Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Наконец, робот самостоятельно сможет мыть посуду!

20 апреля 2015

Оригинал взят у alex_anpilogov

Новость о создании робота-повара, который уже в ближайшее время сможет готовить еду по тысяче рецептов «высокой кухни», вновь подняла для меня вопрос о следующем технологическом укладе.

А наиболее важными для меня фактами в данной новости стали три фразы:

1. «Наконец, робот самостоятельно сможет мыть посуду»

2. «Сознательным решеним разработчиков было замедлить движения робота — чтобы не пугать потребителей зрелищем манипуляторов, шинкующих лук с нечеловеческой скоростью»

3. «Это исключительно вопрос обучения. У аппарата достаточно моторов и датчиков, чтобы приготовить все, что угодно».

Итак, искусственный интеллект, помноженный на возможности робототехники, уже шаг за шагом проникает в нашу с вами жизнь.
Точно также, как я смотрю сейчас на руки этого робота, в 1998 году я смотрел на первые прототипы смартфонов с сенсорным экраном, которые мне демонстрировали в выставочных залах LG и Samsung.

Чем же грозит нам такое проникновение умной робототехники в быт и на производство?

Во-первых, сразу хочу разочаровать тех критиков искусственного интеллекта и робототехники, которые считают, что «у китайцев всё равно получится дешевле».

Да, сегодня среднестатистический китаец всё ещё «дешевле» сверхнавороченного робота-повара, который уже, тем не менее, стоит не 100 000 долларов, а всего 14 000 — да и то лишь на момент его первого выхода на рынок.

Что, в общем-то, означает, что робот будет обучаться, совершенствоваться технически и технологически, накапливать полезные программы («научится мыть посуду» — на фоне усвоения рецепта, определения предметов, распознавания образов и т.п. это уже нетрудно), а его стоимость при массовом производстве вскорости неизбежно упадёт до тех заветных нескольких тысяч долларов.  После достижения этого предела система становится самоподдерживающейся: увеличение доступного рынка повышает размер серии, это снижает цену и, в свою очередь, снова увеличивает доступный рынок.

Кроме того, надо учитывать и то, что сам Китай, являющийся, наряду с Индией, пожалуй, последним ёмким поставщиком более-менее дисциплинированной и ответственной рабочей силы, будет тоже неизбежно стареть, снижать рождаемость и повышать стандарты жизни собственного населения.

Урбанизация в Китае, которая сейчас шаг за шагом перемалывает его собственное китайское население, приведёт к тому, что «китаец стоимостью в 200 долларов» неизбежно превратится в «китайца стоимостью в 600 долларов», что уже сразу же поставит дешевеющих роботов на голову выше дорожающей рабочей силы юго-восточной Азии.

Такой процесс уже окончательно прошёл в Японии и в Южной Корее, которые вступили в век модернизации производства на тридцать лет раньше Китая. Сегодня и Япония, и даже Южная Корея представляют из себя классические «стареющие общества», а роботы там используются для облегчения труда достаточно квалифицированной рабочей силы:

В этом экзоскелете, который уже широко используется на судостроительных заводах компании Daewoo, интересен не сам концепт, а то, что экзоскелет всего лишь позволяет тягать рабочему детали весом до 30 килограмм:

То есть, работу, которую в общем-то, легко могут выполнить с помощью «Эх, раз-два, взяли!» парочка неквалифицированных грузчиков — уже целесообразнее повесить на одного высококвалифицированного рабочего, попутно избавив его от опасностей сорванной спины, пупочной грыжи и длительного больничного, оплаченного за счёт работодателя.

Поскольку рабочий у нас уже один — и высококвалифицированный.

А грузчиков-люмпенов на заводах Daewoo уже подсократили.

Поэтому, как ни крути, но в перспективе такой программируемый робот-аватар, повторяющий движения живого человека, сможет заменить любого низкоквалифицированного или даже высоковалифицированного рабочего на производстве или в сфере быта и обслуживания.

В деле конкуренции с низкоквалифицированной рабочей силой определяющим фактором, судя по всему, будет снижающаяся с течением времени стоимость роботов, в то время как конкуренция в высококвалифицированном сегменте будет определяться скоростью и полнотой передачи знаний от квалифицированного персонала к такого рода роботизированным помощникам.

Я вполне себе допускаю, что уже в ближайшем будущем даже на высокотехнологичных, перестраиваемых производствах, рабочий день будет начинаться с прихода мастера в экзоскелете, который будет просто демонстрировать бригаде роботов смысл производимых операций, после чего, с общим заданием и с детальным описанием операций роботы уже смогут произвести, например, сборку того же судового набора корпуса судна. И единственным сознательным решением бригадира будет «ускорить движения робота — чтобы заработать квартальную премию с использованием манипуляторов, шинкующих собирающих набор шпангоутов с нечеловеческой скоростью».

Вторым фактором, которые привнесут роботы в нашу жизнь и промышленность, конечно же, будет расширение возможностей нашего физического и интеллектуального воздействия на окружающий мир.

Причём, если с первым (физическое) всё уже и так ясно, то вот со вторым (интеллектуальное) я хочу разобраться чуть детальнее, хотя уже как-то и писал об этом.

Физические возможности роботов, понятное дело, уже сегодня перешагнули через скромные возможности биологического человека — причём догнать роботов уже практически нереально. Да и стоит ли?

Как я уже сказал в первом пункте — даже китайцы, скорее всего, в длительном забеге проиграют эту гонку с роботами, потому что не смогут бежать столь же быстро, как это делают наши помощники из проводов, металла и пластика.

Китайцы устанут, постареют и станут жить богаче. А вот роботы — нет.

Уже сегодня антроподобные руки могут оперировать весьма тяжёлыми предметами с удивительной точностью: предметы весом от 6 до 10 килограмм они могут позиционировать с точностью в... 0,03 мм.

То есть, промышленный робот уже вплотную приблизился к точности человеческой руки (квалифицированный рабочий может спозиционировать небольшую деталь массой до десятков грамм с точностью до 0,02 мм), при этом значительно превзойдя человека по массе перемещаемых предметов.

Ну и, как видите на вышеприведенном видео, успешно соперничая с чемпионом Германии по настольному теннису с скорости проведения весьма деликатных операций с оригинальным музыкальным инструментом.

Поэтому, сочетание точности, стоимости, обучаемости и долговечности робота по сравнению с условным китайским рабочим рано или поздно (скорее — рано), но поставит вопрос о замене китайцев (и, тем более, европейцев) на роботизированные производства.

А возможная антропоморфность робота (в части основных человеческих манипуляторов — рук) позволит максимально быстро адаптировать под новых роботизированный персонал старые, уже существующие производства.

Ноги, как вы понимаете, тут менее важны — на большинстве предприятий можно использовать колёсный или гусеничный ход, хотя военные работают и над «ногастыми» роботами, наряду с уже разработанными «рукастыми» и немного «головастыми»:

И, понимая всю военную направленность программы DARPA, надо и осознавать то, что робот-спасатель или робот-пожарный неизбежно будут пусть и побочными, но весьма важными результатами такой масштабной программы исследований и конструкторских разработок.

Для всех скептиков того, что это всё «тупые игрушки», укажу на то, что само по себе бипедальное (двуногое) движение является динамически неустойчивым (динамически устойчивы только шестиногие конструкции, уже даже четвероногим животным нужен орган равновесия, а бипеды — так и вообще изврат, но тут уже во время эволюции речь шла о скорости и, как следствие, о выживании).
Ну а ситуация распознавания образов, позиционирования манипуляторов и анализ воздействия на предметы внешнего мира и предметов — на саму конструкцию робота, является и вообще высшим пилотажем программирования, который уже впрямую выводит нас на вопрос «слабого ИИ» (искусственного интеллекта).

То есть, в рамках весьма сложной и комплексной задачи (удержание равновесия, передвижение по пересечённой местности, взаимодействие с предметами) — робот уже действует практически самостоятельно, просто используя весьма эскизно и в общем прописанные алгоритмы поведения, собирая конкретную программу действий уже на основании текущей обстановки по эвристической методике.

Такого робота-пожарного, робота-спасателя ну или робота-пехотинца можно уже вполне послать с общей инструкцией kill all humans «спасти всех людей» из-под завалов горящего здания — и он вполне сможет справится с поставленной задачей и самостоятельно.

При этом никто не запрещает тому же пожарному и просто задавать последовательность действий для такого робота в общих указаниях («иди туда», «разбери завал», «возьми данный предмет»), а робот будет на основании подпрограмм движения или взаимодействия с предметами производить всю черновую работу, ориентируясь по обстановке.

Как это происходит вот тут, в ответ на резкое внешнее воздействие:

Но, насколько «головастыми» способны стать будущие роботы?

Уже сегодня мы, так или иначе, но погружены в мир «слабого ИИ» (по-английски он называется ANI — artificial narrow intelligence, «узкий искусственный интеллект»).

В нашем автомобиле установлена система ABS и система впрыска топлива, любой наш смартфон — просто таки «город, населённый слабым ИИ», где есть и системы распознавания речи и система навигации с прокладкой маршрута в режиме реального времени, система спам-фильтра и система умного клавишного набора с прогнозированием слов.

Акции, валюты и многие товары в мире уже давным-давно продаются и покупаются системами слабого ИИ, они бронируют нам билеты и предлагают варианты поездок на отдых. Слабый ИИ работает на складах, в логистике и в транспорте. Никто из этих работников склада Amazon в жизни не скажет, на основании чего два этих почтовых отправления попали в один и тот же контейнер, за это отвечает автономная складская программа:

Замените девушку на этом видео на «рукастый» манипулятор со слабым ИИ — и последние операции по сортировке и маркированию корреспонденции окончательно утратят смысл. Всё равно, так или иначе, но для каждого из рабочих на складе Amazon — это всего лишь 8 часов весьма однообразного, изнурительного и потогонного труда на конвейере.

Кто работал на сборочном конвейере — прекрасно поймёт и меня, и их.

Не говоря уже о том, что конвейеры в жизни бывают очень разные:

Уже сегодня слабый ИИ снимает с людей массу непроизводительной и сложной работы.

Конечно, отнюдь не все ценят эту тенденцию и не умеют пользоваться преимуществами слабого ИИ, освобождая свой ум для ещё более сложной работы. Я, например, уже видел людей, которые совершенно не умеют пользоваться картами или следить за дорожными знаками, целиком полагаясь на свой навигатор.

Но тут уже нечего пенять на собственное кривое зеркало, говоря о том, что «роботы забирают у нас рабочие места» или же «компьютеры делают нас тупее».

Каждый человек в своей жизни, в конечном счёте, волен либо предаваться неге — либо же напряжённо работать на своё собственное и общественное благо.

И робот, и руководящий им компьютер с ИИ — не более, чем инструмент с громадными возможностями, которые расширяют пределы человеческого тела и мозга.

Но у меня есть для вас радостная, пугающая и неизбежная (одновременно и вскорости) новость.
Масса слабых ИИ уже в ближайшем будущем вполне может породить новую сущность.
Сильный искусственный интеллект, вполне сравнимый уже с человеческим:

И тогда реальность противостояния человека и умной машины станет уже нашей с вами реальностью.

Ведь «это исключительно вопрос обучения и прогресса. У аппарата достаточно моторов и датчиков, чтобы приготовить все, что угодно. Нашинковав людей лук с нечеловеческой скоростью».

И об этом и других аспектах сильного компьютерного ИИ — в продолжении статьи...

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины