Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Дело «хакера» Чистякова: разгул киберзаконности и правопорядка

8 октября 2013
<
Увеличить фото...  
Источник: "Новый Регион"

В Крыму начался суд над обвиняемым в атаке на сайт Партии регионов

Симферополь, Октябрь 08 (Новый Регион, Георгий Игнатьев) – Преступления в виртуальном мире – относительно новое для Украины явление. Новизна ощущений у следствия и отсутствие соответствующих знаний и технических возможностей приводит к массе курьезов, которые были бы таковыми, если бы не два момента.

Во-первых, слава об украинском правосудии шагает далеко впереди него. Во-вторых, обвиняемым грозит далеко не виртуальный, а вполне реальный срок по уголовной статье – от 3 до 6 лет. При этом законодательство не прописывает четких критериев: что же следует считать преступлением в интернет-пространстве и как трактовать те или иные действия. Фактически, в этом предлагается разобраться судье, сторонам обвинения и защиты, которые, понятное дело, трактуют «факты» диаметрально противоположно, и привлеченным к расследованию специалистам, которые на деле могут оказаться кем угодно.

В Симферополе начался судебный процесс над пиарщиком Захаром Чистяковым, который обвиняется в DDoS-атаках на сайт Крымской организации Партии регионов и его взломе, а также создании сайта-клона «регионалов» и распространении, в том числе, через него, подметного письма от имени главы КРО ПР и премьер-министра Крыма Анатолия Могилева. В короткой череде уголовных дел по ст. 361 («несанкционированное вмешательство в работу ЭВМ…») дело против Чистякова будет стоять особняком и служить своеобразным ориентиром для правоохранителей.

Да и как не может быть иначе, если на скамье подсудимых оказался не безымянный «хакер», на которого можно повесить пропажу денег с банковских карт, а хорошо известный в своих кругах специалист. И оказался он не по чистой случайности или в силу собственного идиотизма, а по заявлению первого чиновника Крыма. Конечно, сам Могилев ни на кого пальцем не указывал, он выше этого, но вот окружению премьера такая задача оказалась очень даже по силам, благо выбор одного «неудобного» из массы недоброжелателей в данном случае не представлял труда. Не секрет, что Чистяков в период предвыборки-2012 оказывал консультационные услуги не одной политсиле, но именно в отношениях с ПР все было намного сложнее, смешалось личное с партийным, амбиции нарвались на задачу показать результат. И уже через день после написания Могилевым заявления об атаке на сайт КРО ПР, исполнитель был найден… Нет, если верить материалам уголовного дела, он сам поехал в Ялту, где добровольно написал явку с повинной, а потом попросил сотрудников СБУ подкинуть его в главное управление в Симферополе, где ему приспичило уточнить свои показания. Сделать это раскаявшийся решил в тот же день, в 3 часа ночи, будто время перестало существовать для него. Да что уж там, ради премьера не жалко…

«Не жалко, не жалко…» – откликнулась спецслужба, и, имея на руках бумагу с чистосердечным признанием, дальше особо не утруждала себя сбором доказательной базы в полном объеме. Уже первое заседание показало: обвинить по ст. 361 Уголовного Кодекса можно кого угодно и в чем угодно, достаточно быть владельцем ноутбука. При этом якобы пострадавшие от незаконных действий правонарушителей в сети сами не несут никакой ответственности за бардак при организации своего интернет-присутствия. Отсюда и произрастают все те «курьезы», которыми изобиловали слушания по делу в Киевском райсуде Симферополя.

«Новый Регион» решил подробно осветить весь ход показательного судебного процесса, который создает интереснейший прецедент в правовом поле Украины. Повторимся: на месте Чистякова может оказаться любой гражданин, и это станет понятно каждому, дочитавшему до конца хотя бы этот репортаж.

Итак, согласно обвинительному акту прокуратуры, официально безработный 32-летний Захар Чистяков обвиняется в организации и руководстве несанкционированного вмешательства в работу электронно-вычислительных машин и автоматизированных систем, что привело к утечке, блокированию и искажению процесса обработки информации. Причем Чистяков осуществил все это повторно и с помощью неустановленных лиц.

«В начале октября 2012 года неустановленные лица через компьютерную сеть интернет обратились к руководителю неформального объединения «Агентство конфликтного пиара «PR-i-Z» Чистякову, который имеет свой сайт, с предложением за материальное вознаграждение в размере 2 тысячи долларов США подготовить план по проведению мероприятий по уменьшению рейтинга политической Партии регионов на территории Крыма в период предвыборной кампании в октябре 2012 года по выборам народных депутатов Украины, а также организовать проведение этих мероприятий», – зачитал документ гособвинитель, прокурор Киевского района Симферополя Александр Осипенко.

По его данным, Чистяков принял это предложение и дальше сделал прекрасное: на своем личном ноутбуке разработал план, который включал в себя создание сайта-клона regioncrimea.com.ua (сайт КРО ПР имеет доменное имя regioncrimea.org, – прим. «НР»), организацию DDoS-атаки на официальный партийный сайт, и рассылку якобы с официального адреса «регионалов» поддельного заявления Могилева. После согласования действий с заказчиком, Чистяков якобы приступил к реализации плана: со своего же ноутбука 13 октября зарегистрировал сайт-клон regioncrimea.com.ua, а потом с помощью неустановленных лиц, но со своего же ноутбука осуществил несанкционированный доступ к сайту КРО ПР (по версии следствия – взломал) и скопировал весь контент, перенеся его на сайт-клон (это действие названо «организацией утечки информации»). Все свои действия Чистяков якобы согласовывал путем обмена сообщениями в ICQ со своего ноутбука.

На следующий день, 14 октября Чистяков реализовал следующий этап плана: подготовил обращение от имени премьера Крыма Могилева, которое изобличало кандидатов от Партии регионов и вводило в заблуждение избирателей, попутно подрывая авторитет ПР. А 16-18 октября обвиняемый со своего же ноутбука, но с подделанного под официальный электронного адреса рассылал это обращение по своей базе данных (по материалам дела – более 4000 адресов).

Все эти действия были бы абсолютно бесцельными, если бы Чистяков не завершил свой план организацией той самой DDoS-атаки на офсайт КРО ПР, через который любые приписанные Могилеву слова можно было бы легко опровергнуть. И снова: со своего личного ноутбука с помощью неустановленных лиц организовал атаку мощностью 166-180 тыс запросов в секунду. При этом атакован был сервер, на котором располагался не только сайт КРО ПР, но и сайт агентства Чистякова, а в результате действий «легли» все. К слову, на возобновление работы сайта «регионалы» потратили 150 грн и сейчас требуют возмещения этого материального ущерба в отдельном гражданском иске. Сумма смешная, но само наличие ущерба дает возможность воспользоваться частью 2 статьи 361 (более «тяжелой» и не позволяющей пойти на сделку с правосудием при всем желании). Чистяков же, по утверждению прокурора, потратил на DDoS-атаку больше: через систему Webmoney он перечислил исполнителям сначала 148 долларов, а потом еще 302 доллара. В общем, цена организации проблем для КРО ПР – 450 долларов, которые, судя по всему, он должен был заплатить самостоятельно из гонорара в 2 тысячи долларов.

Пиарщик не спорит: деньги перечислял, и даже со своего «кошелька», но за совсем другие услуги – за проверку устойчивости сайта партии «Удар».

Примечательно, что стоимость проведенных следствием экспертиз в рамках расследования уголовного дела составила 7464 грн (около 930 долларов).

Адвоката потерпевшей стороны Юлию Дорофееву при опросе подсудимого интересовало, трудоустроен ли Чистяков официально (нет), привлекался ли к уголовной ответственности (нет), были ли травмы головы (ушиб головного мозга тяжелой степени и перелом основания черепа в 2000 году, полученные как раз в Симферополе).

Перед опросом обвиняемого и свидетелей адвокат Чистякова Евгений Солодко обратил внимание судьи на то, что в материалах дела, переданного в суд, отсутствует явка с повинной Чистякова, на которой, собственно, и строилось обвинение, а также целый ряд документов доследственной проверки: ссылки на них есть, а самих бумаг по непонятным причинам нет. Исчезло все, наработанное как раз СБУ. Эти материалы впоследствии было все-таки решено приобщить, но на первом заседании о них говорили как о данности.

В своих пояснениях Захар Чистяков настаивал на том, что специализируется на сопровождении хозяйственных споров, а в деле политического пиара занимается идеологическими разработками. Накануне выборов-2012 к нему обращались и из штаба ПР, но подробностей Чистяков не сообщил, и ни одна из сторон процесса ими особо не интересовалась.

Для подсудимого вся история началась 18 октября в 20.30, когда он со своей гражданской женой Анной Богдановой, бывшей сотрудницей штаба КРО ПР, вышел из ресторана в Ялте и позвонил по телефону своей маме.

«К нам подбежали порядка 8 человек, заломали руки, отобрали рюкзак, ударили Анну по лицу… Это все происходило под видеозапись. После этого погрузили в машины, придерживая руки и нагнув голову, и отвезли в здание, которое, как я узнал впоследствии, является зданием управления СБУ в Ялте. Меня посадили в контрольно-пропускной пункт и отобрали все вещи, а через часа полтора-два перевели в зал, похожий на актовый, – рассказал Чистяков. – Передо мной встал один из молодых сотрудников, сзади село двое человек на спинки стула, и, методично стукая по ногам и спине, начали объяснять мне термины, которых я, мягко говоря, не понимал на тот момент».

Действо в актовом зале продолжалось около 2 часов. Около часа из этого времени мать Чистякова слышала все по мобильному телефону, который сотрудники СБУ забыли отключить! А самое интересное, что задерживавший Чистякова оперативник СБУ в суде признал эту профессиональную оплошность, которая позволила родным Чистякова понять суть происходящего и передать информацию в СМИ.

Тем не менее, опрос с пристрастием и оформлением явки с повинной продолжился в соседнем кабинете. В суде Чистяков сказал, что готов был подписать и подписывал все бумаги, которые ему давали. Не исключил, что была среди них и та самая явка с повинной. После написания которой он автоматически переходил в разряд подозреваемых.

Правда, на тот момент Чистякову все еще никто не представился, и понять, кто же «подозревает», он не мог – о том, кто проводит задержание, пиарщик узнал уже после транспортировки в Симферополь, в крымский главк СБУ. Здесь Чистяков в последний раз в руках сотрудника спецслужбы видел свой ноутбук, а минутами спустя давал показания почему-то как свидетель. Закончился визит телефонным разговором с неизвестным лицом, который рекомендовал забыть обо всем произошедшем.

Чистяков настаивает: ноутбук в течение нескольких часов был в полном распоряжении сотрудников СБУ, и они могли делать с ним все, что хотели. Это же подтвердила и независимая экспертиза, проведенная с ноутбуком после его возвращения. Если учесть, что пресловутый ноутбук выступает краеугольным камнем в деле, это весьма немаловажный момент…

Захар с Анной после случившегося месяц не выходили на улицу, написав за это время несколько запросов в разные инстанции, но не получив внятных ответов. О продолжающемся следствии Чистяков случайно узнал из ответа главы ГУ СБУ в Крыму Тоцкого, а окончательную ясность внес следователь СБУ, вручивший в Киеве Чистякову повестку как подозреваемому. В ходе следствия всплыла «явка с повинной», позже снова исключенная из томов дела, и еще ряд материалов, которые наработали в ночь с 18 на 19 октября.

Отметим, что в описываемый период в небольшом крымском интернет-пространстве вообще происходили интересные вещи: большинство информационных и партийных сайтов подвергались мощным DDoS-атакам, и понять, кто кого атакует и зачем, не представлялось возможным. Сайт КРО ПР «лег» одним из последних и, субъективно, это не нанесло какого-то значительного ущерба: посещаемость, мягко говоря, не зашкаливала, а нужные материалы в подконтрольные СМИ отправлялись другими способами, коих в нынешнее время великое множество.

Удивляло то, что на продуктивные атаки тратились огромные деньги. В суде прозвучали суммы от 1 до 2 тысяч долларов в день за защиту сайта от атак. Чистяков предположил, что и сами атаки обходятся в соразмерную сумму. На этом фоне заказ стоимостью 2 тысячи долларов, за который якобы взялся пиарщик, вызывает недоумение. И у наблюдателей, и у самого Чистякова, особенно в сравнении с угрозой сесть на 6 лет в тюрьму.

В то же время, Чистяков признал, что опубликовал на сайте распространенное в СМИ «заявление» Могилева: хоть оно и вызвало у него изначально недоумение, но было повторно разослано с почтового ящика с доменным именем ark.gov.ua, что добавляло авторитетности источнику и снимало вопросы. К тому же, сайт Чистякова как раз и специализируется на подобных конфликтных ситуациях, а письмо премьера, окажись оно настоящим, в канун выборов могло взорвать политическую ситуацию. То есть, наличие такого текстового файла на компьютере Чистякова им не оспаривается, вот только следствие настаивает: он и был создан на этом ноутбуке.

Но адвоката потерпевшей стороны больше интересовало другое: почему Чистяков непосредственно после описываемых событий, буквально на следующий день лично не обращался в прокуратуру или милицию с заявлением о незаконных действиях сотрудников СБУ, и находился ли он 18 октября в состоянии алкогольного опьянения. Хотя опьянение Чистяков и раньше не отрицал, как и неоднократно рассказывал, что все последующие дни члены его семьи пытались добиться от милиции возбуждения уголовного дела по факту описываемых событий (заявление подавалось в Ялтинский горотдел милиции). Сам же, опасаясь за свою безопасность, отсиживался дома.

При опросе Чистякова Евгением Солодко, в общую картину добавилось несколько деталей. Оказалось, что доменное имя regioncrimea.org на момент описываемых событий было зарегистрировано на жительницу Донецка Оксану Дорохину (сейчас – на некоего Константина Симонова, – прим. «НР»), ее прямую связь с ПР проследить не удалось. Оказалось, что в материалах уголовного дела, в рапортах оперативных работников все-таки указывается предполагаемый заказчик атаки на сайт ПР – некий Дэвид Берг. Оказалось, что протокол задержания 18-19 октября не составлялся, хотя пиарщика продержали более 3 часов. Оказалось, что явку с повинной, если верить хронологии следствия, Чистяков написал еще в ялтинском ресторане, где употреблял алкоголесодержащие жидкости со своей гражданской женой.

Вины своей в совершении преступления Чистяков, естественно, не признал.

Следующей в суде давала показания начальник Управления информационной политики – пресс-секретарь председателя Совмина Крыма Виолетта Лисина. Она пояснила, что сначала обнаружила неработающий партийный сайт (хостер заявил о массированной атаке, но подробностями не поделился), а позже – сайт-клон, где уже было размещено «заявление» Могилева. Лисина изучила этот сайт и пришла к выводу, что он полностью копирует официальный, включая архив с 2009 года.

«После этого я обратилась в администрацию хостинга, где был размещен клон сайта. Я аргументированно объяснила, что работа данного сайта является незаконной, что на нем размещено лживое сфальсифицированное заявление от имени председателя Совета министров Анатолия Могилева. Я попросила прекратить работу данного сайта, после чего администрация данного хостинга пошла нам навстречу, и работа сайта была прекращена», – рассказала Лисина.

Примечательно, что опрошенный после нее системный администратор КРО ПР не смог добиться такого результата.

Ущерб репутации Могилева от действий злоумышленников Лисина посчитала большим, так как провокация была устроена в разгар предвыборной кампании, но с оценкой ущерба вышла загвоздка.

Солодко: «Вы сказали, что созданием сайта-клона был нанесен существенный ущерб. Каким-либо образом этот ущерб исчислялся?»

Лисина: «На самом деле я могу предположить, что данный ущерб может исчисляться количеством аудитории крымчан, граждан Украины, прочитавших заведомо лживое фальсифицированное заявление Анатолия Могилева, которое по своей сути является абсурдным (редактор «НР» в октябре 2012 года удалил это заявление, не дочитав до конца, именно ввиду нелепости содержания, – прим. «НР»). Кроме того, что заявление было размещено на сайте-клоне, данное заявление подхватили другие средства массовой информации, и до того момента, как пресс-службы ПР в Крыму и Совета министров Крыма заявили о том, что данное заявление не является достоверным, какое-то время заявления провисели. Кроме того, в этот день и на следующий день на телерадиокомпании «Черноморская», которая является самым рейтинговым телеканалом, самым популярным и крупномасштабным по своему покрытию, в прайм-тайм выдали данное заявление в своих новостях как достоверное. Мы вынуждены были обращаться к ним с тем, чтобы опровергать данное заявление, что и случилось через два дня, одним из членов ПР».

Выделенный текст – это уникальное заявление от функционера ПР, которая впервые за несколько последних лет так высоко оценила телеканал, принадлежащий оппозиционеру Андрею Сенченко. Ведь если, как обычно, сказать, что «Черноморка» никчемна, то и ущерб Могилеву следует признавать таким же, а этого в рамках рассмотрения дела допустить нельзя.

Солодко: «В каких-то материальных единицах пробовали исчислить ущерб?»

Лисина: «За две недели до дня выборов исчислять потери в репутации главы КРО ПР… Я полагаю, что данный ущерб существенный»

Солодко: «Ваши коллеги из ПР обозначили гражданский иск в 150 гривен. Это тот ущерб, который причинен?»

Лисина: «Я, может быть, оценила бы его и больше. Если интерпретировать 150 тысяч хотя бы даже по одной гривне…»

Солодко: «Да не 150 тысяч, а просто 150 гривен!»

Лисина: (в замешательстве) «Я не готова ответить»

Дальше – больше. В ответе хостера на имя Лисиной с пояснениями о произошедшем было сказано, что сайт-клон закрыт уже 15 октября. Хотя в заявлении Могилева от 17 октября есть ссылка на приобщенный принтскрин этого сайта-клона, сделанный 16 октября. Этого Лисина разъяснить не смогла. Как не внесла ясности и в другой вопрос: почему официальный сайт КРО ПР после завершения атаки не работал еще в течение двух месяцев.

Очередной свидетель – официально нигде не работающий администратор КРО ПР Роман Романенко, имеющий неоконченное высшее образование по специальности, не связанной со сферой IT и назвавший себя самоучкой, также не добавил ясности. А если учесть его «должность», то и вовсе запутал.

Прокурор: «Обычный пользователь интернета может скопировать сайт, не зная логин и пароль?»

Романенко: «Только скриншотами» (снимками экрана, в виде графических файлов! – прим. «НР»).

Адвокат потерпевших: «Технически возможно за час провести копирование официального сайта, который использовался КРО ПР, если объем информации около 7 ГБ?»

Романенко: «Думаю, что нет».

Адвокат: «А какой период необходим?»

Романенко: «Думаю, часа три, и то, если хостер полностью открыл вам доступ к базе».

Для оценки этого заявления «Новый Регион» решил провести эксперимент. В течение пяти минут в сети была найдена, загружена, установлена и запущена без дополнительных настроек программа по скачиванию сайтов в полном объеме. Конечно, она не воссоздает удобоваримую базу данных для полноценной работы, но полученный массив информации приемлем для создания сайта-клона. Проблемы возникли с оперативным откликом сайта КРО ПР на запросы и медленной скоростью скачивания файлов, что специалист агентства пояснил ограничениями, введенными для сайта, вероятно, в рамках защиты от пресловутых DDoS-атак. Если бы такие ограничения стояли в период предвыборной кампании, когда число заходов увеличивается, то этот сайт был бы нужен только для «галочки» – пробиться сюда даже без внешних атак было бы проблематично. Например, за 12 часов с сайта КРО удалось скачать чуть менее 2,5 ГБ информации на смешной скорости. Распределение потоков не дало никакого результата – она стабильно держалась на уровне 23 килобайт в секунду. Как бы то ни было, а двое суток неспешной фоновой работы программы – и сайт ПР будет у вас на компьютере.

Но адвокат потерпевших подвела Романенко к другому факту: Анна Богданова как сотрудник газеты «Регион Крым» имела доступ к админке сайта, что он и подтвердил. Правда, никто не стал допытываться, имела ли она пользовательский пароль для создания и редактирования контента или пароль администратора с доступом к базе данных и системным настройкам, куда пускать простого смертного без минимального объема специальных знаний ну никак нельзя – себе дороже. В первом случае скачать сайт в полном объеме все равно невозможно, во втором – для гарантированного успеха следует его уничтожить после копирования, особенно если бэкапы делались так же халтурно, как и вся остальная работа. Все равно логи – записи о действиях – на сервере сохраняются, так какая, к черту, разница, копируешь или удаляешь, если о методах работы штаба ПР ты прекрасно осведомлен изнутри?!

Также Романенко сообщил, что упомянутая Дорохина сделала и зарегистрировала сайт КРО ПР на свое имя, после чего передала все права на него «регионалам». Но документов о правах владения ни администратор сайта, ни опрошенная ранее Лисина не видели и в их должностные обязанности такая проверка не входила.

Свою лепту в расследование Романенко все же невольно внес: в письме ему хостер сообщил ip-адреса, с которых наиболее активно велась DDoS-атака. Эти адреса были переданы правоохранителям. Позже выяснится, что среди них есть ip-адрес Чистякова…

В то же время, админ крымских «регионалов» однозначно сказал о том, что информация на офсайте в результате действий злоумышленников искажена не была. То есть речь о взломе с целью порчи данных идти не может.

И наконец, в суде был опрошен замначальника отдела крымского главка СБУ Николай Черных, который руководил группой сотрудников, разыскавших Чистякова в Ялте и препроводивших его в управление. Здесь логичным было бы определение «задержавших», но из-за юридических тонкостей сторона обвинения и сам свидетель этот термин не использовали.

«Первой задачей было установить человека, причастного к данному правонарушению, – рассказал Черных о своей работе в рамках дела. – Через оперативные возможности был установлен ip-адрес, с которого выходили на админпанель сайта-клона. Теми же мероприятиями был установлен домашний адрес Чистякова – именно с него осуществлялся выход. Дальше в ходе оперативно-розыскных мероприятий было установлено местоположение Чистякова на тот момент, город Ялта. Группа в составе 4 человек, включая меня, выехала в Ялту для проведения дальнейших действий по заявлению (Могилева, – прим. «НР»). Вечером наша техническая служба сказала, абонент с телефонным номером, на тот момент принадлежащим Чистякову, находится в Ялте по определенному адресу. Группа туда выехала. Чистяков вместе с Богдановой на тот момент выходили из кафе. К ним подошли сотрудники СБУ, включая меня, представились, попросили проехать в управление по городу Ялта для дачи объяснений».

Этот текст звучит как сценарий рядового американского боевика о работе спецслужб: десять минут за компьютером, пара звонков – и ты уже все знаешь. Но в кино хотя бы показывают, как и что происходит, пусть иногда это и вызывает улыбку. В данном случае – не очень смешно получается. А далее события развиваются не менее захватывающе.

«В ходе объяснений Чистяков сказал, что действительно заказывал DDoS-атаку, доказательная база у него находится в ноутбуке, который находится у него. При просмотре информации в переписке по ICQ она была распечатана в присутствии Чистякова. И он оформил явку с повинной. В этот момент мне был звонок от следователя СБУ, сообщено, что возбуждено уголовное дело, и в Ялту выезжает следственная группа. Мы ждали следователя… Дальше Чистяков сказал, что он вместе с Богдановой собирался в Симферополь, было предложено, чтобы мы их подвезли. И заодно прямо в управлении Службы безопасности он был допрошен в качестве свидетеля. Нас попросили обеспечить понятых, они были найдены на набережной, два человека».

Ну, вы поняли: Чистяков сам все и сразу рассказал, и даже показал на ноутбуке, где найти доказательства своей вины – больше там ничего и не искали, ибо незачем. А потом по дружбе попросил подкинуть до дома, куда собирался, несмотря на оплаченный на несколько дней вперед номер в отеле. В Симферополе Чистяков решил не откладывать дела на потом и поехал в СБУ, где в три ночи продолжил каяться. А оперативники в это время бросились искать понятых – редкостное в тот день везение позволило найти на набережной сразу двух человек, в три часа ночи и с паспортами!

При этом Черных настаивает: никакого давления не оказывалось, а Чистяков изначально «был немножко неадекватный – то ли пьяный, то ли под наркотиками», но экспертиза не назначалась. Вероятно, этим обстоятельством оперативник для себя объясняет покладистость пиарщика. Более того, ни Чистяков, ни его спутница вообще не высказывали никаких возражений: «Все делалось на добровольных началах». И даже жалоб на здоровье не было.

«Телефоны мы попросили выключить, он нам просто их отдал, они лежали на столе. Они действительно не были выключены, и потом, когда мы увидели, что по одному идет вызов, мы их выключили», – так сбушник описал мелочь, испортившую спокойное течение всего процесса 18 октября.

Черных сообщил, что никакая информация с компьютера Чистякова не копировалась, а был избран странный путь подключения принтера к ноутбуку, для чего требовалось, как минимум, установить драйвера устройства. Копирование информации, например, на флешку с последующей распечаткой с компьютера, «знакомого» с их принтером, заметно облегчило бы задачу оперативников, но на этот шаг они не пошли.

Согласно показаниям Черных, Чистяков согласился на явку с повинной всего через 10 минут ведения разговора по душам, сразу после разъяснения причин самого разговора.

«Явка с повинной оформлялась при нем в его же присутствии», – уточнил Черных. То есть, Чистяков явку точно не писал, и это важно, потому что сам он не помнит, какие документы писал, а какие – лишь подписывал.

Естественно, способы получения информации вызвали интерес защиты. Потому что без них объективные доказательства вины Чистякова существуют только на бумаге, напоминают фантазию и ничем не подкреплены.

Солодко: «Поясните, какими именно оперативными возможностями был установлен ip-адрес?»

Черных: «Это оперативная информация, я здесь не буду ее вам сообщать».

Солодко: «Вы только что сообщили, что оперативным путем был установлен ip-адрес Чистякова. Я внимательно ознакомился с материалами дела: ничего подобного я там не увидел. В данный момент вы даете информацию в отношении моего подзащитного, изобличая его якобы в совершении противоправных действий. При этом вы не ссылаетесь на источник. Я буду требовать проведения закрытого заседания, чтобы вы сообщили о том, каким образом вы получили информацию о том, что якобы DDoS-атака или иные противоправные действия были совершены якобы с компьютера Чистякова».

Черных: «Формы и методы работы я вам разглашать не собираюсь. Я отказываюсь разглашать служебную информацию».

Солодко: «Скажите, пожалуйста, на каком правовом основании вы осуществляли определение местоположения абонента, которым являлся Чистяков? Вы сказали, что это ваша техническая служба».

Черных: «Да».

Солодко: «Объясните, пожалуйста, правовое основание».

Черных: «Это служебная информация!»

В первый и последний раз в прения по сути вступил судья Виктор Козленко, до этого лишь внимательно слушавший стороны и свидетелей. Он также посчитал информацию, которой добивался адвокат, государственной тайной. Однако адвокат разъяснил свою позицию: «Свидетель пояснил, что техническая служба СБУ дала информацию по местонахождению Чистякова. На этот момент, насколько мне известно из материалов уголовного дела, оперативно-розыскное дело отсутствовало. Уголовное дело также еще не было возбуждено. Тогда у меня возникает вопрос: на каком основании было вмешательство в личную жизнь Чистякова? Определяли его местонахождение, за ним следили. На основании чего? На основании каких правовых норм?»

Судья не возражал против такой постановки вопроса. В итоге Черных пояснил, что определялось положение сим-карты с номером, которая участвовала при регистрации сайта-клона. Нормы права он так и не назвал.

«То есть вы без прав определяли местонахождение абонента?» – вопрос Солодко остался без ответа.

Далее опер снова сказал, что к Чистякову подошли, представились и попросили проехать в управление, и уточнил, что в помещении СБУ Чистяков находился «с восьми, концовку сказать не могу, во сколько мы оттуда уехали». При этом большую часть времени оперативники с задержанным «пили чай» в ожидании следственной группы. А время написания заявления о явке с повинной, установленное в 19.10, Черных объяснил началом этих мероприятий.

«Вы его задержали в 20 часов, вы только что сказали об этом!» – возмутился Солодко.

«У меня в год более сотни проверок таких заявлений и оперативно-розыскных действий» – сказал в оправдание сбушник.

Адвокат потребовал, а опер согласился с тем, что необходимо заслушать его показания почти годичной давности для внесения ясности в хронологию событий, однако здесь выяснилось, что прокуратура не приобщила показания свидетеля Черных к материалам, переданным суду!

Не внес ясности оперативник и по другой детали: почему Чистяков был опрошен как свидетель уже после написания явки с повинной? КоАП 1960 года, которым руководствовались правоохранители на тот момент, не предусматривал такой возможности.

Дальше – вообще цирк. Анну Богданову в СБУ никто не тянул – она растолкала оперативников, без спроса влезла в их машину и поехала за мужем. Заметим, влезла во вторую машину, и не факт, что та должна была отправиться в управление.

Солодко: «Каким образом Богданова оказалась в автомобиле?»

Черных: «Она сама села»

Солодко: «Но ее же не приглашали?»

Черных: «Не приглашали».

Солодко: «А она села?»

Черных: «Она села».

Солодко: «Ну и как вы себе это представляете?»

Черных: «Ну если хочет человек проехать? Мы ж не задерживаем».

Солодко: «Мало ли кто что хочет? Парадоксальная ситуация. Кто принял решение, что Богданова поедет с вами?»

Черных: «Никто не принимал решения, села в машину и поехала».

Солодко: «По своей инициативе?»

Черных: «Да».

Звучал этот диалог намного более абсурдно, чем выглядит в напечатанном виде, и тем не менее, он имел место…

Но абсурд лишь нарастал. Сотрудник СБУ не смог пояснить, почему в материалах уголовного производства нет 88 листов собранной оперативниками информации, в том числе, заключений специалистов. А ведь среди этих специалистов был и особо ценный – эксперт по DDoS-атакам, работающий сейчас на предприятии «Крымжилкоммунсервис» (или «Крымтеплокоммунэнерго», но уточнить эту информацию в суде не представлялось возможным, а звучало оба названия).

Солодко поинтересовался, почему СБУ обратилась за получением экспертного заключения к стороннему специалисту.

Черных: «Техническая служба не дает заключений данного характера»

Солодко: «А «Крымжилкоммунсервис» – это специальная уполномоченная организация, которая дает заключения по DDoS-атакам?»

Черных: «Служба имеет право привлечь к расследованию дела того или иного специалиста – лицо, которое обладает достаточным опытом и знаниями в данной области».

Солодко: «Почему выбор пал на этого специалиста?»

Черных: «Данный специалист неоднократно использовался для дачи тех или иных заключений. Наша служба уже длительное время обращается, он нас консультирует по тем или иным вопросам».

Солодко: «Техническая служба вашей организации не в состоянии проконсультировать вас по этим вопросам?»

Черных: «Техническая служба… У нас как таковой технической службы по компьютерным преступлениям нет».

Солодко: «Что именно сообщил вам специалист?»

Черных: «Он рассказал механизм DDoS-атаки, потому что раньше мы с ними не сталкивались. Это первый случай, когда он нам полностью рассказал механизм, проконсультировал, в каких местах надо искать».

Здесь, на наш взгляд, интересны как минимум два момента. Во-первых, формулировка «использовали» по отношению к привлеченному по чьему-то личному желанию специалисту. То есть для начала кто-то в силу своих пристрастий оценил уровень компетентности специалиста, а потом «использовал» его в своих целях и на свое усмотрение. Не исключено, что в данном случае «эксперт» дал общие рекомендации, которые к данному конкретному делу отношения не имели. Во-вторых, сотрудник СБУ не только признал, что спецслужба к 2012 году не обзавелась подразделением по компьютерным преступлениям, не только их не расследовала, но и вообще не в курсе элементарных вещей. Наличие интернета и 5 минут чтения – и вся первичная информация уже есть. А если еще и принять в штат пару системщиков-самоучек по примеру ПР, так и сэкономить удастся на экспертизах. Если оперативных мероприятий у одного опера больше сотни в год, то даже трудно представить, сколько заключений предстоит оплатить СБУ.

Интересно, что оперативники не стали выяснять личности людей, которым Чистяков якобы перечислял деньги за проведение незаконных операций в системе Webmoney. Равно как не заинтересовались они и другими ip-адресами, с которых велась атака на офсайт КРО ПР, хотя один из них физически расположен в Киеве и именно с него на админку клона заходили чаще. Объяснение простое: именно с компьютера Чистякова был осуществлен админвход в панель сайта-клона через SSH2-соединение, при котором подделать ip-адрес якобы невозможно.

В то же время, специалист, с которым консультировался «Новый Регион», однозначно говорит о том, что компьютер Чистякова (да и кого бы то ни было), инфицированный шпионским ПО, может служить перевалочным пунктом для ведения удаленной DDoS-атаки. И как раз в этом случае при SSH2-соединении «засветится» нужный айпишник. Равно как и при заходе на любой другой сайт или его административную часть.

Еще один спорный момент: сотрудник СБУ так и не пояснил, каким образом ноутбук Чистякова в деле оказался привязан к домашнему адресу подсудимого в Симферополе, где он постоянно не проживал. Однако эта мелочь пока никого не взволновала.

Также оперативник СБУ сообщил, что заходы с ноутбука Чистякова на админку сайта-клона производились значительно раньше 18 октября. Однако экспертиза показала, что посещение клона, причем его публичной страницы, с этого ноутбука было впервые произведено 17 октября, когда поддельный сайт уже не работал.

Некоторую ясность в общую картину должны были внести еще три свидетеля, тоже сотрудники Службы безопасности Украины, ожидавшие своей очереди у кабинета судьи. Но сначала прокурор попытался добиться перерыва в заседании для приобщения поступающих материалов дела, что было отклонено, а суд решил закончить опрос свидетелей. И здесь вмешались обстоятельства непреодолимой силы – все трое ожидавших своей очереди сотрудников были вызваны в главное управление СБУ и покинули здание, показав явное неуважение к суду. Евгений Солодко интерпретировал это по-своему: отправились согласовывать показания. В зале, кстати, находились еще три зрителя классической внешности, ничем себя не проявившие и участие в процессе не принимавшие. Вопросов у суда к ним у суда после предъявления документов не возникло.

В общем-то, на этом и закончилось первое заседание по делу Чистякова. Следующее назначено на 23 октября, и оно может порадовать не менее захватывающими подробностями. Достаточно сказать, что стороны на процессе постоянно обращались к материалам, собранным в 4 толстых тома. Рискнем предположить, что содержащаяся в них информация имеет лишь косвенное отношение к делу, ведь ни явки с повинной, ни экспертных заключений в них нет.

В комментарии журналистам адвокат пострадавшей КРО ПР Юлия Дорофеева оценила заседание как продуктивное и заявила, что доводы стороны обвинения для нее звучат убедительно.

«Я считаю, что им (Чистяковым) на сегодняшний момент не представлено ни одного доказательства, подтверждающего его невиновность, – сказала она, оставив за кавычками понятие презумпции невиновности. – Думаю, суд разберется, вынесет справедливое решение. У нас нет задачи посадить Чистякова, наказать его, доказать его виновность. Мы обращались с заявлением об установлении того неизвестного лица, кто взломал сайт, кто сделал атаку, кто клонировал сайт».

Тем не менее, высказывая субъективное мнение, Дорофеева уточнила: «Я считаю, что есть доказательства его виновности».

В свою очередь, адвокат обвиняемого Евгений Солодко назвал дело интересным хотя бы потому, что, несмотря на XXI век, подобные дела все еще встречаются нечасто.

«Любопытно другое: удивительная неконкретность обвинения. Получается парадоксальная ситуация: он принял заказ от не установленного следствием лица за совершенно смешную в понимании его как профессионала сумму. С помощью опять же не установленных лиц он организовал атаку на сайт Партии регионов, который, как выяснилось, ей даже не принадлежит. И его якобы изобличили в этих незаконных действиях. При этом по материалам дела четко прослеживается, и это мое глубокое убеждение, что Чистяков просто «назначен». У него достаточно активная позиция как журналиста, его блоги и я увлеченно читаю в прессе, перо у него ядовитое. Вполне возможно, что это и послужило одним из оснований для попытки судебной расправы над ним. Искренне надеюсь, что суд разберется, как это происходило», – сказал он.

«Новый Регион» будет следить за развитием событий…

Новый Регион: Дело ''хакера'' Чистякова: разгул киберзаконности и правопорядка

Внимательно и прямо в зале суда следит за развитием и Игорь Шпилий – тоже киевский пиарщик, давно и плотно работающий с крымской ПР, вернее, с ее «черным» штабом. Неоднократно становился объектом критики со стороны Чистякова. Конечно, называть Шпилия заказчиком «дела Чистякова» нельзя… Мы и не будем

Новый Регион: Дело ''хакера'' Чистякова: разгул киберзаконности и правопорядка

Адвокат Евгений Солодко и Захар Чистяков

Новый Регион: Дело ''хакера'' Чистякова: разгул киберзаконности и правопорядка

Гособвинитель Александр Осипенко

Новый Регион: Дело ''хакера'' Чистякова: разгул киберзаконности и правопорядка

В соответствии с «буквой» рассматриваемого уголовного дела, этих людей в зале следует называть неустановленными личностями

© 2013, «Новый Регион – Крым»

комментарии

Марина Козлова

Главной задачей журналиста выступает донесение до общественности достоверных фактов, событий. А вот, то чем занимался Чистяков таковым вряд ли можно назвать.

Карина Иванова

Предполагалось, что работа журналиста довольно многогранна, это понятно творческие личности и всякое прочее, так как люди этой профессии могут трудиться корреспондентами, репортерами, публицистами, обозревателями-аналитиками, и др. Но, чтобы хакерами, это уже не в какие рамки. Явно Чистяков трудился не в своей сфере деятельности.

Юлия Андреева

Зачем вообще Чистякову понадобилось заниматься такой работой, профессия журналиста и хакера стоят по разным углам, в данном случае, как по мне, сыграл такой человеческий фактор, как жадность.

Stanislav Silver

Админ(а на самом деле человек с улицы) Рома Романенко (и Дима-Дима Коляденко) у них сайты скриншотами только копировать умеет. Ржу. В деле заявлены, но не поданы материалы, что ничуть не смущает судью. Оперативники начали розыск за сайт-клон. т.е. СБУ у нас так рьяно защищает объекты интеллектуальной собственности...хотя стоп, нет ведь не патента, ни лицензионного договора,ни договора передачи прав) И нашли,видимо, путем обращения к местному медиуму(который,конечно же, тоже есть в Крымжилкоммунсервисе), сообщившему мобильный номер и адрес.

И перечень идиотизма бесконечен

Артем Крипянкин

Интересно, интересно... и смешно. Захар похож на таких типичных, матёрых "интернет-бойцов". Как пакости в сети делать и прочее - это я могу, тут я молодец. А когда приходиться отвечать за свои слова и действия - вся смелость мигом куда-то исчезает и человек вдруг становится таким невинным, честным и чистым :)

Юрий Валинский

ПиаР агенство Чистякова в открытую занималось политической "чернухой", а теперь он вдруг корчит из себя мученика, который пошёл против системы, хотя на самом деле главной его целью была личная нажива, а не попытка разоблачить кого-то из людей при власти

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 1 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «ЧП, криминал»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины