Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Спорт и около него

Шпана, гонщик, патриот

Источник: "На линии"
5.02.2016

Мне повезло познакомиться с Лесовским еще некоторое время тому назад на презентации реплики его знаменитого 407-го Москвича, прошедшего ралли Лондон-Мехико в 1970-м году, и финишировавшего 12-м в абсолютном зачете. Но это было как-то… «невзаправду». А вот прошлой осенью мы с ним (и еще 11 других пилотов) принимали участие в эко-ралли на Дмитровском полигоне, и я напросилась на интервью.

Юрий Иванович, сумевший каким-то чудом сохранить в наше время в своей душе первозданную чистоту, смущался перед объективом, но на интервью согласился: «Машенька, я вам столько могу рассказать!»

И вот мы встречаемся с ним на территории Центра спортивной и восстановительной медицины на Курской. Юрий Иванович решил там на всякий случай немного поправить здоровье – вдруг будет шанс опять сесть за руль гоночного автомобиля?

- Юрий Иванович, автоспорт - сложный, физически выматывающий процесс. Простите за нескромный вопрос: не тяжело ли это в 82 года?

- В этом возрасте каждый шанс может стать последним, и будет жаль его упустить! Когда еще два с лишним года тому назад мы на Дмитровском полигоне устанавливали рекорды скорости вместе с Андреем Леонтьевым и его командой (и установили целых 12 за сутки), я обещал своей жене Тамаре, что это в последний раз. Она мне говорила: Юра, тебе 78 лет, уже пора успокоиться! Ну как же тут успокоиться, ведь столько всего происходит интересного вокруг! Поэтому, когда Андрей меня в этот раз позвал участвовать в эко-ралли – разве я мог отказаться? Я говорю: Тамара, ну вот все, мне уже 80 лет, это я в последний раз!

Карьера Юрия Ивановича в автоспорте началась весьма необычно. В 13 лет участковый милицонер привел его как малолетнего шпану на Московский Завод Малолитражных Автомобилей (будущий АЗЛК), чтобы устроить на работу. Альтернативой была детская колония, а туда очень не хотелось. Но на заводе Юра Лесовский прижился и ему даже понравилось. Со временем он получил разряд слесаря и попал на главный конвейер к машинам, а оттуда было рукой подать и до первого ралли.

В те времена автогонки выглядели совсем не так, как сейчас.

- Большинство соревнований проходило по принципу линейных гонок, - рассказывает Юрий Иванович. – Например, я участвовал в линейном ралли Москва-Минск. Старт давали на 19 км трассы. Около Минска разворачивались и гнали обратно. Кто первым приедет, тот и молодец! Ехали летом, машины были – Москвичи да Победы, но не обычные, а доработанные самими гонщиками. Ведь в качестве гонщиков в основном выступали либо ребята с автозаводов, либо таксисты, которые сами строили машины в таксопарках и ехали. Участвовали даже Победы-кабриолеты с очень необычным передним стеклом – низким и без дворников, а водитель смотрел поверх стекла. Кстати, старт давали как в ЛеМане – с разбегу.

Одежда была у всех смешная и жутко неудобная. Шлем был похож на половинку ореха. А в остальном были одеты в кожаные куртки и кожаные штаны и здоровые неуклюжие сапоги. Причем машины были рассчитаны на мелких пилотов, а я был здоровый, возвышался над ними всеми, и мне в этой тесной и жесткой одежде даже влезть в машину было почти невозможно. Никакой гоночной резины не было. Никаких противопожарных средств в машине не было. Ни огнетушителей, ничего. Но пожарные и скорая помощь на гонках присутствовали обязательно.

Но скажу честно, гонки были очень опасные. А главное, что в машине ездили по двое. Пилот и штурман. Помню случай один, когда построили гоночную машину на базе Победы, придали классическую по тем временам форму зерна – узкую спереди и расширяющуюся к заду. И посадка в ней была как в кукурузнике: два человека один за другим. Но при этом в машине не было ни дуг, ни каркаса безопасности – ничего. Машину заявили на гонки, но техкомиссия категорически запретила ехать в ней двум пилотам. И как оказалось – правильно. Ибо во время гонки машина потерпела аварию, перевернулась 3 раза через голову и приземлилась вверх колесами. Естественно, что тот, кто был за рулем, погиб. Зато так вот спасли второго.

- Да, в те времена участие в автогонках можно было прировнять к чистому героизму…

- Особенно в международных ралли. Ведь там нужно было не просто участвовать в гонках, но еще и отстаивать честь страны… Вот взять, например, ралли Лондон-Сидней. Мы там участвовали на стандратных Москвичах, их мощность тогда была 62 л.с. А с нами в одном классе участвовал Ford Cortina, который в стоке 104 лошади. И вот как тут соревноваться? Но мы все равно командой заняли 3-е место.

А Лондон-Мехико! Там на высоте в 3600-4000 метров от всех наших «лошадей» оставалось как минимум сил 16-20, бедному Москвичу было и так тяжело подниматься в горку, а тут еще нас трое в машине. Воздух разреженный, кислородное голодание. Человеку тоже очень сложно, не только машине. Так мы придумали, что 2 водителя (3-й в экипаже был штурман) менялись за рулем через час. Потому что к исходу часа мы просто падали без сил на заднее сидение и моментально засыпали. У нас на троих был один кислородный баллон на 45 минут, а остальным экипажам кислород постоянно подвозили, а для того, чтобы нас им обеспечивали, надо было клеить на машину их рекламу, а наше руководство отказало. Сказали «Нет и всё». Без объяснений.

- Юрий Иванович, а машины было совсем стандартные, или как-то их доработать было все же возможно?

- Кое-что разрешали по техническим условия: у нас стояли амортизаторы Koni, дополнительные фары выносные, воздушные итальянские сигналы, резина Dunlop. На двигателях можно было менять кольца, сцепление ставили другое, более прочное.

- От многого пришлось отказаться?

- Нам разрешили Dunlop и Shell – просто потому, что это были обязательные партнеры ралли. А вот все остальное было уже непозволительной роскошью. Хотя скажу честно – наша страна нас блюла и по-своему нам помогала. У нас был случай, когда перед длинным спецучастком в Андах мы проморгали последнюю заправку и остались практически без топлива. Перед стартом предполагался перерыв на отдых, а мне не до отдыха – ведь не доедем до финиша. Я сижу и думаю, что нам делать, к кому мне идти кланяться, чтобы налили бензина, как вдруг подходит такой маленький человечек в кепочке и спрашивает по-русски: у вас проблемы? Я сначала хотел его послать подальше, но не стал: он же не виноват в моей неудаче. Да, говорю, проблемы. Рассказал, что напарник прозевал заправку и теперь мы без бензина. Он что-то буркнул и ушел. Через 5 минут подходит и приносит мне две канистры по 20 литров бензина и воронку. Заправил нас и побежал дальше. Незаметно, неназойливо, но за нами следили и нам помогали в трудных ситуациях, так что на этом спасибо, конечно.

- А какое самое яркое впечатление?

- Ралли «Аргуну Сафари» в Нигерии. Мы выступали в три экипажа на Москвичах. Больше 3 тысяч километров пути по абсолютно выжженной, растрескавшейся земле. Если колесо попадало в трещину, то его вырывало с мясом. И мы там заняли абсолютно честное и красивое второе место. Первое англичане на тойоте, второе мы с Лифшицем и Кислых. Из 27 стартовавших автомобилей ралли закончило всего восемь. В их числе все три наши малолитражки.

Так вот. 50 градусов по Цельсию в тени. Прошли половину трассы, ночью всем дали перерыв на несколько часов на отдых. Наши летчики организовали для нас номера в гостинице и каждому экипажу машину, отвозили нас в гостиницу, накормили, дали возможность немного поспать. И вот стою я в номере в гостинице, умываюсь, и вдруг заходит женщина и говорит: раздевайся! Я сильно удивился: ну как – женщина все же, как же я перед ней раздеваться буду! Но она настойчивая оказалась, командует: думать некогда, раздевайся! Так вот и пришлось :) Это были жены летчиков, они сняли с нас всю одежду, дали халаты, все постирали – а по такой жаре сохнет быстро, и когда мы проснулись – одели в чистое и отправили дальше. (Юрий Иванович хитро улыбается, ибо знает, что я ждала совсем другого продолжения истории).


- Вас обратно-то встречали как положено? Как победителей?

- Даа, до сих пор помню! Тогда в Шереметьево весь зал был забит и заводчанами, и всеми, кто знал и болел за нас. АЗЛК несколько автобусов прислал с нашими болельщиками. Цветы были, поздравления…

- А призовые были?

- А как же! Нам еще на финише выписали чек, который мы должны были сдать сразу в посольство. Но из Москвы пришло указание, чтобы мы везли деньги домой. Вознаграждение было приличное: нам на троих в экипаже дали денег столько, что каждый из нас мог купить себе по москвичу.

… Но у Юрия Ивановича всегда было обостренное чувство справедливости, и он предложил разделить эти деньги на 14 человек, т.е. всех, кто принимал участие в ралли. Его поддержали, так что эти деньги получили и разделили поровну. И все были счастливы.

- И на что вы эти деньги потратили?

- В семью отдал, на хозяйство и всякие домашние нужды…

В 1982 году Юрий Иванович ушел из автоспорта. Работал на экскурсионном Икарусе, затем был водителем-персональщиком, затем дальнобойщиком на европейских рейсах, но всю жизнь он не расстается с рулем. Думал, что в автоспорт вернуться уже не суждено, но некоторое время тому назад его снова стали приглашать для участия в соревнованиях. И Лесовский добавил в свой послужной список несколько российских ретро-ралли, 24-часовую гонку на Seat Ibiza на Дмитровском полигоне и еще ряд соревнований. А вот сейчас мечтает вернуться в Монако на трассу ралли Монте-Карло. Ведь это именно он в 64-65 годах участвовал там на русском Москвиче и тем самым открыл возможность российским экипажам выйти на старт там же в ретро-ралли.

…За плечами Юрия Лесовского много лет и колоссальный опыт. Но в его молодых глазах мелкают веселые искорки, и в 80 лет он верит, что у него еще многое впереди. И мы в это верим. И надеемся встретиться с ним на автогонках еще не один раз!

Мария Мельникова

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.