Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Владимир Михеев: Наши успехи несколько «подтолкнули» американский ВПК

12 января 2016
<
Увеличить фото...  

Советник первого замглавы КРЭТ рассказал о перспективных разработках Концерна в сфере РЭБ

Советник первого заместителя генерального директора КРЭТ Владимир Михеев рассказал в интервью об итогах прошлого года, планах на будущее, а также о перспективных разработках Концерна.

– Какие изделия КРЭТ поставил Минобороны в прошлом году?

Мы пока не имеем права детализировать данные по гособоронзаказу 2015 года. Могу сказать только по комплексам радиоэлектронной борьбы. В 2015 году мы передали в войска девять станций радиоэлектронной разведки «Москва-1», 10 вертолетов-постановщиков помех «Рычаг-АВ», восемь станций радиоэлектронной разведки и подавления «Красуха-2», 15 комплектов станции разведки и подавления «Красуха-4» и 20 комплектов станции радиоэлектронной разведки и защиты «Ртуть-БМ». Все это мы представили в ходе Международного авиакосмического салона МАКС-2015, и многие из изделий непосредственно с выставки отправились в войска.

Кроме того, в прошлом году мы поставили Минобороны несколько комплексов «Хибины» наращиваемого состава для Су-34, которые позволяют превратить данный истребитель-бомбардировщик в полноценный самолет РЭБ, способный защитить не только себя, но и всю авиагруппу.

В 2015 году мы также передали в войска первую партию адаптированных для военно-транспортной авиации комплексов РЭБ семейства «Витебск». Это первый опыт оснащения военно-транспортных самолетов такого рода системами. Они будут устанавливаться на Ил-76, Ил-78, Ан-72, Ан-124, Ил-112В и вертолеты типа Ми-8 и Ми-26.

– Над какими перспективными проектами сегодня работает КРЭТ?

– В прошлом году мы начали подготовку к серийному производству бесплатформенной инерциальной навигационной системы (БИНС) для авиационной и наземной техники. В 2017 году мы планируем завершить этот проект, стоимость которого составляет порядка 12-14 млрд рублей.

БИНС позволяет осуществлять с высокой точностью навигацию даже без связи со спутниками. Прежде всего они нужны для военной техники, но в последнее время данные системы стали все чаще устанавливать на борт гражданских авиалайнеров и беспилотников. Спрос на эти системы в мире сегодня очень велик.

КРЭТ на сегодня имеет две базовые модели БИНС – для гражданской и военной авиации. За последние два года была разработана перспективная платформа «БИНС-2015», которая практически при той же точности существенно легче и меньше военных систем, благодаря чему соответствует всем современным требованиям для установки на борт гражданских авиалайнеров. Мы планируем поставлять данную систему для МС-21 и для перспективных беспилотных летательных аппаратов.

На пороге нового технологического уклада

Мы продолжаем работы по совершенствованию систем РЭБ. В этом году мы завершаем разработку вертолетного комплекса РЭБ «Рычаг-АВМ», который с 2017 года начнет поступать в войска. Он мощнее «Рычага-АВ», обладает большим горизонтом действия, более функционален и по тактико-техническим характеристикам превосходит все существующие в мире аналоги.

Кроме того, сегодня КРЭТ работает и над новой станцией наземного базирования. По этой теме у нас открыта ОКР, которая завершается в следующем году. Это многофункциональная станция, которая будет защищать все виды и рода наших войск от высокоточного оружия, в том числе от средств нападения воздушно-космического базирования. Большего пока сказать не могу. Это очень серьезный проект.

Также мы ведем совместный с Фондом перспективных исследований (ФПИ) проект по созданию АФАР (активная фазированная антенная решетка) на основе технологий радиофотоники. В КРЭТ создана лаборатория, которая весь этот год успешно проработала, все необходимые этапы были своевременно закрыты.

Также мы продолжаем ОКР по созданию интегрированной модульной авионики нового поколения, так называемую ИКБО ИМА. ОКР эта открыта с 2012 по 2025 год. В 2015 году мы завершили разработку нескольких изделий, некоторые из них уже прошли сертификацию. В 2016 году мы планируем проведение работ по «привязке» разработанных комплексов к уже существующим либо перспективным бортам, таким как SSJ 100 и МС-21. После завершения этих работ наша доля в авионике для МС-21 поднимется до 82%.

– Сегодня ГОЗ составляет существенную часть в прибыли Концерна. Планируете ли вы это изменить в ближайшее время и если да, то как?

– Мы отдаем себе отчет в том, что обновление оснащения войск России в основном будет завершено к 2020 году. Это, конечно, не означает, что после 2020 года не будет ГОЗ, но его объемы существенно снизятся. Мы уже ведем активную работу по нивелированию негативных влияний этих изменений на деятельность Концерна. Вектор наших основных усилий будет смещаться в сторону экспорта и наращивания производства гражданской продукции.

Доля экспорта на сегодняшний день у нас составляет порядка 18%. К 2017 году мы рассчитываем довести эту долю где-то до 25%. Для этого нам предстоит проделать немалую работу.

Не считая нашей авионики, которая поставляется за рубеж в составе российских боевых и гражданских самолетов и вертолетов, мы поставляем на экспорт экспортные модификации комплексов «Хибины» и «Президент-С».

Сегодня вместе с «Рособоронэкспортом» прорабатываются контракты по наземной технике РЭБ. Это «Красуха-2», «Красуха-4» и «Москва-1». Они имеют паспорта экспортного облика, и мы можем эту технику поставлять на внешний рынок по линии ВТС.

Одновременно мы осознаем значение рынков гражданской продукции и уделяем работе с ними все больше внимания. КРЭТ располагает огромным количеством наработок, которые могут быть перенесены в гражданскую сферу. Это авионика, системы управления для энергетики и промышленности, решения в области робототехники и беспилотной авиации, медицинские приборы, программное обеспечение, решения в области информационной безопасности и многое другое. В последние годы мы ведем работу по систематизации этих наработок и трансформации их в готовые продукты для рынка.

– Ранее появлялись сообщения о продаже Египту комплексов «Президент-С». На какой стадии находится реализация этого проекта?

– Контракт подписан. Держателями контракта являемся не мы. С нашей стороны все готово и поставки вот-вот начнутся.

– Вы упомянули технологии на основе радиофотоники, развитием которых занимается КРЭТ. Не могли бы вы немного больше рассказать, что это за технологии и что они могут дать на практике?

– Мир сегодня стоит на пороге нового технологического уклада. Одним из его ключевых драйверов станет радиофотоника. Это можно сравнить с той ролью, которую сыграла микроэлектроника в технологическом переходе, начавшемся в 1970-е годы.

Я приведу пример. Тактовые частоты современных компьютеров – это единицы, 2-4 ГГц. Так вот, квантовые компьютеры, которые будут обрабатывать информацию в оптическом диапазоне, будут иметь тактовую частоту 700 ТГц, то есть мы сегодня даже не до конца понимаем, какие это открывает перед нами возможности.

Что касается именно радиофотоники – у современного локатора частота излучения 10 ГГц, 3 см с шириной спектра 1-2 ГГц, а у РОФАР эта частота может составлять от 1 Гц до 100 ГГц одновременно. То есть он одновременно «видит» местность во всем этом диапазоне. На практике это означает, что РОФАР может давать детализированное, объемное изображение того, что происходит на расстоянии сотен километров от него. На дальности, скажем, 400 км мы сможем не просто увидеть человека, а узнать его лицо. Какие бы кто ни ставил помехи, мы все равно выберем окно прозрачности, где нет ничего, и в этом окне прозрачности заглянем за горизонт.

Как вы понимаете, реализация этой разработки позволит существенно нивелировать технологии «стелс», которым так много внимания сегодня уделяют за океаном.

Одновременно применение РОФАР позволит снизить заметность самолетов в инфракрасном диапазоне и существенно сэкономить топливо. Все современные приборы, преобразовывая СВЧ-энергию из обычных 220 вольт, имеют КПД 20-30%. Имея 20% КПД, мы имеем 80% тепла, которое нужно куда-то прятать, поэтому современные бортовые РЛС нуждаются в тяжелых и энергоемких системах охлаждения.
При преобразовании оптики в фотоновом кристалле в СВЧ-излучение КПД может составлять 70, 80 и даже 90%. Здесь эта проблема решена изначально.

– Когда это может быть реализовано?

– Весь запланированный срок проведения НИОКР по этой теме составляет 4,5 года. Год мы уже отработали. Через три года мы покажем опытный образец, который подтвердит, что это устройство создано и работоспособно. После этого начнется подготовка к его серийному производству и интеграции на существующие и перспективные платформы.

– Вы отслеживаете, какие меры противодействия вашим системам разрабатывают в США и других странах?

– Все средства РЭБ КРЭТ изначально разрабатывает с учетом тех аналогов, которые существуют или разрабатываются в самых передовых странах.

Это абсолютное правило не только для нас, но и для наших потенциальных противников и технологических конкурентов. В этом смысле наши успехи несколько «подтолкнули» американский ВПК. Сейчас они начали разработку своего нового вертолетного палубного комплекса РЭБ и задали еще целый ряд работ, в том числе и в направлении, которое у них называется «радиоэлектронная война».

Рэбовская тематика в самое ближайшее время получит очень мощный импульс развития как с одной, так и с другой стороны. Чтобы убедиться в этом, достаточно внимательно посмотреть на события в Сирии.

– В США около пяти лет назад был принят на вооружение самолет РЭБ EA-18 Growler. Есть ли в России аналогичные системы?

– EA-18 Growler создавался как радиоэлектронное прикрытие для истребителя пятого поколения F-35. Этот самолет вобрал в себя все достижения американской промышленности в сфере РЭБ. Growler несет на борту пассивную станцию радиотехнической разведки, подвесные контейнеры станции активных помех (САП) и САП УКВ-радиосвязи, а также противорадиолокационные ракеты. Очень серьезный, но очень дорогой набор.

Мы пошли несколько иным путем, более, на наш взгляд, рациональным. У нас есть несколько платформ, подходящих для выполнения аналогичных задач. Прежде всего это, конечно, истребитель-бомбардировщик Су-34. Мы исходим из концепции универсальности – то есть в случае необходимости в условиях аэродрома любой самолет тактической авиации может быть дооснащен необходимыми средствами для ведения РЭБ. Это дешевле, и это очень эффективно.

Речь прежде всего идет о подвесных контейнерах «Хибины» наращиваемого состава для Су-34, которые работают вместе с бортовой РЛС и бортовым комплексом обороны «Хибины-10В». Су-34 может использоваться как полноценный постановщик помех, в отличие от американского аналога F-15E, который берет на борт лишь средства индивидуальной защиты, способный прорвать любую систему ПВО. «Хибины» позволяют прикрывать действия целой авиагруппы, но при этом превосходят американский аналог по ключевым характеристикам.

Создаются разные контейнеры, специализирующиеся, условно говоря, на Igis, Patriot или AWACS. Они могут быть разнесены по одному на каждый самолет в группе, которая, таким образом, получает возможность подавления всего спектра радиоэлектронных систем противника. В ходе выполнения боевого задания самолеты обмениваются между собой информацией, объединяя получаемые данные о противнике и координируя противодействие.

http://kret.com/news/10246/

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 5 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины