Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Интересное

Кто внедрял на весь СССР систему «свой-чужой»

30.08.2016
© rostec.ru

Ильдус Мостюков — единственный в истории СССР татарин, работавший генеральным конструктором союзного значения.

Завершается самый «воздушный» по числу праздников месяц Российской Федерации. 12 августа страна отмечала День ВВС России, 21-го — День ее Воздушного Флота. «БИЗНЕС Online» предлагает подробнее узнать о человеке, который сделал немало и для отечественной авиации, и для обороноспособности страны в целом.

Ильдус Мостюков — единственный в истории СССР татарин, работавший генеральным конструктором союзного значения
Фото: архив музея-мемориала истории Великой Отечественной войны в Казанском кремле

ОГОНЬ ПО СВОИМ

Многие историки и источники утверждают, что во время Второй мировой войны потери войск США и Великобритании в их европейской кампании составили от 20 до 25%... из-за огня по своим! Эти кошмарные цифры объясняют, почему система опознавания войск, которую все и сразу стали и продолжают называть «свой-чужой» (конечно, это касалось прежде всего авиации) сначала появилась именно в этих странах. Ну и, разумеется, базовым фактором стала экономическая и научная мощь этих государств. СССР почти сразу вслед за своими союзниками ринулся вдогонку. Первые отечественные серийные авиационные радиоответчики СЧ-1 были приняты на вооружение РККА и начали поступать в войска с начала 1943 года. Вообще-то первые опытные образцы системы опознавания появились в СССР еще до Великой Отечественной войны, но в связи с общим неблагоприятным началом боевых действий и эвакуацией промышленности разработка и начало производства задержались.

К 1955 году создали первую общевойсковую систему «Кремний-2». Ильдус Мостюков в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» предложил ознакомиться с уже опубликованными материалами, где часто он сам выступал в качестве эксперта или интервьюируемого. «Она [система „Кремний-2“] не была единой — у каждого рода войск свои частоты и коды, — читаем его рассказ в проекте „РГ“ „Русское оружие“. — И у нее был серьезный недостаток — небольшое количество кодов. Из-за этого она легко обнаруживалась радиоразведкой и была очень уязвимой, в том случае если аппаратура попадала в руки вероятного противника. А происходило это каждые три года. Либо наш самолет где-нибудь упадет, либо предатели на заводах передадут информацию иностранной разведке. После чего все коды рассекречивались. Таким образом, после войны наша страна имела самые мощные вооруженные силы в мире, а вот система опознавания была самым слабым местом в обороне СССР». 

«ДО КАКИХ ПОР ВЫ БУДЕТЕ СТАВИТЬ СТРАНУ НА КОЛЕНИ?»

«В 1961 году, — продолжает интервью Ильдус Шайхульисламович, — когда в очередной раз аппаратура попала в руки потенциального врага, состоялось заседание оборонного отдела ЦК партии. На нем собрали министров радиопромышленности, судостроения, авиапрома, руководителей управлений минобороны, всех светил в области радиолокации. В зале было человек 50. На сцену вышел заведующий отделом обороны ЦК Иван Сербин. Он показал пальцем в зал и очень зло сказал: „До каких пор вы будете ставить страну на колени? Разработайте такую систему, которая не боится дискредитации!“ И после этого ушел. Заседание окончилось. Мы все находились в шоке. Что делать? Тогда замминистра обороны СССР Роман Покровский объявил закрытый конкурс на решение поставленной задачи. Наш московский головной институт НИИ-17, который разработал „Кремний-2“, предложил вместо 30 кодов сделать миллион. Но это не решало проблему, поскольку радиоразведка работала хорошо и вычислительная техника того времени была способна их расшифровать.

Примечание Владимира Зыкова. Как всегда, когда дело касается секретных устройств, в текстах немало путаницы. В частности, у нас в авиационном полку систему называли не "Кремний", а "Хром - Никель". И кодов было не 30: 20 в мирное время, и 20 запасных - в военное. Кроме того, система была защищена от падений: во-первых, лётчик перед катапультированием обязан был откинуть крышку-флажок красного цвета и нажать кнопку "Взрыв".

Во-вторых, если он по каким-то причинам не смог этого сделать, система подрывалась от инерционного замыкателя, который срабатывал, если перегрузка превышала десятикратную, то есть - при ударе о землю - гарантированно. В каждом секретном блоке стояли электродетонаторы, которые срабатывали даже в том случае, если аккумулятор сел едва ли не полностью. Кажись, 1,5 вольта хватало. Больше всего впечатляла подпись против графы "Омметрист" в паспорте каждого детонатора :)

Довелось видеть, во что превращаются блоки после срабатывания детонаторов: вся электроника - в мелкую крошку размером 1-3мм, а корпус блока из прямоугольного стремится стать круглым :)

Так что предатели могли быть и были, разумеется, а вот в случае падения самолёта на чужой территории - маловероятно, что аппаратура оставалась целой.

Мы в ОКБ-294 предложили другой вариант. Он был основан на криптографических методах кодирования. Их невозможно рассекретить, даже если аппаратура окажется в чужих руках. Она просто превратится в кусок металла. Ничего с ней нельзя будет сделать. Наше предложение приняли. И в 1962 году специальным постановлением ЦК КПСС и совета министров СССР наш ОКБ преобразовывался в головной институт страны, занимающийся разработкой системы „свой-чужой“. Меня назначили генеральным конструктором».

Для Татарии это был первый случай утверждения ее представителя генеральным конструктором союзного масштаба. В стране Мостюков стал первым генеральным конструктором из татар. Этим постановлением было определено, что создание новой системы является задачей особой государственной важности, констатирует сайт Казанского авиационного института, выпускником которого был Мостюков. С этой поры он по вполне понятным соображениям получил еще и внештатное звание самого секретного татарина Советского Союза.

КТО ТАКОЙ ТОВАРИЩ МОСТЮКОВ?

Итак, партия и правительство СССР в 1962 году делегировало (читай — отобрало и передало) приоритетные полномочия по созданию новейшей громадной наукоемкой военно-промышленной системы из Москвы в Казань. Вчерашний филиал московского института НИИ-17 Госкомитета совета министров СССР по радиоэлектронике — Казанское ОКБ-294 — сам становится институтом (НИИ-334 министерства радиопромышленности СССР, с 1967 года — Казанский электрофизический институт, впоследствии — Казанский научно-исследовательский институт радиоэлектроники — прим. ред.). Столица автономной республики превращается в столицу всего Союза в этой области. Все союзные министерства, ведомства, научные центры с их потенциалом переподчиняются вчерашнему простому инженеру из периферийного «почтового ящика».

Мостюков родился в 1928 году в Казани. Ничего особенного в его детстве не происходило; все как у всех — семья, школа, аттестат зрелости... Правда, была и война — так она тоже была одна на всех. «Мне было 13, когда она началась. 22 июня отец ушел на фронт. А нам оставалось выживать, — в преддверии Дня Победы делился он воспоминаниями на страницах журнала „Татарстан“. — На счастье, у нас была швейная машинка. Чего на ней только ни шили! Варежки, телогрейки. Вот так моя трудовая деятельность и началась. Пошью партию — бегу сдавать в артель надомников. Но так как работающей числилась только мама, нам полагалось минимальное количество продуктовых карточек. Жили мы в полуподвале деревянного строения на Тукаевской. Съехали оттуда, лишь когда я стал руководителем конструкторского бюро».

И вот выпускник Казанского механико-технологического техникума, который начинал электриком в объединении «Казэнерго» и который по окончании знаменитого радиотехнического факультета КАИ за 5 лет прошел путь от инженера до начальника Казанского ОКБ-294, в 34 года становится в этой важнейшей и секретнейшей военной сфере тем, кем был для советской космонавтики Сергей Королев.

Сайт Академии наук Республик Татарстан: «В качестве генерального конструктора Мостюков 28 лет осуществлял непосредственное научно-техническое руководство по созданию новой отечественной системы опознавания и ее средств, направлял и координировал деятельность главных конструкторов по направлениям исследований и разработок, коллектива подчиненного ему института и большого числа других НИИ и КБ, привлеченных к созданию этой системы на предприятиях минрадиопрома, минсудпрома и других министерств. Система и ее средства при активном участии И.Ш. Мостюкова после полномасштабных войсковых испытаний внедрены в эксплуатацию и обеспечивают безопасность страны». «Википедия» сообщает: «В период его работы (1962 - 1989 годы) было создано большое количество разных систем и образцов новейшей специальной техники, внедренных в народное хозяйство. А за создание единой государственной общевойсковой системы радиолокационного обнаружения „Пароль“ Ильдус Шайхульисламович был награжден Ленинской и Государственной премиями». 2 июля 1980 года закрытым Указом Президиума Верховного Совета Мостюков был удостоен звания Героя социалистического труда.

АНГЛИЧАНЕ ЗАХВАТИЛИ САМОЛЕТ

А как же все было в переводе с официального? Слово самому Ильдусу Шайхульисламовичу: «Начинать работу приходилось практически с чистого листа. Опереться на мировой опыт в этой сфере мы не могли, — рассказывает он в материале РГ, с которым сам посоветовал ознакомиться читателям «БИЗНЕС Online». — Его просто не было. Американцы вели свои разработки системы опознавания параллельно, немножко опережая нас. Но достать у них информацию было невозможно. Мы в течение всей работы пытались это сделать через ГРУ, КГБ, но все тщетно. Настолько этот проект был у них засекречен. Но и наши спецслужбы тоже опекали так, что шпионы ничего не могли узнать. Вот и шли у нас с ними такие соревнования. Так что разработка продвигалась трудно. А в 1966 году как назло наша аппаратура вновь оказалась у иностранных спецслужб. На территории Германии упал советский самолет, который летел из Нижнего Новгорода в район расположения советских войск. У него отказал мотор в тот момент, когда он находился в небе над Берлином. И чтобы не упасть на город, летчики пожертвовали собой и направили самолет в озеро в «английской зоне». Командующий нашей группой войск в Германии генерал Петр Кошевой, зная важность секретов, находящихся в этом самолете, принял решение ввести туда танковый батальон и достать самолет, пока его не взяли англичане. Но в это время проходил съезд партии, и из Москвы последовала команда избегать всяческих международных осложнений. Операцию отменили. В результате самолет из озера вытащили английские военные, отправили его в Англию, и система опознавания оказалась рассекречена.

Кто внедрял на весь СССР систему «свой-чужой»

6-го апреля при выполнении плановых полётов у бомбардировщика Як-28 из состава 688-го бомбардировочного авиаполка произошёл отказ двигателей. Экипаж в составе капитана Бориса Капустина и старшего лейтенанта Юрия Янова ценой соей жизни сумел отвести самолёт от жилых кварталов Западного Берлина. Подъёмом самолёта занимались британские военнослужащие, поскольку самолёт упал в британском секторе

Для расследования этого инцидента была создана комиссия, в которую я тоже входил. По итогам ее работы прошло заседание, где присутствовал председатель ВПК, командующие ПВО, ВВС. И все они дали очень негативную оценку нашей системе опознавания и радиопромышленности. Она в очередной раз попала в чужие руки, и наши войска ПВО и ВМФ «ослепли». Они уже не различали, где свои, а где чужие. Я на этом заседании получил выговор за срыв сроков создания новой системы.

На тот момент я смог предложить лишь сделать «заплатки» для старой системы.

Примечание Владимира Зыкова. "Заплатки" - это маленькие блочки, вдобавок к основному "пятому блоку". Один назывался "Заря", другой - "Фиалка". Были они дюже секретными, разумеется - с детонаторами, опломбированы, и не дай бог повредить эти пломбы: куча объяснительных гарантированы.

Проверочная аппаратура тоже была выполнена интересно: подключаешь переносной блок ПКО (прибор контроля ответчика) к самолёту, в нём - переключатель, положения которого обозначены не цифрами или подписями, а цветными точками, и смотришь на стрелочный прибор, в котором вместо шкалы - сектора тех же цветов. Поставил переключатель на красную точку - стрелка должна находиться в пределах красного сектора, и т.д. Понятно любому дебилу, и знаний о блочках - ноль :)

А что это такое? Нужно было в авральном порядке переоснастить всю армию, менять аппаратуру на всех самолетах, кораблях. И многие военные объекты на время выводились из строя, что наносило огромный ущерб стране. И это было далеко не единственное препятствие, возникшее в процессе разработки... Заказчик требовал, чтобы аппаратура располагалась на старых установочных местах. Других на самолете просто нет. А в переходный период новая аппаратура должна включать в себя старое оборудование, что сказывается на габаритах. Не помещалась она! И эту проблему мы решали в течение всей разработки с большим трудом. Сроки срывали, каждые полгода нас заслушивали на военной комиссии. Я в процессе работы получил 6 выговоров от министерства, не считая первого. Но, в конце концов, с задачей справились через микроминиатюризацию».

Кто внедрял на весь СССР систему «свой-чужой»

МиГ-25П Виктора Беленко, совершивший посадку на аэродроме Хакодате в Японии

6 сентября 1976 года информационные агентства всего мира передали сенсационную новость: на японском острове Хоккайдо совершил посадку новейший истребитель МиГ-25, пилот которого капитан Виктор Беленко попросил политического убежища в США. Конечно же, американцы досконально изучили устройство истребителя, в результате чего на всех наших военных самолетах пришлось менять электронную систему опознавания «свой-чужой», что обошлось стране в 2 млрд. рублей, утверждает сайт Pravda.ru. И снова эту проблему пришлось решать Мостюкову и его команде...

ДВЕ СТРАНЫ-МОНОПОЛИСТА

«В 1977 году мы завершили государственные испытания. Возглавлял приемочную комиссию маршал Евгений Савицкий, легендарный летчик, дважды Герой Советского Союза. Система была удостоена Ленинской премии, — продолжает Мостюков в интервью корреспонденту РГ Олегу Корякину «Как создавалась система опознавания «свой-чужой». — А в 1980-м году прошли войсковые испытания. Военные посчитали, что для такой массовой и очень дорогостоящей аппаратуры недостаточно государственных испытаний. Чтобы увидеть ее в деле, минобороны провело масштабные войсковые учения. В них участвовали сотни самолетов, радиолокационных систем, кораблей ЧФ в Одесском военном округе. И уже после этого было принято решение о массовом перевооружении армии. Продолжалось оно в течение 5 лет. В проекте участвовало 30 заводов Советского Союза. Очень важно, что переоснащение мы закончили до ельцинских реформ. Если бы чуть-чуть опоздали, то система не увидела бы свет, потому что заводы развалились, да и страна не смогла бы себе позволить в 90-е годы тратить такие деньги.

Кто внедрял на весь СССР систему «свой-чужой»

Эта аппаратура будет состоять на вооружении еще очень долго. Она не поддается расшифровке. Самолеты с системой «Пароль» много раз попадали в руки потенциального противника, но никакого значения это уже не имело. В аппаратуре не было «залитых» кодов. Тысячи их вариантов меняются каждую секунду по случайному закону.

В США создали аналогичную систему только чуть раньше нас. Вообще такие разработки могли себе позволить только две страны в мире: США и СССР. Во-первых, это связано с тем, что Соединенные Штаты возглавляют НАТО, а Советский Союз был лидером стран Варшавского договора. И, соответственно, все государства, входящие в альянсы, принимали эти системы. Во-вторых, стоимость системы столь огромна, что не всякая страна ее потянет. Поиском денег на наш проект занимался лично председатель совета министров СССР Алексей Косыгин. На разработку ушло около 5 миллиардов долларов.

Сейчас нашей системой «Пароль» пользуются 40 стран. А те страны, которые отдалились от нас после развала СССР, перешли на американскую систему. В частности Литва, Эстония, Латвия. Им это стоило, конечно, больших денег. Китай пока не имеет своей национальной системы оповещения «свой-чужой», но активно работает над этим. Индия покупает и российскую, и американскую системы».

Подготовил Михаил Бирин
http://www.business-gazeta.ru/article/321075

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.