Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Интересное

Право итальянского быка

3.06.2010
  • 1 / 6
  • 2 / 6
    Ферруччо Ламборгини
  • 3 / 6
  • 4 / 6
    Lamborghini 350 GTV
  • 5 / 6
    Lamborghini Miura
  • 6 / 6
    Countach

История создания марки Lamborghini доказала, что порой и одной неосторожной фразы бывает достаточно, чтобы взрастить себе серьёзного конкурента...

Упрямый телец

Ислеро (Islero), уракко (Urraco), миура (Miura)... Любителям корриды эти названия пород боевых быков и их клички хорошо знакомы. Но вовсе не об этом испанском зрелище пойдёт речь. 28 апреля 1916 года родился Ферруччо Ламборгини (Ferruccio Lamborghini) – человек, которому суждено было вписать одну из самых ярких глав во всемирную историю автомобилестроения.

Ну, а причём же здесь коррида и быки? Всё просто – Ферруччо не только обладал упрямством тельца, позволившим ему бросить вызов самому Энцо Феррари, не только был рождён под этим знаком Зодиака, но к тому же слыл страстным поклонником корриды, так что автомобили этой марки получали свои имена в честь легендарных боевых пород, прославленных арен или центров разведения племенных быков. Да и эмблема Lamborghini – атакующий бык – не оставляет сомнений в пристрастиях и темпераменте Ферруччо.

Ламборгини был родом из Ренаццо ди Ченто, что в провинции Феррара в северо-восточной части Италии. Детская страсть к технике оказалась важнее воли родителей, мечтавших, что сын продолжит семейные традиции и займётся виноделием – Ферруччо поступил на факультет промышленного дизайна Технического университета имени братьев Тадья под Болоньей и изучал устройство сельскохозяйственной техники. В годы Второй мировой он служил на авиационной базе на греческом острове Родос и был занят обслуживанием и ремонтом техники.

Сразу после войны Ламборгини удалось наладить свой небольшой бизнес – сельское хозяйство Италии в те тяжёлые для страны годы было в упадке, техники практически не было. Ламборгини скупал военные транспортные средства и переделывал в сельскохозяйственные машины – агрегаты и детали часто приходилось искать на заброшенных военных складах. Дела шли неплохо, собираемые чуть ли не из металлолома им и его помощниками тракторы расходились на ура, так что в 1949 году Ламборгини, основав собственную фирму Lamborghini Trattori S.p. A., стал проектировать и выпускать собственную технику. Лучше слов скажут цифры: если в 1949 году они собирали одну машину в день, то в середине 1950-х с конвейеров Lamborghini Trattori сходило уже более четырёхсот.

Ламборгини пришёл к выводу, что оснащать машины дизельным двигателем собственной конструкции гораздо выгоднее, чем покупать импортные. Свои разработки действительно позволили ему удешевить продукцию, и к концу 1950-х годов компания Lamborghini Trattori стала фактически монопольным производителем тракторной техники в Италии и одним из ведущих в Европе.

Что позволено Юпитеру...

«После того как я купил свой первый Ferrari, остальные автомобили моего гаража – Alfa Romeo, Lancia, Mercedes, Maserati, Jaguar – были забыты», – вспоминал Ламборгини в одном из своих интервью.

У него было несколько автомобилей этой марки, они его радовали, да вот только у всех были технические проблемы. Именно на них и приехал жаловаться видный промышленник знаменитому гонщику. Самоуверенный Энцо ответил ему в духе латинских изречений – что позволено Юпитеру, не позволено быку. Точнее, таков был смысл, фраза же прозвучала так: «Ламборгини, может, ты и в состоянии водить трактор, но с Ferrari тебе не справиться». Именно с этих слов и началась история автопроизводителя Ферруччо Ламборгини.

Надо сказать, ему невероятно повезло – в компании своенравного и тщеславного Феррари произошёл раскол, и в 1961 году несколько ведущих специалистов – инженеры Джотто Биццарини и Джампаоло Даллару, пилот-испытатель Боб Уоллес – оказались не у дел и были вынуждены уйти. Ушли они к Ламборгини, который к тому моменту уже бредил идеей переплюнуть Великого Энцо и собрать совершенный автомобиль класса Gran Turismo – это высокоскоростные автомобили для дорог общего пользования, как правило, в кузове купе. Позже к ним присоединился инженер и дизайнер Паоло Станцани.

В отличие от ситуации с производством тракторов, которых стране явно не хватало, среди итальянских производителей спортивных авто традиционно была сильная конкуренция. Ламборгини серьёзно рисковал, ввязываясь в незнакомое ему предприятие. Более того, регион Эмилия-Романья, в котором расположились цеха Ламборгини, был настоящим эпицентром итальянского автомобилестроения. Здесь собирали Ferrari, Maseratti и ещё с десяток мало кому известных марок вроде Osca, de Tomaso или Stanguellini, заставляющих сердца любителей земных скоростей биться чаще. Не говоря уже о том, что на северо-западе, в Турине, расположился автогигант FIAT.

По задумке Ламборгини первым делом следовало уделить внимание двигателю – головки блока цилиндров с одним распределительным валом ему казались вчерашним днём. Новый V12 с четырьмя распредвалами, коротким ходом поршня и гоночным потенциалом должен был стать самым технически совершенным двигателем своего времени.

В мае 1963 года на испытаниях нового движка объёмом 3,5 л динамометрический стенд зафиксировал 360 л. с. при 8000 об/мин, 370 л. с. при 9000 об/мин и 385 л. с. при 9800 об/мин. Биццаррини, занимавшийся разработкой этого мотора, уверял, что при 11000 об/мин и с большими карбюраторами мотор выдаст все 400 л. с. Он очень надеялся, что автомобили Lamborghini будут участвовать в гонках. Уоллес тоже на это рассчитывал. Однако сам Ламборгини считал, что это будет отклонением от взятого курса, его главной целью оставалось создание идеальной дорожной машины, а не гоночной. И это в те годы, когда многие производители изо всех сил старались принимать участие в гонках, чтобы привлечь внимание к своим авто.

Адаптировать к обычным дорожным условиям мотор, созданный Биццаррини, было доверено Даллару. В первой серийной машине Lamborghini 350 GTV мощность мотора составила 270 л. с. Шесть двухкамерных карбюраторов Weber DCOE с боковым забором воздуха заменили вертикальные карбюраторы Биццаррини.

В октябре 1963 году Ферруччо Ламборгини представил на туринской выставке свой первый автомобиль Lamborghini 350 GTV (Gran Turismo Veloce). Но с ней, можно сказать, произошла неприятность – дело в том, что двенадцатицилиндровый мотор не вместился в скошенный капот автомобиля. Так что пришлось выставлять силовой агрегат отдельно от кузова, в моторный отсек которого нагрузили кирпичей – чтобы передняя часть не задиралась.

Двигатель заслужил похвалу, а вот сам кузов многим не понравился своей перегруженностью и был подвергнут критике. Но уже через год, обновлённый мастерами знаменитого с 1930-х годов кузовного ателье Carrozzeria Touring, Lamborghini 350 GT срывал аплодисменты на автосалоне в Женеве. Его собирали до 1966 года. Правда, в 1965-м объём двигателя был увеличен до четырёх литров, а мощность возросла на 50 л. с.

Чтобы снизить затраты на производство, кузов решили производить не из лёгкого алюминия, а из стали – в итоге Lamborghini 400 GT прибавил в весе килограммов четыреста и проиграл своему предшественнику по динамичности. Всего было собрано чуть меньше четырёхсот автомобилей этой модели.

Красотка с ресничками

Lamborghini Miura 1966 года до сих пор занимает лидирующие позиции в списке лучших суперкаров прошлого века. Разработку дизайна нового автомобиля Ламборгини предложил ателье Нуччо Бертоне, а тот, в свою очередь, доверил это дело своему сотруднику – малоизвестному в те годы дизайнеру Джоржетто Джуджаро. Джуджаро, однако, не удалось закончить работу из-за перехода в Ghia. Доводил до ума названный в честь свирепых андалузских быков спорткар Марчелло Гандини, молодой помощник Джуджаро. Низкий кузов, длинный капот, почти лежащие на капоте хищные фары с «ресничками»... Кузов полностью был выполнен из алюминия. Двенадцатицилиндровый двигатель расположили поперечно перед задней осью (среднемоторная компоновка). Ещё одна любопытная особенность: в один блок с двигателем объединили коробку передач, трёхдисковое сцепление и дифференциал.

Впрочем, не только выдающиеся технические характеристики и новаторские дизайнерские решения подогревали интерес к автомобилю. Ламборгини был к тому же хорошим психологом. Ещё до официальной премьеры красотку «Миуру» отправили на Гран-при в Монте-Карло, где на неё положил глаз князь Монако Ренье III, большой ценитель спорткаров. Очередь на «Миуру» записывалась на год вперёд, что позволило продать за шесть лет 763 экземпляра – немало, учитывая её цену и тот факт, что это автомобиль класса GT.

Хлопнуть дверью на прощанье

К началу 1970-х завод Ламборгини в Сант-Агате, недалеко от Модены, стал притчей во языцех – здесь рождались эксклюзивные Gran Turismo ручной сборки по запредельной цене. Но к этому времени Ламборгини задумал выйти из игры. Его прощальным творением стал Countach, разработанный Марчелло Гандини и Паоло Станцани.

Впервые он был показан на Женевском автосалоне в 1971 году как концепт кузовного ателье Bertone, в производство же был запущен только в 1974 году в качестве преемника Miura. Развесовка – близкая к идеальной. Фантастическая динамика (с двигателем 3,9 л автомобиль разгонялся до сотни за 6,9 с, а 5,2 л – за 5,2 с). Роскошный и функциональный салон. Двери автомобиля открывались не в стороны, а вверх. Эти технические особенности приводили фанатов Gran Turismo в восторг. О более эффектном завершении карьеры нельзя было и мечтать, и в 1974 году Ламборгини продал контрольный пакет акций.

По одной версии, произошло это потому, что сын Ламборгини, Антонио, не интересовался автомобильным производством, и отец решил продать бизнес. По другой – утерев нос Энцо Феррари, Ламборгини потерял интерес к производству машин и решил уйти красиво. По третьей – компания оказалась не в состоянии пережить серию неудач в тракторном бизнесе и энергетический кризис, скосивший многие автогиганты и особенно сильно ударивший по сегменту дорогих спортивных машин.

К тому же в эти годы Ферруччо Ламборгини увлёкся виноделием, так что 51% акций его автомобильной компании оказались в руках швейцарского миллиардера Россетти. Остальные акции были проданы через два года другому промышленнику – Рене Лаймеру. Сам же Ферруччо удалился в имение в Умбрии и занимался до конца своих дней производством элитных вин – можно сказать, на старости исполнил волю родителей.

Но всего за каких-то девять лет этому человеку удалось создать с нуля компанию, ставшую производителем одних из самых дорогих и быстрых автомобилей в мире. В заслугу ему можно добавить и то, что в некотором смысле именно он открыл целую плеяду замечательных итальянских дизайнеров и инженеров. Это сегодня имена Джампаоло Даллару, Паоло Станцани, Джотто Биццаррини, Марчелло Гандини знакомы каждому неравнодушному к миру авто, но когда-то они были молоды, неизвестны и трудились во славу Lamborghini, получив от Ферруччо право полной свободы действий.

А что до Энцо Феррари, плодом обиды на которого и стали автомобили Lamborghini, то Ферруччо вспоминал, как однажды он повстречал Энцо в одном ресторане и поспешил к нему, чтобы поздороваться, однако тот демонстративно отвернулся к своему спутнику, не желая вести с Ферруччо разговоров. Увы, но два ярчайших итальянских конструктора не нашли общего языка. Великий был человек, только уж очень обидчив.

Марат Хабибуллин, «Вокруг Света»

 

 

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.