас, в Институте рака, на Харьковском шоссе». На мое скромное замечание о том, что данный институт располагается в несколько ином месте – на Ломоносова, женщина, замявшись, поведала про «филиал».

Короче – развод на ровном месте. Скорее всего, предлагается пищевая добавка, от которой умирающему ни холодно, ни жарко не станет. В нагрузку к этому дорогостоящему дерьму предложила мне Ирина Марковна еще и книгу Болотова. Был такой шизофреник, утверждавший, будто белковая пища «кормит раковые клетки». Потому, мол, больным противопоказана икра, рыба, мясо. В общем, все то, что дает организму силы бороться с болезнью - противопоказано.

 

Каждый 20-й обречен

 

Это не просто мошенники. Это мародеры настоящие. И психологически у них все выверено.  Отказалась мать ребенка, выписанного из больницы ввиду «неоперабельности» от чудо-капсул, а потом задает себе вопрос – «может, зря?» Может, шанс, дарованный свыше, упустила? И продается последнее, а там, гляди,  и квартира  закладывается. Квартира, в которой и без того уж пустые стены.

Почему существуют такие фирмы, занимающиеся, по сути,  воровством у умирающих? Причем, не просто существуют, но  рекламируются на серьезных каналах, и процветают, судя по загруженности «разводных» телефонных продажников. 

Эти фирмы работают в нашей стране вследствие чрезвычайной благодатности почвы. Судите сами - тех, кого уже не спасти, в Украине около миллиона. Население нашей страны, по разным оценкам – от 42 до 46 миллионов.

Таким образом, каждый 46-й украинец  является человеком с ограниченным сроком жизни только из-за проблем с онкологией. Кроме данной многочисленной группы имеются больные с системными заболеваниями, такими, к примеру, как красная волчанка, болезнями, связанными с обменом веществ и так далее. Не забудьте также пациентов с последствиями черепно-мозговых травм, инсультов. Приплюсуйте сюда же больных СПИДом, гепатитом С и туберкулезом.

Получим удивительную статистику – каждый 20-й обречен.

 

Мучения неперспективных больных

 

Каждый год в стране раком заболевает от 180 до 200 тысяч человек. Именно эти 200 тысяч представляют интерес для онкологии. Из них отбираются перспективные больные, больные, которых можно спасти путем операций, облучений и тому подобных неотложных мер.

Но на перроне за отбывающим поездом спасения наблюдают сотни тысяч обреченных, интереса для медицины уже не представляющих. Они остаются наедине со своею проблемой, и их родственники переселяются в кошмарный мир жизни под одной крышей с умирающим.  В готический мир ночных воплей, в запах фекалий и рвоты, в ад на земле.

Дабы пребывание в аду не казалось умирающим и родственникам умирающих прогулкой, в Украине действует уникальная система назначения, получения и ввода опиоидных анальгетиков.

Можете не читать описанную ниже схему получения лекарства, необходимого для снятия болевого синдрома. А можете прочесть.

Помните – все эти шаги должен осуществить пациент, находящийся на последней стадии!

Анализ схемы амбулаторного назначения ОА (опиоидных анальгетиков):

  • пациент, нуждающийся в ОА, осуществляет определенный маршрут в поисках врача имеющего возможность легитимно выписывать рецепт на ОА;
  • врач осуществляет осмотр больного (согласно п.3.2 ) выясняет степень необходимости назначения ОА, запрашивает выписку о пройденном лечении, первичном диагнозе и т.д.;
  • прежде чем приступить к написанию рецепта, врач выясняет правомочность его выписки, т.е. отвечает ли профиль врача или нет (п.3.9);
  • осуществляет выбор рецептурного бланка, поскольку например, для кодеин-, эфедринсодержащих препаратов необходима спец.форма  № 1, № 2 ( пр. МОЗ №117) согласно ( п.3.15, 3.18, 3.19 );
  • врач осуществляет запись в амбулаторной карте № рецепта (п. 3.2 );
  • регистрирует № рецепта в журнале учета;
  • указывает в рецепте возраст больного, способ употребления, № рецепта, льготу (п.3.3), дату.
  • выясняет наличие льготы, проверяет наличие подтверждающего документа;
  • осуществляет запись на латинском языке (п.3.4), что ввиду появления новых препаратов привело к тому, что их латинское написание может иметь разночтения, поскольку нет новых исчерпывающих рецептурных справочников ни в аптеках, ни у врачей. Это, в свою очередь, может привести к отказу фармацевта выдать требуемый препарат ввиду «недействительности рецепта».
  • выясняет язык написания способа использования ОА в рецепте (сигнатуре), поскольку последняя пишется на украинском языке (п.4.3.6) или на языке в соответствии с «Законом України про мову», т.к. больной может быть иммигрантом, беженцем, репатриантом, представителем национальных меньшинств, туристом и т.д., не владеющих украинским языком. При этом п.3.3. указывая на необходимость написания № рецепта,  возраста больного и т.д., но нигде не упоминают о необходимости указания Ф.И.О. больного.
  • выясняет «срочно» или нет необходимо применение ОА (п.3.7.) с обязательной пометкой при необходимости таковой;
  • выясняет срок действия рецепта, в случае если больной нуждается в ОА свыше 3-х суток, то необходимо при заполнении рецепта, заполнить спец.форму № 8 (п.5.4.4.) в 2-х экземплярах. Для этого необходимо:

     a)    собрать 3-и подписи членов комиссии с правом подписывать этот документ утвержденных приказом по поликлинике (2-а врача + главного врача или заместитель главного врача или зав. отделением поликлиники). Хотя членов комиссии в этот момент может не оказаться на месте (отпуск, болезнь, совещание, прием, командировка и т.д.);

    b)    один экземпляр передается в аптеку (кто и когда передает - неясно);

    c)      второй экземпляр вклеивается в амбулаторную карту.                         Пользоваться копиркой не разрешено.

  • выясняет «бесплатный» или «платный» рецепт. Если платный, то заполняется спец. бланк ф.№3, если «бесплатный» - то заполняется спец. бланк ф. № 2 (п.3.11), хотя вполне достаточно одного рецепта с указанием «бесплатно - платно», поскольку регистрация и написание разных форм сопряжено с дальнейшей потерей врачебного времени;
  • необходимо получение специальных бланков ф. № 3 рецепта с регистрацией серии и номера;
  • получив бланк и заполнив рецепт, врач подписывает его и ставит свою личную печать, затем идёт заверять его подписью главного врача или заместителя главного врача или заведующего отделением поликлиники ( п. 3.12. ).Совершенно очевидно, что в выходные и праздничные дни дежурный врач поликлиники лишён возможности оформить рецепт, так как не у кого подписать и нечем заверить   ( печать ). Проштампованный рецепт с печатями, без подписи руководителя к работе не допускается; 
  • заверяют в канцелярии рецепт штампом и круглой печатью; на специальный бланк ф. № 2 выясняется необходимость постановки печати “ Для рецептов  ” (п. 3.19.; п. 3.16.  ). Поскольку такое обилие разного рода печатей, согласно указанным пунктам, вносит неразбериху, то от печати “ Для рецептов ” – можно отказаться. Например, в стационаре врачи такой печатью не пользуются.
  • Врач передаёт рецепт пациенту с пояснениями о приёме ОА.

 

Схема получения больным ОА:

   Пациент покидает поликлинику в поисках аптеки имеющей право на отпуск ОА по территориальному принципу (п. 4.4.9.; 4.4.11.; 4.4.14.; 4.4.17.; 5.4.2 ), при этом рецепт действителен всего лишь 5 дней.

    Таким образом, пациент который живёт в одном районе, а прописан в другом, вынужден будет добираться в аптеку района согласно прописки.

    Особые трудности испытывают жители сельской местности из-за недоступности аптек.

Аптека для выдачи ОА должна иметь от территориального ЛПУ список врачей, имеющих право на выписку рецептов ОА с образцами их подписей, серию и номера спец. бланков  ф. № 3 (4.3.14 ).

          Несмотря на обязательный ежеквартальный пересмотр указанного списка врачей, для густонаселённого района с несколькими поликлиниками осуществлять на потоке сверку подписей с образцами невозможно, да и не законно, поскольку подобные действия может осуществлять профессионал - эксперт-графолог, который в штате аптек – не предусмотрен;

Приняв  рецепт провизор осуществляет оценку правильности дозировки ( п. 4.4.2. ), что не может  считаться в полной мере правильным, поскольку в рецепте отсутствуют антропометрические критерии выбора дозы ( рост, вес, площадь поверхности тела – м2 больного ), что может послужить причиной необоснованного отказа в выдаче ОА.

Процедура получения ОА из склада чрезвычайно усложнена ( п. 4.1.1.-4.1.3.; 2.4.10) и потому осуществляется медленно. К этому прилагается постоянная нехватка служебного транспорта ( нет бензина, износ малочисленного автопарка и т. д. ).

Выдача ОА завершается изъятием аптекой рецепта у больного ( п. 3.15. ), что вынуждает хронического больного постоянно возвращаться в аптеку за очередным рецептом   ( п.4.4.6. ) с многократным повторением уже пройденного марафона, увеличивая очередь в поликлинике, врачебную нагрузку, что делает работу врача малопродуктивной. Особенно драматичной выглядит ситуация при которой больной является мало мобильным или вообще нетранспортабельным.

В выходные дни и ночные часы в дежурной аптеке количество необходимых ОА чётко не прописано (см. п. 4.3.13. ).

Дежурный врач поликлиники в выходные дни и ночные часы не имея возможности оформить рецепт из-за п. 3.25. не сможет эффективно купировать боль. Для этого вопреки п. 3.25. следует разрешить дежурным врачам заполнять пустые рецептурные бланки с уже проставленными печатями и штампами.

Отпуск ОА производиться только из аптек, закреплённых за территориальными ЛПУ (п. 4.4.9.), при этом выпадает контингент населения имеющий прописку в другом районе или имеющие ведомственное жильё ( поскольку подчинены ведомственной поликлинике ). Особенно много нареканий вызывает положение о сроке действия рецепта в течении только лишь 5-ти дней, так как новогодние, рождественские, майские выходные праздничные дни длятся более 5-ти дней, когда в поликлинике нет возможности оформить рецепт ( подписи, печати и т.д. ).

 

Введение больному ОА:

п. 5.4.3. регламентирует введение ОА в ЛПУ, поликлинике, « домашнем стационаре », но при этом отсутствует всякая регламентация и разрешение на введение ОА на улице при ДТП и других ситуациях медицинским персоналом “ ОЗ ”;

п. 5.4.7. предусматривает приём пероральных ОА и психотропных препаратов  “ только в присутствии медицинского работника ”. При этом становится непонятно, зачем и для чего приём каждой таблетки несколько раз в день, требует присутствие медицинского работника на каждый приём.

п. 5.1.7. в разделе регламентирующем действие зубных врачей, которые могут  выписывать “ кокаин для пасты ”, противоречит п. 3.24. (стр.76), где записано, что зубные врачи не имеют права выписывать наркотические препараты. При этом заполняется «Листок призначень наркотичних і психотропних лікарських засобів» (ф. № 9), где списывается поампульно каждое введение ОА по часам, что должно соответствовать дневниковой записи в истории болезни;

«Листок…» - форма № 9 вклеивается в историю болезни.

Врач передаёт историю болезни медсестре, которая получает ключ от сейфа (делает запись в журнале - «сдал-принял»), открывает сейф, списывает ампулу в специальном журнале (п.5.3.9.), набирает содержимое ампулы в шприц в присутствии врача, ставит свою подпись и время введения ОА в «Листку…» ф. №9, в присутствии врача осуществляет инъекцию ОА.

Врач должен проверить наступление эффекта, делает запись в истории болезни «эффект - получен», подчеркивает красным карандашом в дневнике название введенного ОА или психотропного средства;

дежурный врач поампульно проверяет сданные ему после смены ампулы, записывает их количество в нескольких журналах, сдает пустые ампулы заместителю главного врача, расписывается в журналах учета ОА в отделениях ЛПУ. 

Вот такая схема. Сволочь, что придумала это, никогда больного раком не видела? Или не имеет грамма сострадания?! Это вам не десять шагов навстречу людям, это тысяча шагов навстречу избавлению от ужасной боли.

 

Борьба с наркоторговлей

 

Чем объясняется такая фантастическая, невероятно труднопроходимая  система назначения, получения и введения препаратов, облегчающих страдания? Борьбой с наркоманией.

Поразительно – в Европе умирающим давно ничего не колют. Им либо на руку пластырь клеят, либо таблетки дают.

Главный онколог Киева Олейниченко делился как-то со мною своим искренним удивлением от увиденного в европейском хосписе. Там врач имеет в кармане халата пригоршню таблеток, снимающих боль у онкобольных на последней стадии. И таблетки эти – не спазмалгон.

Так почему же польский или шведский доктор не является априори подозреваемым в наркоторговле, а врач украинский зажат в такие тиски недоверия, что в пору вешаться? И вешаются. Не врачи – пациенты. И вены вскрывают, с балконов прыгают. А Украина борется с наркоторговлей. И странно так борется, необычно.

Вон, наркоторговку Мамонтову из Тайской тюрьмы весь дипкорпус отмазывал, по всем каналам героического курьера показали. Разве что Героем Украины наградить постеснялись.

А скромные бабульки на Окружной в Киеве как стояли, так и стоят. В придачу к сигаретам трамадол у бабулек имеется. Для всех желающих. Оптом и в розницу. Периодически возле торговок уазики милицейские останавливаются. Правоохранители о чем-то мило беседуют со старушками, снимают полагающийся процент, и отъезжают. Это видят все. Это знают все. Это тоже – борьба с наркоторговлей.

«Мафию нельзя победить, ее можно только возглавить!» Никто победить наркоторговлю в стране и не пытался. Законотворцы создают видимость ожесточенной борьбы. А жертвами в этой борьбе – умирающие от рака.

Потому что плевать властьимущие хотели на умирающих. Они проблем больного раком не знают, и знать не желают. Они, если вдруг что – в чартер, и в любую клинику мира на выбор. Если поздно, то в дипломатической почте провезут столько болеутоляющего пластыря, сколько нужно. И больше даже провезут. Впрок. Потому что родной человек – это родной человек, а не какая-то там чернь, сотнями тысяч мрущая. 

Больные раком в Украине не могут даже умереть по-человечески. Их лишают этого права - уйти, не извиваясь от боли, не захлебываясь слюной в вопле, а достойно. 

А перед мучительной смертью их догола раздевают фирмы, рекламируемые на серьезных каналах отечественного телевидения…

 

Анатолий Шарий

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «ЧП, криминал»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины