Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Разные грани операции «Лайнбэкер-2»

26 июня 2015

Особое место в американо-вьетнамской войне 1964–1973 годов занимает проведенная в период с 18 по 30 декабря 1972-го воздушная операция под кодовым наименованием «Лайнбэкер-2». К участию в ней было привлечено 188 стратегических бомбардировщиков В-52, 48 тактических истребителей-бомбардировщиков F-111A и более 800 самолетов других типов, то есть вся группировка стратегической, тактической и авианосной авиации США, базирующаяся на этом театре военных действий. Оценка эффективности проведенной операции сторонами конфликта диаметрально противоположна.

Михаил Ходаренок (главред ВПК, бывший офицер ПВО)

Воздушная операция продолжалась 12 суток. За это время было совершено 33 массированных удара: 17 – стратегической авиацией, 16 – тактической и авианосной, осуществлено 2814 самолетовылетов, в том числе 594 – стратегическими бомбардировщиками (сразу отметим и больше не будем возвращаться к этому вопросу – все наши и все американские цифры незначительно расходятся). Со времени окончания Второй мировой войны и по сей день стратегическая авиация США никогда не применялась столь массированно, как в декабре 1972 года, а потому уроки тех ожесточенных и невиданных по силе бомбардировок еще долго не утратят своей актуальности. В США операция «Лайнбэкер-2» нашла отражение на страницах десятков книг, монографий и исследований. У нас в свет вышел, пожалуй, только один аналитический материал, подготовленный группой генералов и офицеров Главного штаба Войск ПВО.

Политические нестыковки

Разница в подходах к операции бросается в глаза уже с оценки общей военно-политической обстановки.

“ С 18 по 30 декабря был уничтожен 81 американский самолет и налеты прекратились. Большинство машин сбили зенитные ракетные комплексы, они и решили исход войны. Мир был подписан на условиях Северного Вьетнама ”

Согласно мнению отечественных специалистов в начале октября 1972 года делегация ДРВ и РЮВ на переговорах в Париже с представителями США и сайгонского режима внесла на обсуждение проект Соглашения о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме. В этом проекте ДРВ и РЮВ предложили прекратить войну на всей территории Вьетнама и всякое военное участие США в Южном Вьетнаме, полностью вывести из Южного Вьетнама войска США и их союзников и возвратить всех лиц, захваченных в плен и находящихся в заключении. Однако США якобы отказались от своего согласия и перенесли срок парафирования на 24 октября, а подписание – на 31 октября. Проявляя добрую волю, ДРВ согласилась с этими изменениями, но предупредила американскую сторону, что вопрос не может затягиваться бесконечно. Однако США вновь потребовали переноса сроков подписания. Эти действия американской стороны, по оценкам отечественных специалистов, поставили под угрозу срыва подписание соглашения. В ходе продолжавшихся с 20 ноября по 13 декабря 1972 года переговоров американская сторона всячески затягивала сроки подписания соглашения, непрерывно предлагая поправки и уточнения в тексты соглашения и протоколов к нему. 13 декабря переговоры были прерваны, и военно-политические круги США, пытаясь силой навязать вьетнамской стороне свои условия подписания соглашения, возобновили удары с воздуха по объектам ДРВ. Резкое осуждение внешней политики США в странах Юго-Восточной Азии со стороны Советского Союза и других стран социалистического лагеря, их военная, экономическая, дипломатическая и политическая помощь, стойкость и мужество вьетнамского народа, давшего достойный отпор воздушным пиратам, вынудили правительство США с 30 декабря 1972 года прекратить бомбардировки ДРВ севернее 20-й параллели. Новый этап переговоров по Вьетнаму начался 8 января 1973 года в Париже. 27 января он завершился подписанием Соглашения о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме.

Это, подчеркнем, суждения и выводы советской стороны (стилистика сохранена).

Совершенно противоположный подход в оценке ситуации демонстрируют Соединенные Штаты. Как утверждают американские исследователи, главная задача операции «Лайнбэкер-2» заключалась в том, чтобы усадить неуступчивое руководство ДРВ за стол мирных переговоров (они шли в Париже начиная с 1968-го), которые северовьетнамские представители отказались продолжать. Для Вашингтона в декабре 1972 года складывалась откровенно мрачная ситуация. Процесс «вьетнамизации» и сокращения американского военного присутствия уменьшил численность контингента вооруженных сил США в Южном Вьетнаме до 26 тысяч человек. Этого было совершенно недостаточно для победы в войне, зато вполне хватало для бесславного ее завершения. Между тем в 1972 году на Белый дом оказывала беспрецедентное давление как международная, так и собственная американская общественность, требовавшая скорейшего завершения конфликта. Поэтому в Вашингтоне, подчеркивают американские эксперты, посчитали необходимым в достаточно короткое время нанести Северному Вьетнаму такие потери и разрушения, которые повлияли бы на позицию официального Ханоя. Президент США Ричард Никсон призвал военно-воздушные силы спасти ситуацию. И в период с 18 по 29 декабря 1972 года ДРВ подверглась мощным бомбовым ударам. Причем в ходе этой «одиннадцатидневной войны» (так назвали «Лайнбэкер-2» некоторые исследователи) в отличие от операции «Лайнбэкер-1», проводившейся незадолго до ее начала, налетам подвергалась не вся достаточно обширная территория Северного Вьетнама. На сей раз главные усилия стратегической авиации предполагалось направить исключительно против столичного региона – своеобразного военно-индустриального центра ДРВ.

Основным самолетом для проведения предстоящей операции должен был стать всепогодный B-52. Данный выбор командования ВВС США объяснялся двумя причинами. Во-первых, сезон муссонов во Вьетнаме приходится и на декабрь, следовательно, неблагоприятные метеоусловия оказывали огромное влияние на планирование ударов. Во-вторых, «Стратофортресс» являлся краеугольным камнем ядерной триады Америки и считался особо ценным оружием. По словам советника национальной безопасности Генри Киссинджера, этот бомбардировщик был способен «встряхнуть воображение и подорвать дух». Короче говоря, В-52 сочли в Белом доме самым подходящим средством для того, чтобы заставить руководство ДРВ возобновить переговоры в Париже.

Как только Ханой сигнализировал о своем желании возобновить мирные переговоры, операция «Лайнбэкер-2» была немедленно прекращена. Некоторые офицеры и генералы ВС США и поныне считают это ошибкой. Они убеждены: если бы Соединенные Штаты продолжали удары с прежним размахом и мощью, Северный Вьетнам мог капитулировать и признать военное поражение. Вместо этого Ханой обеспечил себе за столом переговоров в Париже политическую победу. Впоследствии она была трансформирована в полномасштабное военное завоевание Южного Вьетнама.

Обратим еще раз внимание – советская оценка: «Резкое осуждение внешней политики США в странах Юго-Восточной Азии со стороны Советского Союза и других стран социалистического лагеря, их военная, экономическая, дипломатическая и политическая помощь, стойкость и мужество вьетнамского народа, давшего достойный отпор воздушным пиратам, вынудили правительство США с 30 декабря 1972 года прекратить бомбардировки ДРВ севернее 20-й параллели». Американская: «Как только Ханой сигнализировал о своем желании возобновить мирные переговоры, операция «Лайнбэкер-2» была немедленно прекращена».

Невольно складывается впечатление, что речь идет о разных событиях и разных операциях. Более того, в текстах некоторых наших политруков были и такие оценки: «18 декабря 1972 года американцы начали мощную воздушно-наступательную операцию, чтобы вынудить противника подписать мир на своих условиях. С 18 по 30 декабря был уничтожен 81 американский самолет и налеты прекратились. Большинство машин сбили зенитные ракетные комплексы, они и решили исход войны. Мир был подписан на условиях Северного Вьетнама. «Бондаренко подписал мир своими ракетами», – так тогда говорили политбойцы (справочно: генерал-лейтенант артиллерии Федор Михайлович Бондаренко, командующий ЗРВ ПВО страны в 1968–1973 годах).

Словом, в наших военных умах и поныне нет ясности даже в том, кто же и кого усадил за стол переговоров. Отечественная и американская версия расходятся на 180 градусов. А это уже принципиально – это относится к общим итогам операции «Лайнбэкер-2».

Чем славятся наши военно-исторические труды и официальная военная аналитика, так это полным отсутствием последовательности и логики изложения. В частности, подробного описания порядка проведения операции «Лайнбэкер-2» в отечественных источниках нет. Есть некоторые эпизоды, моменты, штрихи, но целостная картина, к сожалению, отсутствует. Поэтому есть смысл напомнить читателям, как проходила операция «Лайнбэкер-2».

Многие военные в США считали: решение Ричарда Никсона отстало от реальной обстановки минимум на семь лет, поскольку операцию подобной мощи и такого размаха следовало начинать в 1965 году, когда Северный Вьетнам был практически незащищен от ударов с воздуха. К декабрю же 1972-го ситуация стала качественно иной – теперь путь к объектам ДРВ преграждала самая мощная система противовоздушной обороны в Юго-Восточной Азии, созданная с помощью СССР и Китая. Ее возможности высоко оценивались в Пентагоне, в частности некоторые американские генералы и офицеры высказывали опасения, сможет ли стратегический бомбардировщик В-52 – главная ударная сила стратегического авиационного командования ВВС США – справиться с поставленными задачами.

По американским данным, боевой состав группировки ПВО Северного Вьетнама включал 145 истребителей-перехватчиков МиГ-21, 26 зенитных ракетных дивизионов СА-75М (из них 21 в районе Ханоя/Хайфона), многочисленные подразделения ствольной зенитной артиллерии. Огневые средства использовали в своей работе данные от разветвленной системы радиолокационной разведки. Устойчивое управление силами и средствами противовоздушной обороны обеспечивала сеть командных пунктов.

Ход операции

Как особо подчеркивают американские исследователи, офицеры-операторы ВВС США сформировали список целей на территории Северного Вьетнама, по которым предстояло нанести авиаудары, с учетом двух обстоятельств: требовалось по возможности избежать значительных жертв среди мирного населения (дабы не вызвать нового всплеска бурных протестов во всем мире, в том числе и в самих Соединенных Штатах) и не разбомбить лагеря американских военнопленных. В штабах, на авиабазах, складах авиационных средств поражения и горюче-смазочных материалов вооруженных сил США, разбросанных на огромных пространствах Тихоокеанского ТВД, вспоминают участники событий, закипела работа. Все объекты военной инфраструктуры ВВС походили в тот период на разворошенный муравейник.

Намечалось осуществлять налеты «Стратофортрессов» на ДРВ с авиабаз «Андерсен» (тихоокеанский остров Гуам, здесь находились 99 B-52G и 53 B-52D) и «У-Тапао» (Таиланд, 54 B-52D). Боевой вылет с Гуама занимал по времени 12–14 часов и требовал дозаправки в полете. Из Таиланда до объектов удара в Северном Вьетнаме можно было долететь за три-четыре часа.

Все В-52D были оснащены последними модификациями аппаратуры РЭБ. Однако средства РЭБ В-52G уступали в эффективности В-52D. Это различие в оборудовании бомбардировщиков самым фатальным образом сказалось на судьбе некоторых экипажей, поскольку недоработанные варианты В-52G оказались наиболее уязвимы для огня ЗРК СА-75М.

При планировании операции «Лайнбэкер-2» пришлось тщательно рассчитывать маршруты рейдов В-52, определять наиболее оптимальные интервалы между «Стратофортрессами» и высоты полетов, бомбовые загрузки. Так, при прокладке маршрутов учитывались разведданные об обнаруженных позициях ЗРК СА-75М, близость китайской границы и силы преобладающих ветров.

Самым подходящим для сложившихся условий обстановки был признан боевой порядок из групп (формаций). Каждая включала три бомбардировщика, отделенных друг от друга на 500 футов по высоте и одной миле по дальности. Такое построение в воздухе способствовало эффективному противодействию РЭС ЗРК с помощью средств РЭБ B-52. Однако это было возможно только в том случае, если формация сохраняла свою целостность, а потому любому командиру корабля, который сознательно нарушит боевой порядок, грозил военный трибунал. Штаб САК обязал пилотов не уклоняться от маршрута, даже если самолет мог подвергнуться обстрелу зенитными ракетами или быть атакован истребителями-перехватчиками, вплоть до момента сброса бомб. Скорость и направление поворота машин после этого были такими, чтобы В-52 как можно быстрее покинули зоны огня ЗРК.

17 декабря 1972 года Комитет начальников штабов направил командующим объединениями вооруженных сил США в зоне Тихого океана и руководству стратегического авиационного командования (а также подчиненным им оперативным инстанциям) приказ, текст которого гласил: «Вам предписывается начать операцию в 12.00 18 декабря 1972 года. В течение первых трех дней – максимальные усилия стратегических бомбардировщиков В-52 и тактической авиации в ударах по целям в районе Ханоя/Хайфона (список целей прилагается). Задача – максимальное разрушение отобранных военных целей около Ханоя/Хайфона. После первых трех дней будьте готовы продолжить операцию по получении соответствующих указаний.

При этом руководствоваться следующими требованиями:

1. Наносить удары при любых метеоусловиях.

2. При действиях над территорией ДРВ использовать все доступные по обстановке средства без ущерба для операции. В чрезвычайных ситуациях с самолетами использовать территорию Лаоса и Камбоджи.

3. Если ситуация для повышения эффективности действий и минимизации собственных потерь вновь требует поразить северовьетнамские авиабазы и позиции зенитных ракетных войск, наносить (при необходимости) по запланированным целям повторные удары.

4. Минимизировать потери среди мирного населения. Не допустить ударов по гражданским морским судам третьих стран при бомбардировке порта Хайфон».

Последний пункт требует особого пояснения.

Противоракетные и противосамолетные маневры экипажам В-52 запрещались не только потому, что они вели к разрушению формаций из трех самолетов и снижали эффективность РЭБ. Подобные эволюции привели бы к ошибкам в бомбометании, поскольку при планировании поражения целей предполагалось, что бомбы будут сброшены на точно установленной высоте, при определенном местоположении самолета. Если бы координаты точки сброса изменились даже незначительно, бомбы могли упасть на гражданские объекты и дома мирных жителей.

Как утверждают американские источники, В-52 приказывали вернуться на аэродром вылета не отбомбившись в случае отсутствия у радар-навигаторов стопроцентной уверенности в том, что они находятся над намеченной целью. Кроме того, от экипажей требовали постоянно уточнять маршрут полета, быть абсолютно убежденными в том, что самолеты идут к назначенным целям, не маневрировать на боевом курсе, чтобы избежать поражения ЗУР и истребителями-перехватчиками примерно в течение четырех минут до точки сброса бомб. Именно в этот промежуток времени вероятность гибели бомбардировщиков возрастала до максимума.

Подобные ограничения, определенные военными и политическими установками на операцию, привели к тому, что в ходе декабрьских авианалетов в Ханое были убиты 1318 мирных жителей, а в Хайфоне – 306. Бесспорно, статистика все равно трагическая. Однако при этом надо помнить, что на данные города американцы сбросили 20 тысяч тонн авиационных бомб. Тогда как в течение девяти дней бомбардировки на Гамбург в 1944 году обрушилось менее 10 тысяч тонн бомб, которые лишили жизни 30 тысяч немцев. Вот почему в Пентагоне до сих пор считают утверждения о «неразборчивой бомбежке» в декабре 1972-го необоснованными.

Два первых дня

18 декабря 1972 года стало первым днем операции «Лайнбэкер-2». Примерно в 14.40 по местному времени с авиационной базы ВВС США «Андерсон» на острове Гуам начали подниматься в воздух B-52. Старт 87 бомбардировщиков, взлетавших тремя волнами, продолжался в течение почти двух часов. «Стратофортрессы» сопровождали самолеты-заправщики KC-135, а впоследствии к ним пристроились истребители-бомбардировщики F-4 и F-105 (они в рамках программы «Дикая ласка» предназначались для ударов по позициям ЗРК), постановщики помех ЕВ-66, постановщики пассивных помех F-4, самолеты и вертолеты поисково-спасательных команд.

Позже к гуамской «армаде» присоединились 42 бомбардировщика В-52 с таиландского аэродрома У-Тапао. Еще никогда со времен Второй мировой войны, подчеркивают американские специалисты, на противника США не шла подобная по мощи воздушная эскадра.

Целями B-52 в первый день были авиабазы «Кеп», «Хоа-Лак» и «Фук Кинх», авторемонтный завод в Кинх Но, железнодорожная станция Йен Виен, железнодорожный ремонтный завод и главная радиостанция Ханоя. Девять других объектов предназначались для истребителей-бомбардировщиков F-111.

В Северном Вьетнаме знали о предстоящих американских ударах и ожидали их. Тем не менее, утверждают исследователи в США, первоначальное потрясение от масштабов бомбардировки 18 декабря 1972 года оказалось для неприятеля очень сильным. Правда, несмотря на это, в первый же день операции было зафиксировано эффективное применение ЗРК СА-75М.

Вьетнамские ракетчики ПВО поражали «Стратофортрессы» в основном на постцелевом развороте. Причиной этого послужили следующие факторы. В точке поворота формация из трех B-52 обладала для станции наведения ракет СНР-75 наибольшей радиолокационной заметностью. Именно здесь снижалась эффективность воздействия аппаратуры РЭБ В-52 на радиолокационные средства ПВО. Вдобавок попутный ветер со скоростью 180 километров в час менялся на встречный, и это существенно препятствовало полету самолета с такими геометрическими размерами, как у «Стратофортресса».

В первый день операции «Лайнбэкер-2», по оценкам американских экипажей, ЗРВ ПВО ВНА выпустили более 200 ракет типа В-750. В некоторые моменты, говорили пилоты, ночное небо над Ханоем было буквально пронизано трассами более чем от 40 одновременно летящих ЗУР. В эту ночь ВВС США потеряли три стратегических бомбардировщика B-52: два – с авиабазы «Андерсен» и один – с У-Тапао. И все же 94 процента бомб, утверждают американские эксперты, удалось сбросить по запланированным целям.

Утрата трех машин произвела тяжелое впечатление на командование и экипажи В-52, хотя урон был меньшим, чем ожидалось. Он еще не рассматривался как недопустимо высокий. Забегая вперед, следует сказать, что в течение всех одиннадцати дней операции «Лайнбэкер-2», по словам американских исследователей, пилоты стратегических бомбардировщиков «поддержали славные боевые традиции ВВС США – никогда не отказываться от выполнения боевой задачи, невзирая на сопротивление противника, каким бы сильным оно ни было». Отмечалось, что в ходе налета 18 декабря сержант Сэмюэль Тернер, хвостовой стрелок на В-52 «Brown 03», сбил северовьетнамский MиГ-21 – впервые в боевой биографии «Стратофортрессов».

Во второй день операции тактика фактически не изменилась. Этому не приходится удивляться: когда после выполнения боевой задачи последние бомбардировщики, стартовавшие с авиабазы «Андерсен» днем 18 декабря, после 12–14 часов полета только приземлялись на Гуаме, в соответствии с плановой таблицей полетов второго дня операции уже взлетали и направлялись к объектам удара другие В-52. Данное обстоятельство помешало в полном объеме обобщить опыт первых бомбардировок и провести детальный разбор с доведением до экипажей имеющихся недочетов и ошибок.

Тем не менее хотя маршруты оставались теми же самыми, высоты полета формации из трех бомбардировщиков снизились до 34,5–35 тысяч футов. Это сделали для того, чтобы более надежно «укрыть» B-52 в пределах коридоров пассивных помех, которые предварительно ставились самолетами F-4 Phantom II. Распределение по времени между формациями из трех самолетов и так называемым временем над целью (Time over target) было увеличено до четырех минут. Экипажам «Стратофортрессов» разрешили производить уклонение от ЗУР и истребителей-перехватчиков как на подходе к целям, так и после сброса бомб.

На протяжении второй ночи операции по 93 бомбардировщикам В-52, принимавшим участие в ударе, было запущено (по подсчетам американских пилотов) приблизительно 180 ракет типа В-750, однако на этот раз стратегическая авиация избежала потерь. Но явилось ли это следствием внесенных в действия «Стратофортрессов» корректив или северовьетнамцев действительно потрясли сила и размах первого налета, сказать трудно.

Третий день операции обернулся для ВВС США подлинной трагедией. Формации B-52, приближающиеся к Ханою, были своевременно обнаружены РТВ ПВО ВНА и пилотами МиГ-21. Последние сообщили наземным постам об особенностях боевого порядка «Стратофортрессов», их высоте и скорости. Боевая работа ЗРК СА-75М и зенитной артиллерии, по заключению американских экспертов, принесла стратегической авиации Соединенных Штатов самые ужасные по своим последствиям результаты: шесть B-52, каждый стоимостью восемь миллионов долларов (в ценах 1972 года), были уничтожены.

Вина за это во многом ложится на американское командование. Волны бомбардировщиков растянулись в длину на 113 километров и получили от пилотов прозвище «прогулка слона». Подобные линии боевых машин были медлительны, предсказуемы и представляли собой сравнительно легкую цель. Предварительно поставленные «коридоры» пассивных помех показывали, где «Стратофортрессы» будут впоследствии пролетать. Это походило, по словам пилотов ВВС США, на желтую кирпичную дорогу, созданную для боевых расчетов ЗРК СА-75М.

Удары и контрудары

90 из 99 запланированных боевых вылетов B-52 оказались 20 декабря 1972 года результативными, но два В-52G и один В-52D были потеряны в первой волне и столько же поражены ЗУР в третьей. Три машины вьетнамцы поразили до сбрасывания бомб и три позже. Четыре В-52 упали возле Ханоя, два – за пределами Северного Вьетнама. Ни один из потерянных B-52G не был оснащен новой аппаратурой РЭБ AN/ALT-22ЕCМ.

Самая мощная система ПВО в Юго-Восточной Азии, еще не понеся потерь, не смогла предотвратить ущерб обороняемым объектам

Из девяти сбитых за первые три дня операции B-52, пять бомбардировщиков были поражены после выполнения боевой задачи в момент их отворота от цели. Из шести В-52G, уничтоженных ПВО Северного Вьетнама, только один имел новую аппаратуру РЭБ.

Иными словами, урон составил семь процентов от общего количества задействованных в «Лайнбэкере-2» машин, что в соответствии с существующими нормативами считалось в стратегическом авиационном командовании ВВС США недопустимо высокой цифрой. В этой обстановке главнокомандующий САК генерал Джон К. Мейер принимает более действенные меры по огневому подавлению огневых и технических позиций ЗРВ ПВО ВНА. Зенитные ракетные дивизионы СА-75 представляли для «Летающих крепостей» главную угрозу, и потому решение Мейера, утверждают американские исследователи, было верным: вьетнамская ПВО понесла чувствительные потери, а расход ЗУР возрос без существенного повышения эффективности стрельб.

Помимо этого вновь внесли коррективы в тактику боевого применения бомбардировщиков. Были сокращены временные интервалы между формациями из трех В-52 и уменьшилось время их пребывания над целями (до 90 и 120 секунд соответственно). Увеличились интервалы по высоте между тройками В-52, изменились маршруты их отхода от объектов ударов. Некоторым группам «Стратофортрессов» разрешили уходить непосредственно к Тонкинскому заливу. Офицеры РЭБ ВВС получили указание дооснастить бомбардировщики аппаратурой ALT-28ЕСМ, что существенно осложнило для СНР-75 обнаружение и устойчивое сопровождение машин противника.

Разные грани операции «Лайнбэкер-2» — часть II
Фото: poster.us.com

На четвертый день операции «Лайнбэкер-2» в ударе принимали участие только 30 стратегических бомбардировщиков, причем исключительно модификации В-52D и только с авиабазы «У-Тапао» (Таиланд). Их сопровождали 75 самолетов тактической авиации. На этот раз в ходе налета на авиабазу ВВС ВНА «Бак Май» ЗРК СА-75М сбили всего два «Стратофортресса».

В течение трех последующих дней операции «Лайнбэкер-2» (5, 6 и 7-й) ВВС США не потеряли ни одного B-52. В этих ударах обычно принимали участие по 30 бомбардировщиков. Они совершали налеты на объекты вне столичного региона Ханой/Хайфон, чтобы дезориентировать расчеты ПВО Северного Вьетнама.

24 декабря, на седьмой день воздушной кампании, Альберт Моор, воздушный стрелок, на В-52 «Ruby 03» сбил северовьетнамский истребитель-перехватчик МиГ-21.

25 декабря 1972 года в связи с Рождеством в бомбардировках был однодневный перерыв. Экипажи В-52 получили некоторый отдых, а в штабах стратегической авиации, планируя дальнейшие удары, стремились наиболее полно учесть допущенные ранее ошибки.

После Рождества

С политический точки зрения суточный перерыв 25 декабря расценивается исследователями в США как своеобразный сигнал Ханою – одуматься и сесть за стол переговоров. Однако, по данным американской разведки, в Северном Вьетнаме интерпретировали эту отсрочку как признак слабости врага и постарались использовать предоставленный перерыв для восстановления поврежденной техники и пополнения на стартовых позициях запасов ракет.

После Рождества бомбардировки возобновились. Теперь основными объектами В-52 стали аэродромы ВВС ВНА, огневые и технические позиции ЗРК СА-75М. Выбивание средств ПВО способствовало уменьшению потерь. 26 декабря стало днем, когда новая тактика была применена на деле. Экипажи теперь могли совершать противоракетные маневры за исключением участка маршрута, на котором осуществлялись прицеливание и сброс бомб. Острые постцелевые повороты сменились плавными, менее угловатыми. И что особенно важно – вместо упомянутых «прогулок слона» экипажам была предоставлена возможность более гибко изменять маршруты следования к объектам удара. Коридоры дипольных отражателей превратились в облака – пассивные помехи сбрасывались в районах нахождения целей в больших объемах, что крайне затрудняло работу операторов ЗРК СА-75М.

В ночь на 26 декабря 78 «Стратофортрессов» атаковали Ханой одновременно с четырех различных направлений, а 42 – обрушились на Хайфон – морские ворота Вьетнама, откуда в ДРВ поступали военные грузы из Советского Союза и Китая.

Сила удара стратегических бомбардировщиков была дополнена действиями 114 самолетов тактической авиации. Универсальная машина ВВС США F-4 Phantom II использовалась и для перехвата МиГ-21, и для постановки пассивных помех, которые достаточно эффективно защищали В-52 от обнаружения и сопровождения СНР-75. Кроме того, «Фантомы» и F-105 «Тандерчиф» (в рамках уже упоминавшейся программы «Дикая ласка») осуществляли огневое подавление позиций зрдн ЗРВ ПВО ВНА.

По словам американских экспертов, применение уже устаревающих самолетов ЕВ-66 вне зон поражения ЗРК СА-75М помогало эффективно подавлять РЭС ПВО Северного Вьетнама. Истребители-бомбардировщики F-111 и штурмовики A-7 то и дело совершали налеты на авиабазы Северного Вьетнама. Заправщики KC-135 снабжали топливом все типы самолетов, зачастую выдвигаясь в район боевых действий.

Необходимо обратить особое внимание на то, что операция «Лайнбэкер-2» сопровождалась активными действиями самолетов C-130 и вертолетов НН-53 по поиску и спасению пилотов сбитых машин. Функционирование этого сложного механизма координировали воздушные командные пункты на базе ЕС-121. Тем не менее в восьмой день операции вьетнамские ЗРК СА-75М «завалили» еще два стратегических бомбардировщика В-52.

Но в 9, 10 и 11-й день операции ВВС США уже полностью господствовали в небе Северного Вьетнама. В каждую из трех последних ночей «Лайнбэкера-2» в ударах принимали участие по 60 «Стратофортрессов». Правда, 27 декабря в северовьетнамском небе были поражены два стратегических бомбардировщика. Один В-52 упал на территории ДРВ, второй дотянул до Таиланда, где экипаж покинул машину с парашютами.

В заключительный день кампании, 29 декабря, стратегические бомбардировщики и тактическая авиация, по мнению американских исследователей операции «Лайнбэкер-2», были «на пике формы». Боевые возможности сил и средств ПВО Северного Вьетнама оцениваются в этот день достаточно низко.

Пилоты бомбардировщиков и самолетов ТА зафиксировали только 23 одиночных поспешных пуска зенитных ракет, что, конечно, не шло ни в какое сравнение с «фейерверком» первых дней воздушного наступления. Американские самолеты (оценка летчиков) в этот день находились вне зон поражения ЗРК СА-75М, истребители МиГ-21 ВВС ВНА по большей части к тому времени были уже сбиты, позиции РТВ и линии связи разрушены. Ничто не мешало, убеждены американские специалисты, авиации Соединенных Штатов выполнять боевые задачи, однако она под занавес «Лайнбэкера-2» столкнулась с весьма нехарактерной для вооруженного противоборства проблемой – нехваткой подходящих целей.

Американские итоги

Как утверждают американские источники, декабрь 1972 года показал, что стратегические бомбардировщики B-52 во взаимодействии с самолетами тактической авиации – это эффективная сила, способная повлиять на исход всей кампании. Исследователями в США операция «Лайнбэкер-2» однозначно трактуется как военная победа: ведь Северный Вьетнам возвратился за стол переговоров в Париже, где и подписал 27 января 1973 года мирные соглашения. В течение последующих 60 дней 591 американский военнопленный был освобожден и возвратился в Соединенные Штаты.

В ходе воздушной операции B-52 выполнили 729 боевых вылетов (из 741 запланированного) и сбросили на объекты Северного Вьетнама 15 тысяч тонн бомб. По американским подсчетам, ЗРВ ПВО ВНА запустили приблизительно 1240 зенитных ракет. ВВС США лишились 15 «Стратофортрессов» (менее 2% от боевого состава). Из 92 членов экипажей сбитых стратегических бомбардировщиков 25 были найдены и подобраны поисково-спасательной службой, 26 вернулись на родину после завершения боевых действий, остальные погибли или пропали без вести.

По мнению ряда американских военачальников, начнись бомбардировки подобной мощи в 1965-м, США не познали бы вьетнамского позора. Однако с данным суждением в Америке согласны далеко не все эксперты. Иные из них полагают, что если бы бомбардировки уже с 1965 года приняли масштабы операции «Лайнбэкер-2», позиция СССР и Китая в этом случае была бы откровенно непредсказуемой. Вполне возможно, что американо-вьетнамская война могла перерасти в ядерный конфликт между сверхдержавами.

Наши выводы

Советские военные специалисты по итогам операции «Лайнбэкер-2» сделали следующие выводы.

1. Боевые действия американской авиации в декабре 1972 года проводились с крайне решительными целями – сломить моральный дух вьетнамского народа и заставить правительство ДРВ подписать соглашение о прекращении войны на выгодных для США условиях.

2. Одна из характерных особенностей воздушной операции состояла в том, что при нанесении ударов по жизненно важным объектам ДРВ одновременно планировалось и огневое подавление позиций ЗРВ, РТВ и аэродромов базирования авиации ПВО и ВВС ВНА, в невиданных масштабах осуществлялось радиоэлектронное подавление средств ЗРВ, РТВ и связи.

3. Тактическая и авианосная авиация применялась как для самостоятельного нанесения ударов, так и для обеспечения боевых действий стратегической авиации (до 45% сил). Она действовала как массированно, так и мелкими группами: тактическая в основном днем и на всей территории ДРВ, авианосная преимущественно ночью в прибрежных районах.

4. Войска ПВО и ВВС ВНА, несмотря на господство в воздухе американской авиации, применение ею современных самолетов и средств радиоэлектронной борьбы, совместно с силами ПВО народного ополчения заставили США отказаться от продолжения воздушной операции. Ее цели достигнуты не были.

5. Боевые действия войск ПВО и ВВС ВНА с авиацией США показали, что организация противовоздушной обороны, управление войсками, их боевая готовность, а также оперативная и боевая подготовка, принятые во Вьетнаме по рекомендациям советских военных специалистов, оправдали себя. Противовоздушная оборона ДРВ оказала мощное противодействие агрессии США. Во многом это было предопределено тем, что созданная в Демократической Республике Вьетнам вполне современная противовоздушная оборона была оснащена зенитными ракетными комплексами, самолетами-истребителями и радиоэлектронными средствами советского производства, а ее личный состав обучен советскими военными специалистами. Поставленная из СССР зенитная ракетная, авиационная и радиолокационная боевая техника для войск ПВО и ВВС ВНА показала высокие боевые качества и эксплуатационную надежность при борьбе с современной авиацией и использовании противником всех средств подавления ПВО. Командование войск ПВО и ВВС ВНА и личный состав высоко оценивают боевые качества советской техники.

6. Основную роль в срыве ударов американской авиации сыграли зенитные ракетные войска ВНА.

7. Принятые в войсках ПВО и ВВС ВНА принципы организации прикрытия важнейших административно-политических и промышленных центров, обучения и подготовки зенитных ракетных частей и подразделений доказали свою жизнеспособность и достаточно высокую эффективность. Подтвердились также требования расположения зенитных ракетных дивизионов на интервалах, обеспечивающих их взаимное прикрытие в единой системе огня. Вместе с тем боевые возможности зенитных ракетных войск в декабрьских боях не были полностью использованы из-за недостатков в боевом управлении, слабого обеспечения ракетами и недостаточной подготовленности боевых расчетов некоторых частей и подразделений ЗРВ. Рекомендации Правил стрельб ЗРВ не всегда соблюдались.

8. В основе боевого применения ИА ВНА наглядно проявились положения военной доктрины народной войны – победить малыми силами. Исходя из этого принципа командование ПВО и ВВС ВНА не приняло действенных мер к полному использованию боевых возможностей ИА и ее применению с решительными целями. Вследствие этого американцам удалось сравнительно легко вывести из строя основные аэродромы базирования ИА и уменьшить количественный состав обеспечивающих групп. Несмотря на то, что действия истребительной авиации ВНА носили ограниченный характер, они способствовали выполнению задач, возложенных на войска ПВО и ВВС ВНА.

9. В декабрьских боях с американской авиацией принимали участие летчики в основном на истребителях МиГ-21. Воздушные бои показали высокие боевые качества самолета МиГ-21, его способность вести успешную борьбу с современными средствами воздушного нападения.

10. РТВ, оснащенные радиолокационным вооружением в основном советского производства, обеспечили выполнение боевых задач войсками ПВО и ВВС ВНА. Подтвердилась правильность наших взглядов на комплексное использование радиолокаторов различных частотных диапазонов в составе батальонов и рот РТВ, что в целом обеспечило устойчивость радиолокационной системы в условиях применения противником сильных комбинированных помех. В то же время опыт боевых действий показал, что РЛС П-12 и П-35 имеют слабую помехозащищенность, а их применение в условиях сильных комбинированных помех малоэффективно.

11. В условиях современной войны, когда органы управления, позиции ЗРВ и РТВ, а также аэродромы подвергаются массированным ударам авиации противника, особое значение приобретают мероприятия по обеспечению высокой живучести войск. Подтверждена целесообразность рассредоточения авиации, строительства железобетонных укрытий для самолетов, оборудования в инженерном отношении основных позиций зенитных ракетных дивизионов и радиолокационных подразделений, маскировки создания системы запасных и ложных позиций, организации противовоздушной и наземной обороны командных пунктов, позиций, аэродромов.

12. Опыт боевых действий показал, что для восстановления поврежденной в боях техники необходимо создавать в войсках запас наиболее уязвимых элементов зенитных ракетных комплексов, радиолокационных станций и авиационной техники. На аэродромах необходимо иметь запас строительных материалов и команды для восстановления разрушенных аэродромов.

13. Запасы ракет, боеприпасов, топлива и других средств материально-технического обеспечения на стартовых позициях дивизионов и аэродромах должны создаваться в достаточных количествах с учетом ожидаемой напряженности боевых действий.

14. Полностью оправдали себя рекомендации советских военных специалистов по боевой работе расчетов ЗРВ и РТВ в условиях применения противником сильных комбинированных помех и противорадиолокационных снарядов «Шрайк».

Подведем итоги. Вывод № 4 представляется все-таки именно тем случаем, когда желаемый результат явно выдается за достигнутый. И во всех остальных положениях доклада советских военных специалистов слышится оркестровая медь и удары кулаками в грудь – все хорошо, а временами даже прекрасно, вооружение и военная техника себя полностью оправдали, продемонстрированы только высокие боевые качества, враг если не в нокауте, так в нокдауне уж точно.

Но правильности подобных оценок мешает всего-навсего один факт. Считается, что к декабрю 1972 года путь к объектам ДРВ преграждала самая мощная система противовоздушной обороны в Юго-Восточной Азии, созданная с помощью СССР и Китая. Однако в первый же день операции «Лайнбэкер-2» из 129 бомбардировщиков В-52 точно по назначенным целям отбомбились 127 машин. Два бомбардировщика не выполнили задания только из-за навигационных ошибок. То есть самая мощная система ПВО в Юго-Восточной Азии (еще не понеся потерь) не смогла предотвратить ущерб обороняемым объектам. Тут явно есть о чем задуматься. И это, особо подчеркнем, в первый же день операции.

Один из выводов советских военных специалистов гласит: «РЛС П-12 и П-35 имеют слабую помехозащищенность, а их применение в условиях сильных комбинированных помех малоэффективно». Велик и могуч русский язык – это же можно изложить и по-другому: «Место РЛС П-12 давно в музее радиолокационного вооружения и военной техники, а РЛС П-35 годится для радиолокационного обеспечения полетов авиации исключительно в мирное время».

К сожалению, ничего нашими специалистами в их выводах не сказано о соответствии ТТХ ЗРК СА-75М требованиям времени. К сожалению, к декабрю 1972-го комплекс, созданный на идеях конца 40-х – начала 50-х годов, уже устарел (и морально, и физически) и не представлял собой грозной боевой силы. Добиться успеха в противовоздушном бою с его участием можно было скорее исключительно благодаря мастерству боевых расчетов, а не высоким ТТХ зенитной ракетной системы. Мало помогли этому ЗРК и многочисленные «припарки» – неоднократные доработки по тем или иным перечням.

А в целом весьма трудно отделаться от впечатления, что намечающиеся тенденции в этой сфере вооруженной борьбы не были нашими специалистами в декабре 1972-го до конца поняты и должным образом оценены. Иначе чем можно оправдать наши последующие противовоздушные неудачи: разгром средств ПВО в долине Бекаа в Ливане в 1982 году (операция «Мир Галилее»), крупное поражение в 1986-м в Ливии (операция «Огонь в прерии»), настоящий погром ПВО Саддама Хусейна в 1991-м (операция «Буря в пустыне») и очередной разгром ПВО и ВВС Ирака в 1998 году (операция «Лиса в пустыне»)?

В общем, эта тема не закрыта и еще ждет своих объективных исследователей.

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины