Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Цена «Искандера»

23 декабря 2014

Уникальный ракетный комплекс вобрал в себя передовые достижения мировой науки и промышленности, но в еще большей степени – энтузиазм и патриотизм изготовителей

Омут перестройки, развал народного хозяйства, катастрофа оборонно-промышленного сектора могли поставить крест на разработке высокоточного оперативно-тактического оружия. Его создатели оказались сильнее «объективных обстоятельств». Они выстояли...

На протяжении почти полувека КБМ остается единственным предприятием в стране, которое разрабатывает тактическое и оперативно-тактическое ракетное вооружение для Сухопутных войск.

Задел

К разработке своего первого тактического ракетного комплекса Конструкторское бюро машиностроения приступило в 1967 году. Им стала всемирно известная «Точка» с дальностью полета ракеты 70 километров. Высокоточная, мобильная, преодолевающая вплавь небольшие водные преграды, работающая на твердом топливе, она произвела в войсках настоящий фурор.

Цена «Искандера»

На смену «Точке» пришла «Точка-У» – усовершенствованная. Дальность полета ракеты составила уже 120 километров. При этом сохранилась та же точность, что и у «Точки».

Следующие комплексы разработки КБМ действовали уже в оперативно-тактической глубине войск противника. На вооружение была сдана «Ока» с дальностью полета ракеты 400 километров. Разрабатывались ОТРК «Ока-У» (дальность – более 500 км) и «Волга» (дальность – 1000 км).

Многотысячный авторский коллектив возглавлял начальник и генеральный конструктор КБМ Сергей Павлович Непобедимый. Сформировалась кооперация из сотни КБ, заводов, НИИ, в которой КБМ выполняло роль головной организации.

В 1989 году «Оку» уничтожили. Не диверсанты. Не противоборствующая армия – тогдашнее руководство Советского Союза, включив комплекс в советско-американский Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Он предусматривал ликвидацию ракет, действующих на расстоянии свыше 500 километров. Дальность «Оки» составляла 400 километров. Но Горбачев, выражаясь современным языком, «сдал» комплекс, не пощадив не то что чувств его создателей, многих миллионов рублей, взятых из народного хозяйства Советского Союза, но даже безопасности граждан той страны, которую он взялся возглавлять.

Большая заслуга Сергея Павловича, что удар не сломил этого выдающегося человека. Со свойственными ему напористостью, страстностью во всем, что касалось работы, и целеустремленностью Непобедимый добился разрешения на разработку нового ОТРК с дальностью полета ракеты 300 километров. Вышло Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР № 1452-294 от 21 декабря 1988 года о начале опытно-конструкторских работ по созданию оперативно-тактического комплекса «Искандер».

Об «Искандере-М» ходит масса легенд, слухов. У него появилось множество «авторов», почивающих на лаврах, которые им не принадлежат. Интернет полон недостоверной информации.

При Сергее Павловиче КБМ успело защитить эскизный проект, предусматривавший размещение одной ракеты в кузове машины. Это было в первой половине 1989 года.

В конце того же года С. П. Непобедимый, возмутившись дикими порядками, навязанными стране перестройкой, ушел с поста руководителя предприятия.

Начальником и главным конструктором в КБМ выбрали (согласно провозглашенным принципам демократии руководителей предприятий в течение нескольких смутных лет выбирали трудовые коллективы) Николая Ивановича Гущина, на долю которого пришлись годы развала народного хозяйства, обернувшиеся катастрофой для оборонно-промышленного сектора страны. Главным конструктором тематического направления, где разрабатывали «Искандер», был назначен Олег Иванович Мамалыга.

Некоторые «авторитетные источники» утверждают, что начало теме ОТРК в КБМ положил эскизный проект комплекса 9К711 «Уран», который якобы передали из Московского института теплотехники.

«Ничего нам не передавали. У КБМ был свой задел, наработанный во время создания твердотопливной межконтинентальной баллистической ракеты «Гном», тактического ракетного комплекса «Точка», – рассказал О. И. Мамалыга. – Это уникальные работы. До КБМ никто в мире не создал твердотопливный прямоточный двигатель для межконтинентальной ракеты. А Борис Иванович Шавырин, основатель нашего предприятия, создал. У КБМ всегда были свой путь, своя техническая школа и свои технические традиции. «Точка», «Ока», «Искандер-М» – на сто процентов коломенские детища».

Задача

Именно Олега Ивановича можно назвать первым главой авторского коллектива комплекса. Его «местом жительства» на несколько лет стали полигон Капустин Яр и другие районы страны, где проходили стендовые, летные, климатические испытания. Этакая добровольная ссылка на благо страны. Вот те люди, незаметные труженики, которые не кричат с высоких трибун, не бьют себя в грудь, а делают великое дело.

О. И. Мамалыге и В. А. Шурыгину, генеральному директору ЦКБ «Титан», «Искандер» обязан своей «двурогостью» – двумя ракетами в кузове.

«Перед КБМ поставили задачу: «Искандер» должен уничтожать как неподвижные, так и подвижные цели, – вспоминает Олег Иванович. – В свое время такая же задача стояла перед «Окой-У». Опытные образцы «Оки-У» уничтожили вместе с «Окой» по тому же Договору об РСМД.

Цена «Искандера»

Разведывательно-ударный комплекс, в который «Искандер» должен был входить как средство огневого поражения, получил название «Равенство». Разрабатывался специальный самолет-разведчик, он же наводчик. Самолет обнаруживает, допустим, танковую колонну на марше. Передает координаты на пусковую установку ОТРК. Далее корректирует полет ракеты в зависимости от передвижения цели.

Разведывательно-ударный комплекс должен был поражать от 20 до 40 целей в час. Требовалось много ракет. Тогда я и предложил разместить на пусковой две ракеты».

Каждая ракета весит 3,8 тонны. Удвоение боезапаса заставило пересмотреть габариты и грузоподъемность пусковой установки. До этого шасси для коломенских комплексов «Точка» и «Ока» делал Брянский автозавод. Теперь пришлось обратиться на Минский завод колесных тягачей, который спроектировал четырехосные шасси.

По-прежнему оставалось требование обеспечить высокую вероятность преодоления противоракетной обороны противника. Но в отличие от «Оки» у нового комплекса не должно быть ядерного заряда. Боевую задачу предстоит выполнять за счет высочайшей точности.

Преодоление системы ПРО базировалось на нескольких решениях.

Максимально снизили эффективную поверхность рассеяния ракеты. Для этого ее контур сделали максимально гладким, обтекаемым, без выступов и острых граней.

Олег Мамалыга

Олег Мамалыга – главный конструктор ОТРК в 1989–2005 годах

В ходе эксплуатации нужно транспортировать, грузить, заряжать, пристыковывать аппаратуру, проверять работоспособность ракеты. То есть без разъемов, элементов крепления и других технологических приспособлений не обойтись.

Решение нашли нестандартное. На ракету установили две обоймы со вспомогательными элементами. Каждая состояла из двух полуколец, соединенных пирозамками. Когда ракета сходила с направляющих, система управления подавала сигнал, обоймы отстреливались, выдвигались специальные автоматические крышки, которые закрывали люки и места разъемов, и ракета становилась «гладкой».

Чтобы ракету не обнаружили локаторы, на внешнюю поверхность нанесли особое покрытие, поглощающее радиоволны.

Но главное – ракету наделили способностью активно маневрировать и сделали траекторию совершенно непредсказуемой. Рассчитать упрежденную точку встречи в этом случае в отличие от ситуации, когда объект движется по баллистической траектории, очень трудно, следовательно, ракету практически невозможно перехватить.

Ни одна другая в мире тактическая и оперативно-тактическая ракета не обладала и не обладает такими свойствами.

Провели совершенно уникальную работу, которая заставила пересмотреть многие вещи, заложенные в эскизном проекте. В процессе отработки от облика наземного оборудования мало что осталось. «Искандер» стал неким промежуточным звеном в создании комплекса нового поколения.

28 февраля 1993 года вышел Указ президента РФ по развертыванию опытно-конструкторских работ по ОТРК «Искандер-М», на который было выдано ТТЗ, основанное на новом подходе к построению комплекса и оптимизировавшее все решения.

Этот комплекс был не переделкой старого, не модернизацией, а новым изделием, выполненным на основе других технологий, более совершенным. Он вобрал в себя передовые достижения не только отечественной, но и мировой науки и промышленности.

Патриотический заряд

Все это происходило на фоне развала Советского Союза и народного хозяйства страны. Оборонно-промышленный комплекс одним из первых полетел в омут перестройки.

Работа над «Искандером-М» держалась в значительной степени на энтузиазме и патриотизме предприятий ядра кооперации: КБМ, ЦНИИАГ, ЦКБ «Титан», ГосНИИМаш – и при поддержке ГРАУ.

В процессе создания ТРК и ОТРК в кооперации родилась традиция: сочинять гимн во славу каждого изделия. Когда становилось совсем невмоготу, охрипшими на астраханских ветрах глотками инженеры орали на мотив «Прощания славянки»:

Не плачь, не горюй,

Напрасно слез не лей,

Твори и созидай

Без государственных рублей!

К их хору присоединялись военные, которые больно переживали происходящее в ОПК. Впрочем, в армии было не лучше.

Отработка перешла большей частью в расчетно-теоретическую сферу. Объем испытаний предполагал 20 пусков. Но в 1993-м пустили только пять ракет «Искандер-М», в следующем году – две, а дальше, на протяжении трех лет – по одной. Зато активизировалась переписка с министерствами. Ответы, которые получало КБМ, были словно писаны под копирку: средств нет.

Помог опыт разработки «Точки», «Точки-У», «Оки», «Оки-У», «Волги». Все расчеты многократно проверялись. Тщательнейшим образом проводилась стендовая отработка элементов.

Как в КБМ, так и на других предприятиях «оборонки» люди по полгода не получали зарплату. Те, у кого был «спасательный круг» в виде гражданской продукции, хоть как-то держались на плаву. Ряд заводов выполнял только военные заказы. Им пришлось совсем несладко. Как, например, Заводу имени Морозова в городе Всеволожске Ленинградской области, где заливали заряды для двигателя.

Для продолжения ОКР требовался очередной испытательный пуск. Ракету сделали в КБМ. Пусковую – на волгоградском заводе «Баррикады». Нужен был двигательный заряд. Всего один. Позарез!

Директор всеволожского завода попросил аванс. Его рабочие уже несколько месяцев сидели без копейки. Но у КБМ денег не было.

Тогда начальник управления ГРАУ генерал-лейтенант Величко, его помощник полковник Кукса и несколько человек из КБМ поехали на встречу с активом трудового коллектива.

Военные надели парадную форму. На груди сверкали ордена и медали. Величко поднялся, расправил плечи, обвел присутствующих внимательным взглядом и негромко сказал: «Товарищи! Настали смутные времена. Уничтожен ракетный комплекс «Ока». Вооруженные Силы оказались без оперативно-тактического оружия. Вы – люди, которые всю жизнь отдали обороне страны. Кто, кроме нас, защитит Родину?!.»

Морозовцы залили два заряда.

Перезагрузка

Первые четыре пуска подтвердили правильность технических решений.

Пятый пуск поначалу тоже шел в штатном режиме. Испытатели скрылись в бункере. К пусковой, стоявшей на стартовой позиции, тянулись черные жилы кабелей, по которым подавались команды управления. Вместо боевой части в «голове» ракеты стояла телеметрическая аппаратура. Нужно понимать, что происходит с ракетой в полете. Датчики, установленные в отсеках, непрерывно передают показания на землю. Температуру и давление, напряжение в электрических цепях и многое другое. Сотни параметров. За полетом следят десятки людей. Бункер заставлен мониторами. На траектории размещена сеть измерительных пунктов – ИПов, где также принимают информацию.

Прошла команда «Пуск». Задрожала земля. Многотонная махина выпустила облако пламени, оторвалась от пусковой установки и вертикально ушла в небо.

График измерения давления в двигателе выглядел почти как горизонтальная прямая. Но вдруг… на последних секундах работы линия резко устремилась вниз. Это означало, что двигатель перестал выполнять свою задачу. Газы, которые согласно реактивному принципу должны толкать ракету вперед, уходили куда-то в сторону. Ракета стала неуправляемой и шла одной ей ведомым путем.

Поехали искать обломки. Части ракеты, несущейся со скоростью два километра в секунду, разлетелись на приличное расстояние друг от друга. Их искали несколько дней. Хвостовой отсек с двигателем смялся. Рули оторвались. Теплозащитная оболочка раскрошилась. Определить причину разгерметизации по этим частям было невозможно.

Проанализировали данные, полученные во время полета ракеты, – тоже не за что зацепиться.

Во время следующего пуска ракета снова упала.

Когда нашли двигатель, кто-то заметил, что в одном месте слегка потемнела краска. Это могло быть следствием высокой температуры. При полете в атмосфере поверхность ракеты разогревается до 150 градусов. Если краска потемнела, корпус раскалился градусов до трехсот, не меньше.

Пока инженеры искали причину аварии, в высших военных кругах решили закрыть тему. Два неудачных пуска посчитали достаточным основанием, чтобы сбросить «Искандер-М» со счетов. И только позиция начальника вооружения ВС РФ генерал-полковника А. П. Ситнова, Главного ракетно-артиллерийского управления, его руководителей – генерал-полковника Н. А. Баранова, генерал-лейтенанта Г. П. Величко, генерал-полковника Н. И. Караулова, генерал-полковника Н. И. Свертилова – спасла тему. Эти люди отстояли «Искандер-М».

Привлекли ЦНИИмаш и НИИ тепловых процессов. Сделали макет двигателя и отработали его на стендовой установке. Оказалось, метод управления полетом ракеты, предполагавший большие поперечные, почти как у зенитных ракет, перегрузки, приводил к образованию в камере сгорания «жгута» твердой фазы продуктов сгорания, так называемой К-фазы, которая разрушала теплозащитное покрытие и корпус двигателя. Нашли причину – устранили следствие.

Испытания на прочность

Комплекс получился просто уникальным. Его сделали полностью автономным, то есть обеспечили способность выполнить боевую задачу одной боевой машиной. Оснастили спутниковой системой навигации. Но и автономную систему топопривязки оставили.

Впервые появилась возможность вводить необходимые данные для формирования полетного задания дистанционно. Пуск ракеты может осуществить командир бригады либо еще более высокие армейские чины. Если пусковая попадет в руки террористов (что теоретически не исключается), они не смогут ее использовать. Чтобы разблокировать цепи пуска, нужен электронный шифроключ.

Начинались государственные испытания. В условиях недостаточного финансирования на их проведение потребовалось шесть лет.

Комплекс сдали с единственным типом ракет – с кассетной боевой частью. Не было ни времени, ни денег, чтобы добиться той высокой точности, которая есть у «Искандера-М» сейчас. Кассетная БЧ решала задачу за счет того, что боевые элементы накрывали большую площадь.

Но даже в базовой комплектации «Искандер-М» произвел впечатление на военных своей эффективностью. Его ракета умело преодолевала противоракетную оборону противника и безотказно выполняла боевую задачу.

Постановлением правительства № 172-12 от 31.3.2006 ОТРК «Искандер-М» был принят на вооружение в базовой комплектации.

Встал вопрос о производстве. Гироплатформу должны были делать в НПО «Электромеханика» в Миассе. Но там ответили, что требуемого количества гироплатформ сделать не смогут.

На других серийных заводах дела обстояли не лучше. Были растеряны люди – главный ресурс для выпуска сложной, наукоемкой продукции.

Что оставалось делать в этой ситуации? КБМ приняло очень непростое решение: в качестве головной организации взять на себя серийное производство комплекса.

Никто из военных не верил, что КБМ сможет что-то сделать. Многие махнули рукой: дескать, не будет никакого «Искандера». Подключилась пресса. «Промышленность не в состоянии обеспечить выпуск «Искандера-М» – лейтмотив тогдашних публикаций.

Начальник Генштаба генерал армии Н. Е. Макаров написал письмо генеральному директору ГК «Ростехнологии» С. В. Чемезову, в котором поставил вопрос под другим углом. КБМ ввязывается не в свое дело. Задача КБ – проектировать. А выпуском пусть занимается кто-то другой.

В тогдашней ситуации это означало – никто.

При отсутствии базы для серийного производства и мощном психологическом давлении нужно было иметь очень большую волю, силу духа и мужество, чтобы сказать: «Сделаем!». В КБМ сказали именно так.

Тогда генеральный директор и генеральный конструктор ФГУП «КБМ» В. М. Кашин и генеральный директор ОАО «ЦНИИАГ» В. Л. Солунин выступили с предложением к Министерству обороны РФ заключить долгосрочный контракт с Конструкторским бюро машиностроения как с головным предприятием кооперации.

Этот вопрос В. М. Кашин поднимал на всех уровнях руководства страной, оборонным комплексом, Вооруженными Силами РФ.

Надо отдать должное руководителям ЦНИИАГа: В. Л. Солунину, затем Б. Г. Гурскому, А. В. Зимину, которые также не отступили, приняли вызов и проявили настойчивость. Впрочем, ничего другого им не оставалось.

Серийное производство развернули. Гироплатформу заменили инерциальным измерительным блоком на базе лазерных гироскопов. Это было очень трудно. Опять-таки никто не верил, что в очень короткие сроки КБМ выполнит эту работу. Измерительный блок разработал НИИ «Полюс». ЦНИИАГу пришлось создать новую систему управления.

Сразу после первых применений комплекса от армейцев поступили настойчивые просьбы разработать новые типы ракет. Ракета с кассетной БЧ не позволяла решить ряд боевых задач.

Эту работу КБМ и его смежники тоже сделали. Всего за восемь лет комплекс получил пять видов ракет, в том числе крылатые.

К слову, нет никакого ОТРК «Искандер-К», о котором нередко пишут журналисты. Есть комплекс «Искандер-М», который может применять как крылатые, так и аэробаллистические ракеты.

Крылатые ракеты разработало ОКБ «Новатор» из Екатеринбурга. Под «крылатку» пришлось внести изменения и в пусковую установку, и в командно-штабную, и во все остальные машины ОТРК. Зато возможности комплекса, оснащенного аэробаллистическими и крылатыми ракетами, существенно расширились. Предугадать, какой тип ракет будет использован, и принять меры противодействия практически невозможно.

Начиная с 2006 года ОТРК «Искандер-М» подвергся значительным изменениям практически по всем составляющим. В первую очередь модернизирован комплекс средств автоматизированной системы управления бригадой. Комплекс развивается, становится еще более могущественным.

Сложности с серийным выпуском, с финансированием продолжались. Поставка ОТРК «Искандер-М» в войска продвигалась медленно. С каждым предприятием кооперации Минобороны заключало отдельный контракт. Соответственно элементы комплекса поставлялись разрозненно. Это не обеспечивало требуемых темпов перевооружения, единого подхода к ценообразованию и снижало боеспособность армии, так как в войсках не было специалистов, которые могли бы провести боевое слаживание.

Наконец в 2011 году инициатива руководителя КБМ увенчалась успехом. Министерство обороны РФ заключило долгосрочный договор с КБМ как с единственным исполнителем по производству ОТРК «Искандер-М». Экономисты Министерства обороны сверху донизу «прошерстили» как КБМ, так и более 150 предприятий кооперации. Не дай бог заложат в контракт лишнюю копейку! Вопрос с ценой утрясали больше года.

Решением Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ В. М. Кашин был назначен генеральным конструктором по оперативно-тактическому ракетному вооружению.

Уже два года КБМ и его смежники сдают Министерству обороны по два комплекта комплекса. Каждый комплект – это 51 единица автомобильной техники, средства регламента и технического обслуживания, учебно-тренировочные средства, комплект ракет.

Такой ценой достался комплекс, которым Россия защищается и гордится.

Вероника Ушакова

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 7 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины