Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

... броневой ударный батальон!

25 декабря 2015
<
Увеличить фото...  

Читатели, просматривавшие мой цикл статей о ПРО (1, 2, 3), безусловно могли заметить то, что «текст песни немного не окончен».

Как должны были отметить и тот факт, что рассуждая о концепции глобального быстрого удара, дилемме ПРО и противодействии новым доктринам США в вопросе борьбы с ядерным потенциалом России — я в итоге обошёл вниманием саму систему ПРО, которую уже достаточно давно эксплуатирует СССР (а теперь — Россия) и пытается выстроить США.

Причина тому, в общем-то, была. Поскольку тот человек, с которым мы иногда по старой памяти обсуждаем ракетно-ядерные дела и который навёл меня на мысли о «Статусе-6», предложил в разговоре месячной давности не писать пока что о российском ПРО. Мол, скоро сам увидишь новости, а с ними и писать будет полегче, благо, мысли у тебя в правильном направлении идут...

Новости, в общем-то, пришли, и на русском их тоже оттранслировали.

После чего немалая часть «ультрапатриотов» взорвалась бурей эмоций: «Ну всё, звизда америкашке! Собъём все их МБР и спутники!»

Насколько же это реально?

Для того, чтобы понять возможности нового и засекреченного комплекса противоракет А-235 «Нудоль», необходимо учесть два простых факта:

1) Большая часть информации о ракетной технике 1960-1980х годов уже рассекречена и лежит в открытом доступе. Кроме того, тенденции и заделы технологий 2010х годов во многом можно увидеть и в изделиях начала 1960х.

2) К концу 1980х годов технология ЖРД, РДТТ и ракетостроения в целом уже вышла на свой «уровень насыщения», в силу чего инновации в ракетном деле сегодня даются очень скупо и никакого «роста в разы», а тем более на порядки, уже невозможно представить. Не потому, что не хочется. Хочется, и даже очень. Да вот только всякие объективные законы физики, химии и других точных наук сделать этого не позволяют.

И, поэтому, начнём с одного интересного документа.

Это — страница из настоящего британского шпионского отчёта, рассекреченного в 1990х годах и посвящённого ноябрьскому параду 1964 года на Красной площади, на котором СССР впервые показал «городу и миру» противоракеты дальнего радиуса действия системы ПРО Москвы, которые впоследствии стали известны под кодовым наименованием "система А-35 «Алдан»."

Здесь необходимо сделать важное замечание. Часто ракеты и системы, в которые они входят, путают. В частности, система ПРО — это не только противоракеты, но и направляющие их радары, без которых часто противоракеты слепы и беспомощны.

Но в рамках нашего рассказа мы сосредоточимся именно на противоракетах, а вопрос радаров вскользь поднимем только в конце и оставим на следующую часть.


Машины комплекса А-35 «Алдан» с противоракетами 5В61 / А-350Ж на Параде в Москве 7 ноября 1967 года

Интересно, что достаточно детальная информация о строении противоракеты дальнего радиуса действия 5В61 / А-350Ж, включая её примерные лётные характеристики и достаточно правильные догадки о её внутреннем устройстве была почерпнута британскими шпионами отнюдь не путём подкупа каких-либо советских инженеров или конструкторов, а лишь на основе анализа... фотографий ракетного комплекса.

Вот вам страницы оригинального отчёта, для самостоятельного изучения:

Как видите — никакой магии.

Именно так и получается большинство якобы «секретной» информации: путём анализа её утечек в открытых источниках, а то и в виде прямой фиксации представленного на парадах, военных выставках или же на боевых манёврах войск противника.

Например, во многом исключительно для данных целей поддерживался в СССР громадный флот научных и рыболовецких судов — практически любые военно-морские учения стран НАТО тут же сопровождались либо «ловцами тунца», либо же скромными «исследователями коралловых рифов».


Противоракета 5В61 / А-350Ж комплекса А-35 «Алдан», без пускового контейнера и с развёрнутыми стабилизаторами.

Однако, вернёмся к баллистическим характеристикам А-35 «Алдан» (ракета 5В61 / А-350Ж). Как видите, древний аналог современной и перспективной А-235 «Нудоль» уже был реальной заатмосферной ракетой. То есть — тем самым «убийцей спутников», о котором вдруг решила сегодня покричать пропаганда.

На первой диаграмме достаточно точно оценена как максимальная дальность противоракеты (270 километров при угле запуска 75° к горизонту, до 720 километров при угле запуска в 40° к горизонту), так и её предельная высота поражения цели (около 600 километров).

Понятное дело, на таких предельных расстояниях и высотах полёт противоракеты уже должен был быть практически баллистическим, а время подлёта к цели составило бы не менее 5 минут (300 секунд), поэтому фактически для реальных ракет 5В61 / А-350Ж было принято предельное время поражение цели в 180 секунд, что соответствовало расстоянию от точки пуска «по прямой» в 400 километров.


Характеристика старта ракеты по данным британского отчёта.

Надо сказать, что только по внешнему виду ракеты британские шпионы весьма точно угадали её характеристики. Реальная 5В61 / А-350Ж на 80-й секунде могла поразить цель на высоте в 130 км при запуске по зенитной траектории, по расчётам же британцев она могла бы это делать на высоте в 400 000 футов (около 122 км).

Достаточно точно определили британцы и углы пуска противоракет: для запуска реальных советских противоракет использовались крутые, зенитные траектории, которые учитывали специфику траекторий МБР и соответствовали двум фиксированным углам запуска в 78° и в 60° градусов, а в британском отчёте предполагались углы в 75° и в 60° градусов. Такова специфика нашего подлунного мира — в конечном счёте это только в анекдотах «в военное время значение синуса может доходить до трёх», а в реальной жизни ускорение свободного падения или формула Циолковского действуют на всех одинаково. Вне выбранного вероисповедания, идеологии или же преимуществ данного в ощущениях социального строя.


Стартовые комплексы противоракет системы А-35 «Алдан» (ракета 5В61 / А-350Ж) в подмосковном Клину.

Посмотрим именно такими, физически-отстранёнными глазами, на перспективную систему ПРО А-235 «Нудоль».
В конечном счёте, именно А-35 «Алдан», через свою модификацию А-135 «Амур» с противоракетой 51Т6 являлся тем прототипом, на основе которого потом создавалась перспективная противоракета А-235.

Уже в ракете 51Т6 комплекса А-135 «Амур» мы видим развитие характеристик 5В61 / А-350Ж. Даже визуально видно, что ракета становится тяжелее, меняется её первая ступень, увеличивается общая длина.

За счёт таких модификаций достигается большая дальность и скороподъёмность — даже по самым консервативным данным противоракета 51Т6 комплекса А-135 «Амур» имеет предельную дальность в 600 километров «по прямой». В некоторых источниках говорится и о 900 километрах дальности противоракеты 51Т6, но тут скорее речь идёт вариантах баллистического поражения цели, исключительно в расчёте на мощность и радиус поражения ядерного заряда спец-БЧ.

Поднята у 51Т6 и предельная высота поражения цели, которая составляет для 51Т6 около 700 километров при запуске её по зенитной траектории.


Массо-габаритный макет противоракеты 51Т6 комплекса А-135 «Амур» в подмосковном Софрино.

Такие параметры противоракеты покупаются уже достаточно дорогой ценой. Достаточно одного взгляда (привет, британские шпиёны!), чтобы понять, что 51Т6 всё-таки весит около 45 тонн, а не 33 тонны, как её предшественница 5В61 из комплекса А-35.

За всё в жизни надо платить.

Например, у США с созданием нормальных противоракет не задалось именно по причине нежелания учёта данного фактора. Ограничивающим моментом для них стало неистребимое желание американских адмиралов любой ценой использовать для запуска противоракет возможности штатной флотской пусковой ракетной установки Mk-41.
Именно из этой установки американцы производят запуски всего, что мы только видим и слышим в новостях — и крылатых ракет «Томагавк», и зенитных ракет RIM-7 «Си Спэрроу», и зенитных управляемых ракет SM-2 «Стандарт» системы«Иджис».


Запуск SM-3 из установки Mk-41

Максимальная длина ракеты в системе Mk-41 может составлять 7,7 метра, а вес ракеты вместе с капсулой ограничен 14,5 тоннами (для так называемой «ударной» версии пусковой установки). Ограниченным является и диаметр единичного пускового модуля, который для «ударной» версии составляет 584 мм (23 дюйма), то бишь лишь немногим больше полуметра.

Попытки флота как-то улучшить стандартную пусковую установку Mk-41 пока что привели к дилемме «расстояния между задницами древнеримских лошадей» — новая пусковая установка Mk 57 для американского флота может вместить ракетный контейнер с полной массой в 15,2 тонны, что всё равно чертовски мало для нормальной противоракеты системы ПРО!

В таких условиях, исходя из доступных для ЖРД или РДТТ удельных импульсов и принимая во внимание формулу Циолковского, можно понять, что в контейнер стандартной Mk-41 можно поместить весьма специфические ракеты — либо получается засунуть туда дозвуковой, простой и весьма тихоходный «Томагавк», либо же, если пытаться поместить туда нормальную, мощную и скороподъёмную противоракету системы ПРО — то получается какой-то жуткий эрзац с весьма ограниченными возможностями.

Речь, конечно, идёт о надежде американского ПРО — ракете SM-3.


Схема размещения различных ракет в стандартных контейнерах Mk-41.

Ракета SM-3 «Стандарт» была создана на базе обычной зенитной ракеты SM-2 того же типа.

Вес ракеты SM-3 по сравнению с советскими 51Т6 и даже более древними 5В61 практически игрушечный — она весит всего лишь около 1,5 тонны.

Как следствие, даже для обеспечения дальности поражения при настильной траектории в 500 километров при максимальной высоте поражения объекта в 250 километров, которые были заявлены для SM-3 — приходится соответственно с её стартовой массой уменьшать и вес её боевой части.

В итоге реальным оружием SM-3 является не какая-нибудь спец-БЧ, весящая всё-таки под добрую сотню килограмм, а обычная лёгкая кинетическая болванка,  называемая LEAP (lightweight eхo-atmospheric projectile — заатмосферная легкая боеголовка) и весящая всего около 30 килограмм:


LEAP с включёнными двигателями коррекции траектории в представлении художника.

По сути дела LEAP представляет собой небольшой маневрирующий аппарат, двигающийся с собственной скоростью около 2,7 км/секунду. Учитывая, что LEAP движется навстречу цели, вектор её скорости складывается с вектором скорости цели, которая и сама может двигаться с суборбитальными (МБР и её боеголовки) или первыми космическими скоростями (спутники).

Итогом такого подхода является уже как-то разобранный мною парадокс орбитального кинетического перехватчика — весящая около 30 килограмм боеголовка LEAP при столкновении с целью высвобождает около 130 мегаджоулей кинетической энергии, что соответствует взрыву 31 килограмма тринитротолуола, что, в общем-то, больше её собственного веса.

Однако, понятным образом, принцип кинетического воздействия требует от боеголовки SM-3 как минимум двух обязательных моментов: во-первых, противоракета SM-3 должна стартовать на курсе перехвата, а не вдогонку МБР или спутнику, и, во-вторых, от LEAP требуется беспрецендентная точность попадания: ей надо точно угодить именно в контур МБР или спутника, а иначе принцип кинетического воздействия просто не сработает.

Понятное дело, даже с учётом корректировки радарами системы «Иджис», сама по себе SM-3 отнюдь не обеспечивает такой выдающейся точности.


SM-3 в сборочном цеху компании «Рейтеон». Как видите, по сравнению с 51Т6 и 5В61 всё выглядит более, чем скромно.

Функцию окончательного наведения и обеспечения попадания в цель берёт на себя уже система самой LEAP. По утверждениям разработчиков, LEAP способна за счёт своей двигательной системы осуществить коррекцию в пределах 3-5 километров при условии, что цель находится на предельной дальности поражения в 500 километров.
Понятным образом, при меньших расстояниях до цели, задача корректировки баллистической траектории для LEAP усложняется — у неё просто не хватает времени на то, чтобы обеспечить соответствующее отклонение от начальной траектории для точного попадания в цель.

Отсюда, в общем-то, и понятна логика американского «Евро-ПРО», как и принцип противодействия его развёртыванию.

Во-первых, абсолютно понятно, что система «Евро-ПРО», построенная на использовании SM-3, просто «не достанет» до стартующих российских МБР — даже для случая запуска «Ярса» из Козельска, не говоря уже о «Тополях» из Барнаула.

Тут включится в действие сразу два фактора: с одной стороны, при выходе из атмосферы на высоту поражения LEAP-ом, третьи ступени «Ярсов» или «Тополей» уже имеют скорость около 4-5 км/c, что сразу же обесценивает кинетическую природу перехватчика, в этом случае движущегося по догоняющей траектории, и, с другой стороны, общее время активного участка первой и второй ступени «Ярса» или «Тополя», составляющее всего лишь около 120 секунд, не позволяет перехватчику на базе SM-3 выйти на нужную высоту за отведенное ему время после засечки старта МБР из позиционного района.

В общем-то, все эти вещи хорошо разобраны в американской аналитической статье, которая тоже разочаровано утвержает «нет, не перехватим»:


Запуск ракет-перехватчиков SM-3 из Польши: не успеем!

При этом я должен сказать, что данная статья достаточно оптимистично оценивает возможности совершенствования SM-3.

Так, для SM-3 Block IA/B дальность поражения цели заявлена в 700 километров (что уже, если честно, лежит на баллистической части траектории, по факту, дай бог, чтобы ракете в существующей модификации хватало бы сил на 500 километров дальности), а вот для перспективной ракеты SM-3 с боевой частью Block IIA, которая по своим размерам уже вплотную приблизится к «Томагавку» и к предельному размеру контейнера пусковой установки Mk-41, она заявлена... в 2500 километров, что вообще находится за пределами «добра и зла».


Заявленная эволюция дизайна SM-3. По факту будущий Block IIA займёт весь отведенный полезный объём контейнера установки Mk-41.

2500 километров для противоракеты ПРО — это уже слишком много. Даже на баллистической, заатмосферной скорости в 4-5 км/секунду это составляет около 500 секунд полёта. В то время, как активный участок полёта «Ярса» или «Тополя», даже с учётом отработки третьей ступени, составит около 180 секунд. Понятное дело, после этого момента перехватчику надо будет иметь дело с массой ложных целей, постановщиков помех и прочей «требухи» из головной части ракеты, а инфракрасные головки самонаведения LEAP будут бесполезны против молчащих и холодных боеголовок, летящих по баллистической траектории в массе ложных целей.

Однако, опасность в развёртывании Евро-ПРО, безусловно, есть. Рассуждая о радарах раннего обнаружения, я подчёркивал, что чем ближе они находятся к территории вероятного противника, тем быстрее и чётче они определяют точки запуска ракет.

С этой точки зрения — радар Евро-ПРО в Чехии безусловно станет первейшей целью для упреждающего удара. Ну а если удар нанести не удастся, то от встречающих боеголовки на территории США комплексов SM-3 российские МБР и БРПЛ должны защитить те самые гиперзвуковые маневрирующие блоки, о которых я уже как-то писал.

Это эдакое «кинетическое оружие наоборот», для которого осуществить манёвр в 3-5 километров по высоте или по курсу на расстоянии в 300 километров — просто плёвое дело. И который уже не достать никаким маневрирующим блоком LEAP.

Однако, проблема развёртывания новой системы ПРО А-235 «Нудоль», славной наследницы А-35 «Алдан» и А-135 «Амур», отнюдь не ограничивается констатацией отрадного «у нас толще, тяжелее, дальнобойнее и скороподъёмнее».

Дело как раз и состоит в том, что выход из системы ПРО, который устроили США, приведёт неизбежно к новому витку напряжённости и гонки вооружений.

И об этом — в следующем материале.

Как и возможных параметрах системы ПРО А-235, которые мы, опять таки, выстроим исключительно из открытых источников.

Оригинал взят у alex_anpilogov

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины