Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости ЧП, криминал

Пукач прятался в Краматорске?

4.08.2009
"Сегодня": Бывшие члены семьи Пукача не верят, что он убийца

Дети Татьяны Стельмах, гражданской жены генерала Алексея Пукача, с которой он и скрылся в конце 2004 года, – о генеральской «чуйке», допросах в СБУ и пропавшей матери.

Как Алексей Пукач вошел в жизнь вашей семьи?

Юрий. Особых подробностей не знаю. Мама, в принципе, знала многих в МВД, дружила с некоторыми. И на каком-то празднике они встретились. Произошел, как порой говорят, некий обмен флюидами, они понравились друг другу. И Пукач вскоре перешел жить к маме, на Гоголевскую. Впрочем, я и тогда жил отдельно от мамы, так что подробностей их жизни не знаю. Он уже ушел из прежней семьи. Это было в 2003 году, до его первого ареста. Мама тогда, когда начались неприятности, много ему помогала, ездила в суд, консультировалась с юристами… О самом Алексее Петровиче у меня были тогда и сохранились хорошие впечатления. Это вовсе не монстр с руками по локоть в крови, это любой, его знавший, вам скажет. Установлены ли факты, в которых его обвиняют, дело следствия, у меня же вот такое впечатление.

Когда его первый раз арестовали, пошла волна слухов самых разных. Но ведь тогда и другие версии обсуждались, что, мол, убили Гонгадзе какие-то «оборотни», о которых писал в предсмертном письме их глава Гончаров… Определить, кто реально виноват, было сложно, поэтому подобные разговоры в семье нашей и не возникали. Даже когда Алексей Петрович вышел в 2003 году из-под стражи, эта тема не обсуждалась, хотя мы виделись и не раз. Да нас особо все это не волновало, потому что разные суды ведь признали его невиновность и Пукача на год с лишним оставили в покое (напомним, что убийство тогда Пукачу не инкриминировалось, а речь шла об уничтожении документов, в которых говорилось о слежке за Гонгадзе. – Авт.). Он нормально жил, бывал на людях… Как он почувствовал момент, когда надо уезжать, не знаю – это какая-то «чуйка» сработала. Впрочем, после их с мамой отъезда мне говорили сотрудники СБУ, мол, да куда он денется, надо будет, за несколько дней найдем. А растянулся розыск, сами видите, на пять лет, с конца 2004-го. Думаю, он сам устал столько лет прятаться, жить в напряжении.

Оксана, а ваше впечатление о Пукаче?

Оксана. Самое теплое, добрейшее, в нашей семье он вел себя идеально, никогда не было конфликтов. Мама его называла «Мой генерал», а для меня он сначала был Алексей Петрович, а потом – просто Петрович и на «ты». О его первом аресте и всяких слухах я вообще ничего не знала, я видела, что мама счастлива – и это главное. Криминальные темы у нас не обсуждались вообще. А впервые узнала, в чем его подозревают, лишь в 2005-м, когда Пукача уже объявили в розыск. Но профессионалом он был сильным, даже я знаю. Скажем, когда мы ехали в машине, он автоматически запоминал все номера автомобилей рядом, впереди, сзади… Когда мы удивлялись, говорил, что и сам не рад уже такой наблюдательности, но иначе не может.

А сейчас верите в то, что он совершил это жуткое преступление?

Оксана. В голове – сумбур. Но, зная Петровича, я не верю. Вспоминаю его добрейшие глаза и не верю. Вот хоть пытайте меня, я буду говорить, что он этого сделать не мог. Он мог передать приказ, но чтобы лично сам – не верю. Вы видели видео, когда его задерживали? Ведь добрейший души человек, и глаза об этом говорят. Вообще, слухи, что задержан не он – ерунда. Это точно он, его голос, его взгляд…

Когда вы видели Пукача и маму в последний раз?

Юрий. Вот в конце 2004-го и видел. Я вернулся с отдыха, и мы съехались в городе на машинах. Мама сказала, что они уезжают отдыхать, причем надолго, попросила, чтобы я внимательно, как старший, смотрел за нашей семьей, в частности, за младшей сестричкой Оксаной. Я ответил, мол, нет проблем. И все… В конце декабря 2004-го они уехали. Потом мама еще несколько раз звонила, интересовалась, как мы, но говорила, что звонит тайком от Алексея Петровича. Позже и это прекратилось.
Пукач говорил адвокату Осыке, будто мама уехала в Россию из-за каких-то проблем. Якобы звала и его с собой, обещала «окно» на границе, но он отказался. Следователь позже мне сказал, что они расстались полюбовно, что о судьбе мамы волноваться не стоит и он надеется, скоро будет о ней информация.

Думаю, Пукач с мамой в Израиле не были. Да у нас там и родни уже нет. Была тетя, но лет десять, как уехала в Канаду. Там у нее, кстати, было ФБР. Причем с какой-то маминой очень давней фотографией, они там с тетей сняты, где им по 20 лет. Где они взяли это фото, не знаю, мы не давали и тетя тоже. Так же, как не знаю, где взяли наши правоохранители фото, по которому маму объявили в розыск. Это фото со свадьбы Оксаны…

Оксана. О маме я несколько лет никаких известий не имею. Я без нее уже родила двои детей, а мама очень хотела внуков от меня (от Юры уже были). И самое мое трепетное желание было, чтобы она пришла в роддом, увидела внуков… Но, увы… И вот за это на Пукача я зла. У меня есть тетрадка, где я пишу, знаете, по-девичьи, свои мысли. И там я пишу, если хочу поговорить, посоветоваться с мамой. Там я написала, что разорвала бы Петровича за то, что из-за него ты, мама, не пришла в роддом.

О Юрии Кравченко или Эдуарде Фере были разговоры при Пукаче?

Юрий. Нет, никогда. И в гостях у мамы, хотя бывали разные люди, этих не было. По-моему, мама их и не знала. Хотя после гибели Кравченко внимание к нашей семье усилилось - пошла слежка, прослушка, были выемки документов у меня в офисе. А в день гибели Юрия Федоровича милиция с улицы Богомольца (там расположено МВД. – Авт.) уже в 9 утра была у меня. Повезли меня в МВД и там несколько часов допрашивали в управлении БЭП по какому-то бредовому поводу, что-то о моем бизнесе. Но впрямую ничего не говорили, а о гибели я еще не знал. Спрашиваю, что случилось, может, с мамой что-то, молчат. Так и разошлись. А через какое-то время ситуация перевернулась наоборот. Пригласил меня полковник из Управления внутренней безопасности МВД и спрашивал, не было ли произвола во время моего допроса, не просили ли деньги и пр. Я ответил, что претензий нет, он предложил помощь, если возникнут проблемы… Потом, конечно, было еще множество разных допросов и в СБУ, и в прокуратуре, но особо сказать мне было нечего.

Вам известно, когда возбудили уголовное дело против вашей мамы?

Юрий. Насколько знаю, в 2007 году. А Пукач ныне утверждает, что расстался с мамой в 2006-м. Тут мне не все понятно: если это правда, то почему маму обвиняют, что поддерживала, спонсировала и прочее, если уже год, как расстались? Или все было не так? А когда спрашиваю следователей, в чем же состоит укрывательство беглого Пукача со стороны мамы, отвечают: она предоставила для этой цели свой автомобиль. Но ведь мама и Пукач уехали на этом авто еще в 2004 году, когда не было никаких дел не только против мамы, но и против Пукача. Так в чем ее вина? Тем не менее, меня следствие постоянно настраивало на то, что Пукач использовал мою маму в неблаговидных целях, чтобы укрыться от закона. Однако я-то видел, между ними существовала настоящая любовь, а не расчет.

А до того момента, когда возбудили это дело, меня настойчиво просили написать заявление об исчезновении мамы. И даже намекали, мол, странно, что не подаешь, что-то нечисто тут… А я отказывался по простой причине: если написать такую заяву, то вся наша семья подпадает под официальные следственные действия: допросы, слежка, прослушка под благородным предлогом помощи нам же. Потом, когда возбудили дело, вопрос отпал, так как все действия проводились в его рамках.

А нужна ему была финансовая помощь от вашей мамы? Или Пукач производил впечатление состоятельного человека?

Юрий. Не знаю… Внешне он производил впечатление человека простого в одежде, во вкусах. Больших денег я у него не видел.

До нынешнего задержания Пукача вы знали, что мама уже не с ним?

Юрий. Нет. Более того, когда задержали, я был уверен, что мама с ним. Потом узнал, что он был с другой женщиной. Подумал даже, что, может, ее все же задержали с ним, но где-то содержат тайком, в интересах следствия. Хотя надеюсь, что у нас нет тайных тюрем…

Оксана. Я, когда увидела новость о задержании Пукача, сначала растерялась. Думаю, ну, все плохо… А потом спохватилась: да почему плохо, ведь это значит, мама нашлась! Позвонила знакомому следователю, говорю, не знаю, что сделаете с Пукачем, но где моя мама? Он ответил: Оксана, мне нечего вам сказать. Мамы пока нет…

Юрий. Когда я убедился, что мамы все же с ним не было, поехал в Шевченковское РУВД и хотел подать заявление об исчезновении мамы. Объясню, зачем: я решил, что теперь, когда Пукач взят, поиски резко свернут и маму искать толком не будут. А меня, как сына, это как раз волнует. Если подать заявление, придется все же шевелиться. Однако в РУВД меня просто отфутболили, заявления не приняли. Думаю, просто растерялись, не знали, что делать, я же не предупреждал о своих намерениях, а без команды побоялись принять… Официальная версия отказа: мол, есть уголовное дело, мы и так ищем вашу маму, никаких заявлений больше не надо…

Был слух, будто ваша мама – близкая родственница известного банкира Бориса Фельдмана, когда-то близкого к Юлии Тимошенко банкира, руководителя ликвидированного днепропетровского банка «Славянский». Сам Фельдман в беседе с «Сегодня» это категорически отрицал. А вы что скажете?

Юрий. Тоже скажу – это неправда. Просто у мамы девичья фамилия Фельдман и родом она из Днепропетровска, отсюда и эти слухи, возможно, имевшие политическую подоплеку (мол, косвенно Юля могла иметь отношение к исчезновению Пукача). Мы с Борисом не родственники. Просто дед был военным и мама родилась в Днепропетровске, а вообще-то мы киевляне. У меня прабабушка с прадедушкой похоронены на Байковом…

Вы как знакомые Пукача пытались ему что-то передать в тюрьму?

Юрий. Да, обычную посылку, типа носки-трусы, зубную пасту… Но не успели – Пукач неожиданно отказался от услуг адвоката Сергея Осыки, через которого хотели передать. Странный, честно говоря, отказ, раньше Пукач сам говорил Осыке, что хочет видеть его защитником.

А есть основания думать, что мама действительно существенно помогала Пукачу прятаться?

Юрий. У меня – нет. Каких-то родственников по Украине у нас нет, да там и искали бы сразу… Впрочем, я вообще не знаю, где они были все эти годы. Единственное место, о котором мне точно известно – это Краматорск, где я забирал мамину машину (ту самую Тойоту RAV-4, на которой Татьяна Стельмах и Алексей Пукач уехали в конце 2004-го. – Авт.). Это было еще в 2006-м году. Ко мне в офис как-то привезли адресованный мне пакет с документами и оставили секретарю. Без всяких объяснений. Пакет попал к бухгалтеру, она мне позвонила – что делать. Я попросил открыть. Открыла и запричитала: «Ой, тут Татьяны Иосифовны (мама Юрия и Оксаны. – Авт.) техпаспорт, общегражданский паспорт, ключи от машины…» И еще была записка, мол, машина вашей мамы находится в Краматорске, по такому-то адресу у такого-то человека. Я, разумеется, тут же поехал туда.

Приехал поздно вечером, позвонил в двери, открыл мужчина с огромным ножом. Я попросил нож убрать и представился, спросил, где машина. Он ответил, что, мол, недавно была облава по поводу каких-то угонов и его заставили открыть гараж во дворе. А в этом гараже и стояла мамина машина, они с Пукачем, я так понял, одно время арендовали этот гараж, а потом уехали, оставив там машину. Так вот, после этого машину забрала милиция (хотя мне кажется, он сам отдал)… Я хотел было обратиться в тамошнюю милицию, но потом сообразил, что судьба машины все равно будет решаться в Киеве и уехал. Так и вышло, позже прокуратура разрешила машину забрать на ответственное хранение, вот она и стоит у нас в гараже по сей день. Она ведь – вещдок, так что ничего с ней делать мы не можем, только хранить. В техпаспорт, кстати, была впечатана фамилия Пукача как имеющего право на управление машиной.

 

Александр Корчинский

Городской Доzор

по материалам "Сегодня"

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.