Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Жертва обстоятельств. F–20 Tigershark

21 апреля 2016
<
Увеличить фото...  

В 1986 году был закрыт проект F–20 Tigershark. Компания Northrop вложила в проект 1,2 млрд. $, без какого–либо участия государства создала выдающийся самолёт, но тем не менее не смогла продать ни одного.

Снабжение союзников вооружением и техникой является важным фактором американской внешней политики - и государство, и производители работали в тесном и взаимовыгодном взаимодействии, до тех пор, пока к власти в 1977 году не пришла администрация президента Картера.

Картер имел свои, наивные и прекраснодушные соображения. По его мнению, Америка, как один из главных игроков на международном рынке вооружений, несет особую ответственность за распространение вооружений и, как следствие, эскалацию напряжённости в мире. Результатом этого стали жесткие ограничения на экспорт американского оружия. Вопреки ожиданиям президента, к деэскалации это решение не привело, а освободившееся на рынке вооружений место оперативно заняли радостно потирающие руки Франция и СССР.

В общем, политику продаж вооружений пришлось в срочном порядке пересмотреть. Теперь за рубеж нельзя было продавать самолеты, не стоящие на вооружении США, при этом экспортные варианты не должны были быть равными по своим характеристикам американским вариантам. Конечно, допускались исключения, которые рассматривались особо.

Надо отметить, что союзники, особенно в Юго–Восточной Азии, были не слишком довольны таким оборотом. Азиатские тигры накопили достаточно денег и желали получить самое современное американское вооружение. Особое вожделение вызывал новейший F–16. Несмотря на то, что экспортные продажи F–16 были запрещены, нескольким европейским странам, а также Израилю, в качестве исключения было позволено приобрести самолёт. Это вызвало бурное негодование у американских союзников.

Ну красавец же!

В результате, чтобы снизить напряжённость в отношениях и дать союзникам хоть что–то, было решено разработать специальный экспортный истребитель. Новый самолёт должен был отвечать новой американской политике — быть модификацией стоящего на вооружении США самолёта, и иметь тактико–технические характеристики лучше, чем у легкого истребителя F–5E, но хуже, чем у F–16. Теоретически это должен был быть многоцелевой самолёт, но заточенный в первую очередь под воздушный бой. Дальность полёта не должна была превышать дальность полёта американских самолётов. Вдобавок новый самолёт должно было быть невозможно проапгрейдить без участия США.

В общем, требования достаточно странные, и на конкурс FX в 1980 году вышли только две компании.

General Dynamics подошла в копросу откровенно спустя рукава. Она выкатила модификацию F–16, сняв с него всё современное оборудование и установив древний движок General Electric J79. Движок этот разгонял ещё Хастлеры и Старфайтеры, а также стоял на Фантомах, и к концу семидесятых был уже скорее классической, чем современной силовой установкой. Двигатель был длиннее и тяжелее чем Pratt & Whitney F100, стоявший на F–16А, так что конструкторам пришлось удлинить фюзеляж, а заодно упростить воздухозаборник. Чтобы хоть немного повысить привлекательность своего творения, специалисты GE добавили специальный режим Combat +, который увеличивал тягу двигателя, правда, режим мог использоваться недолго, только в очень ограниченном диапазоне режимов, расход топлива возрастал неимоверно, вдобавок ресурс двигателя катастрофически снижался.

И окраска у него ужасная!

В общем, F–16/J79 имел какие–то шансы на международные продажи только в условиях тотального запрета на продажу других самолётов.

Другой же участник конкурса, Northrop, подошёл к проблеме не в пример более тщательно.

Собственно, Northrop фактически являлся родоначальником самого понятия "экспортный истребитель". В конце в конце пятидесятых взлетел F–5A Freedom Fighter. К тому времени американские самолёты, предлагавшиеся на экспорт, стали слишком сложными и слишком дорогими для многих союзников. В этих условиях маленький реактивный самолёт с простейшим оборудованием, простой и дешёвый в обслуживании, с отличными характеристиками, пришёлся как нельзя кстати. Самолёт стоял (и продолжает стоять) на вооружении в огромном количестве стран, от Канады до Эфиопии.

При этом в самих США он на вооружении не стоял, хотя и испытывался в боевых условиях во Въетнаме.

В конце шестидесятых Northrop представил второе поколение своего бестселлера, F–5E Tiger II. Самолёт получил новую авионику, стал более маневренным, и повторил коммерческий успех своего предшественника. На этот раз самолёт закупили и США, для использования в качестве имитаторов советских самолётов в тренировочных эскадрильях "Агрессоров".

К середине семидесятых в Northrop задумались об очередной модификации F–5. Франция и СССР предлагали на экспорт отличные дешёвые и весьма продвинутые самолёты третьего поколения, и F–5E очевидно стал устаревать.

В качестве основы инженеры взяли требования Тайваня, одного из основных заказчиков F–5E.

Самолёт получил название F–5G, что было определенным лукавством, с помощью которого предполагалось обойти Картеровские ограничения. F–5G не являлся модификацией F–5 а представлял собой совершенно новый самолёт.

Вместо двух небольших реактивных двигателей General Electric J85 –GE–21B установили один большой General Electric F404 –GE–100, такой же как на F/A–18.

Это позволило поднять тягу на 80%. В конструкции широко использовались композитные материалы, благодаря чему снизился вес. Был обновлён состав оборудования, самолёт получил возможность применять ракеты "воздух–воздух" AIM–7.

В 1979 году по проекту был нанесён первый удар — президент Картер наложил вето на продажу F–5G Тайваню, опасаясь ухудшения отношений с Китаем.
Впрочем, меньше чем через год был объявлен конкурс FX, и Northrop принял его условия, имея на руках уже практически готовый проект.

Однако злоключения только начинались. Следующий удар, гораздо более сильный, последовал в 1981 году. Президент Рейган решил не продолжать странные начинания Картера, и существенно ослабил ограничения на экспорт вооружений, в том числе разрешил продажу F–16 в полной комплектации.

Northrop оказался в совершенно идиотской ситуации — только что он был практически победителем, его проект был на голову выше конкурента, а сегодня у него нет никаких шансов, так как союзники уже выстроились в очередь за великолепным F–16.

Northrop не сдался, и приготовился бороться за экспортный рынок.

Теперь новый самолёт позиционировался как имеющий 80% возможностей F–16 по цене на 50% меньшей. Тяга двигателя была увеличена, был установлен многорежимный радар AN/APG–67, разработанный специально для нового самолёта. Теперь он мог применять практически любое вооружение из американского арсенала, включая ракеты воздух–воздух AIM–9, ракеты воздух–земля AGM–65 Maverick, а также широкий спектр управляемых и неуправляемых бомб. При этом F–20 оставался дешёвым, простым в обслуживании самолётом, который требовал в несколько раз меньше времени на подготовку к вылету, чем конкуренты.

В 1982 году самолёт сменил обозначение — теперь он получил индекс F–20 и имя Tigershark. Индекс открывал новый десяток и позамыслу маркетологов должен был позиционировать Tigershark как самолёт будущего.

Надо сказать, для того чтобы присвоить самолёту круглый индекс, ВВС пришлось пропустить индекс F–19. Это привело к некоторой медийной шумихе и послужило толчком к рождению нескольких городских легенд.

Northrop развернул мощную рекламную кампанию, с привлечением таких титанов как Чак Игер. 

Однако, несмотря на все усилия, ни одного контракта заключено не было.

Зарубежные заказчики попросту не видели в F–20 американский самолёт. Проект изначально был частной инициативой компании, государство не участвовало в разработке и не планировало принимать самолёт на вооружение.

На всех выставках и авиашоу Tigershark участвовал без американских опознавательных знаков.

Вдобавок, два из трёх прототипов потерпели катастрофу во время демонстрационных полётов — первый самолёт разбился в Южной Корее в 1984 году, второй — годом позже, в Канаде.

Причиной катастроф стало то, что F–20, пожалуй, был даже слишком хорош. Расследование показало, что в обоих случаях самолёты были полностью исправны. Пилоты попросту потеряли сознание во время выполнения слишком энергичных маневров. Тем не менее, это не добавляло энтузиазма потенциальным заказчикам.

В 1984 году ВВС выпустил отчёт по проекту FX. Военные оценивали F–20 как прекрасный самолёт, который не имеет ни малейшего экспортного потенциала. И дело было не в его характеристиках. ВВС лоббировали увеличение экспортных продаж F–16, стремясь снизить его стоимость за счет увеличения производства.

В том же году Northrop предпринял ещё одну попытку пристроить Tigershark, и предложил F–20 в качестве замены F–5E вэскадрильях "Агрессоров".

Военные походили вокруг маленького чудовища, увешанного с ног до головы бомбами и ракетами, и задумчиво протянули, что им бы нужно что–нибудь попроще и подешевле.

Буквально через несколько месяцев ВВС и флот объявили, что для учебно–тренировочных эскадрилий выбран модифицированный F–16.

Странное решение, учитывая что F–16 был явно не легче и не проще F–20. Очевидно, не обошлось без очередного лоббистского заговора, во всяком случае имеются сведения, что F–16 для "Агрессоров" поставлялись по цене ниже себестоимости, чтобы не допустить победы Northrop.

Аналогичная ситуация сложилась и с предложением F–20 в качестве истребителя Национальной гвардии. Tigershark со своей небольшой ценой и простотой обслуживания отлично подходил для Нацгвардии. Вдобавок, в отличие от F–16, он мог применять ракеты AIM–7 — это было одно из требований Нацгвардии. И тем не менее, снова был выбран F–16, и снова речь шла о снижении цены за счет увеличения производства. При этом самолёт пришлось доработать, чтобы он смог применять AIM–7.

Это был последний гвоздь в крышку гроба проекта Tigershark. Многие потенциальные заказчики были готовы приобрести самолёт при условии, что он будет принят на вооружение в США. С отказом Нацгвардии умерла последняя надежда на экспортные продажи.

В 1986 году проект Tigershark был закрыт. Northrop смогла создать прекрасный боевой самолёт, который оказался никому не нужен — отсутствие господдержки и лоббисты F–16 сделали своё дело. Впрочем, концепция недорогого, но мощного боевого самолёта оказалась крайне привлекательной: F–20 оказал сильное влияние на Saab Grippen, корейский F–50, тайваньский F–CK–1

Опубликовано на avia

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины