Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Интересное

Евгений Сатановский. Страхи Америки

Стратегическая сделка по поставкам российского газа в Китай сводит к минимуму его уязвимость при конфликте с США

Понимая, что времена холодной войны вернулись – по инициативе президента Барака Обамы при некотором сопротивлении его европейских партнеров, – представим «поле боя», на котором приходится действовать России, и возможные шаги заинтересованных сторон.

Пытаясь проследить причинно-следственные связи происходящего в мировой политике, то и дело наталкиваешься на экономические интересы, альянсы конкурирующих между собой корпораций и олигархов, зависящих от правительств, и правительств, зависящих от олигархов и корпораций, групповые и личные интересы политиков и чиновников. Дополнительной неразберихи во все это добавляют международные организации и объединения – от ООН и ЕС до НАТО. Свою роль, подчас весьма активную, играют объединения верующих – от церквей до суфийских орденов, военно-политических квазирелигиозных структур типа «Хезболлы», «Исламского государства», «Джабхат ан-Нусра» или религиозных сект.

“ Экономический потенциал сегодняшней России на порядок превышает тот, которым она располагала в предшествующую холодную войну ”

Весь этот политический ландшафт меняется с калейдоскопической быстротой. Отдельные конфликты существуют веками, но союзы почти всегда краткосрочны, а интересы преходящи. В связи с чем тиражируемые СМИ попытки политологов и политтехнологов использовать для описания и тем более преобразования современного мира схемы, насчитывающие десятилетия, вызывают в лучшем случае смех. Говорить о «противостоянии Рокфеллеров и Ротшильдов» или «славян и англосаксов», описывая ситуацию на Украине или Ближнем Востоке, то же самое, что пытаться выиграть войну, в которой противник применяет высокоточное оружие, спутники и авианесущие группы морского базирования, с помощью кавалерии и штыка-багинета.

При этом любое описание текущей ситуации достаточно быстро устаревает и нуждается в регулярной корректировке. Причем анализировать происходящее имеет смысл с учетом всех факторов, которые влияют или могут повлиять на ту или иную систему. Что предполагает не только поступление в режиме текущего времени огромного массива как «полевой», так и аналитической информации, но и ее беспристрастное рассмотрение, что само по себе достаточно сложно. Отсюда постоянные провалы в выводах и доктринах – от возможности построения вокруг России «славянского мира» (что особенно примечательно на примере Болгарии, Польши и Украины) до катастрофического упрощения процессов, идущих в исламском мире, включая гипертрофированное преувеличение роли арабо-израильских отношений.

Слон и Псаки

Отметим, что помимо объективных причин, которые мешают реальной оценке, свою роль играют информационные войны. Современные технологии позволяют подделывать «телевизионную картинку», не говоря уже о «свидетельствах очевидцев». Как следствие даже самые уважаемые и влиятельные СМИ зачастую используют игровой или изначально откорректированный в пользу той или иной стороны материал. Объективность же мировых средств массовой информации попросту отсутствует. Первоначально это стало ясно тем, кто пытался разобраться в хитросплетениях отношений палестинцев и израильтян, а с начала «арабской весны» и украинского кризиса фальсификации в западной прессе и на телевидении стали массовыми.

Страхи АмерикиФото: ИТАР-ТАСС

Автор не предполагает, что вся отечественная журналистика лишена пропагандистского начала, однако грубые и откровенные отклонения от истины и информационные провалы такого масштаба, как те, символом которых с начала 2014 года стала Дж. Псаки, еще недавно считались реликтом холодной войны. Понимая, что времена холодной войны вернулись – по инициативе президента Барака Обамы при некотором сопротивлении его европейских партнеров, степень которого, впрочем, не стоит преувеличивать, – попытаемся в очередной раз представить «поле боя», на котором приходится действовать России, и возможные шаги заинтересованных сторон.

При этом бесполезно апеллировать к морали, международному праву или логике. Мораль в политике – категория, отсутствующая по определению. Международное право, как ясно из военной кампании США в Ираке, гражданских войн в Ливии и Сирии – в первом случае фатальной для режима и страны, а во втором – забуксовавшей, а также свержения президента Януковича и последующих событий на Украине, интерпретируется и используется теми, кто его интерпретирует и использует исключительно во имя собственных интересов. Что до логики, то, что опасно для страны и противоречит интересам государства, не обязательно вредит той или иной политической группировке или бизнес-корпорации. Конкретным же чиновникам или политикам оно может быть жизненно необходимо.

Корыстные у них при этом интересы или люди просто далеки от понимания реальности, когда пытаются втиснуть окружающий мир в прокрустово ложе собственного узкого и искаженного видения, не столь важно. Говоря попросту, «заговор», в котором многие обвиняют лидеров США, не менее разрушителен, чем их доброжелательный идиотизм. Консервативны они при этом, как президент Буш-младший, или ультралиберальны, как президент Обама, также не имеет значения. Современная политика США равно опасна для самих Соединенных Штатов, их противников, союзников и нейтрально относящихся к Америке государств, потому что это политика слона в посудной лавке.

Куда бы он ни повернулся, окружающим не уцелеть вне зависимости от того, насколько добрые у него изначально намерения. Да и у него самого в итоге возникают проблемы. Единственный выход в такой ситуации – не вмешиваться в чужие дела, ограничившись защитой своей страны от реальной агрессии. Однако интересы США глобальны. То есть они вмешиваются и будут вмешиваться во все происходящее в мире с неизменно печальными результатами для себя и всего мира. Отчасти эта политика – продолжение исконного американского миссионерства. Его, строго говоря, никто не отменял, однако в современном мире внедрение демократии западного типа по американской модели имеет куда большие шансы на успех, чем обращение очередных язычников в ту или иную версию американского протестантизма.

Текущее противостояние Москвы и Вашингтона, начавшееся по инициативе последнего, в любом случае должно было начаться рано или поздно. Альтернатива этому – не превращение России в одного из сателлитов США или, если сказать вежливее, «следование в фарватере американской политики», как принято полагать в отечественных политологических кругах, а исчезновение Российского государства как центра силы, независимого от Соединенных Штатов. В рамках распада страны на отдельные анклавы, ее технологической деградации или иного сценария – неважно.

Именем Джексона – Вэника

Россия представляет собой проблему для США отнюдь не потому, что, используя статус постоянного члена Совета Безопасности ООН, препятствует реализации американской политики, точнее, действий Вашингтона на международной арене без каких-либо ограничений. Это не причина, а следствие главного фактора: наличия у РФ доставшегося ей по наследству от СССР ядерного потенциала, который исключает возможность не только агрессии, но даже успешного силового давления в ее отношении. Что оставляет в качестве инструментов такого воздействия три метода.

Страхи Америки

Это санкции, которые и введены против России в одностороннем порядке президентом Обамой, пытающимся заставить страны ЕС присоединиться к США. Во-вторых, терроризм – в первую очередь исламистский, что применимо в России в ограниченных масштабах и опасно для его инициаторов и организаторов ничуть не меньше, чем для страны, в отношении которой он используется (о чем свидетельствует Бостонский теракт). Наконец, в-третьих, внутриполитическое давление на режим. Которое эффективно при повторении властями ошибок, совершенных украинской верхушкой и куда менее применимо в российских условиях.

Сама по себе Россия, возможно, не представлялась бы американскому руководству столь опасной, чтобы привести к достаточно неадекватной реакции, если бы не наличие протяженной сухопутной российско-китайской границы, поставка через которую углеводородов по системе трубопроводов (к ВСТО может быть добавлен как минимум Алтайский газопровод) позволит обеспечить энергетическую безопасность КНР в случае морской блокады со стороны США. Последнее сводит к минимуму уязвимость Китая при попытке реализации американской «Стратегии национальной безопасности» с использованием подавляющего преимущества ВМФ США для отсечения КНР от поставок энергоносителей.

Альянс Москвы и Пекина, который был разрушен в годы идеологического противостояния (по представлению официального Вашингтона, навсегда), явился неприятным сюрпризом для действующей американской администрации. Спекуляции насчет ценообразования контракта по поставкам газа из России в Китай сами по себе демонстрируют стратегическое значение и этой сделки, и перспектив взаимной интеграции экономик России и КНР, фундаментом для которой она является.

Отметим, что Россия в данной системе экономических отношений, с точки зрения Китая, играет ту же роль, что и страны Центральной Азии – Туркменистан, Узбекистан и Казахстан, по территории которых идут газопроводы в КНР, а также Киргизия, стратегически важная для обеспечения их безопасности от угрозы радикального ислама с южного направления. Таким образом, РФ и КНР сформировали естественный альянс для предотвращения реализации в регионе сценария «центральноазиатской весны», о которой автор писал на страницах «ВПК» (№ 6, 2014). С учетом приближения времени ее начала, возможного уже в этом году, разрешение главных вопросов российско-китайских отношений в сфере поставок углеводородов, которые не поддавались разблокированию на протяжении десяти лет, подало ясный и очень неприятный сигнал США.

Еще более неприятной новостью для Вашингтона и Брюсселя стал срыв подписания договоренности между Ашхабадом и Баку о строительстве Транскаспийского трубопровода. Вопреки лоббистским усилиям еврокомиссара Баррозу и госсекретаря Керри этот проект к чрезвычайному разочарованию руководства Туркменистана остался теоретическим построением. Попытки жесткого давления на азербайджанского президента не повлияли и не могли повлиять на его позицию: Баку организует транзит через Грузию и Турцию на европейские рынки собственных нефти и газа, но не готов ослаблять свои позиции, предоставляя Туркменистану построенную им инфраструктуру.

В какой мере проблема целесообразности конфликта с Россией ради реализации проектов, к которым Баку не имел отношения и не планировал извлечь из них какую-либо выгоду, легла в основу решения президента Алиева – вопрос. Не исключено, что оно базировалось на понимании опасности для его собственного правительства попыток повторения «майдана» в Азербайджане – сценарий более чем реальный. Наконец, свою роль могла сыграть история его личных отношений с президентом Туркменистана Бердымухаммедовым, неоднократно провоцировавшим конфликты между Ашхабадом и Баку.

Как бы то ни было, текущая ситуация в «войне трубопроводов» скорее благоприятна для успешного завершения переговоров по строительству российского «Южного потока». О чем более чем что бы то ни было свидетельствует позиция по его поводу Австрии. Давлению, призванному сорвать проект, из числа стран, по территории которых может пройти маршрут «Южного потока», пока в наибольшей мере подвержена Болгария. Однако опыт российско-болгарских отношений, включающий не только само появление этого государства вследствие действий русской армии на Балканах, но и историю его военного противостояния с Россией и в Первую, и во Вторую мировую войну, позволяет спокойно относиться к ее позиции, которая всегда меняется в соответствии с политической конъюнктурой. Более того, сам факт, что единственная страна, которая в проведении направленного против России курса Вашингтона и Брюсселя готова следовать их указаниям – Болгария, говорит о реальном потенциале этой политики.

Это отнюдь не значит, что вводимые США против России санкции можно игнорировать, с присоединением к ним в перспективе ЕС или без оного. При этом ущерб от санкций, который понесет Европа, куда более значителен, чем для США, а угроза Евросоюзу со стороны России отсутствует, несмотря на непрерывные провокации, связанные с кризисом на Украине. Скорее можно говорить о последовательных попытках наступления ЕС на интересы России. Секторальные и финансовые ограничения, запрет на экспорт в Россию западных технологий и оборудования призваны закрепить технологическую отсталость Москвы.

Речь идет в первую очередь об оборонных отраслях, а также о перспективах освоения РФ ресурсов Восточной Сибири, арктического и тихоокеанского шельфа. Рассматривая вопрос в исторической ретроспективе, следует признать, что санкции такого рода были применены к СССР в соответствии с поправкой Джексона – Вэника, ради отмены которой российское руководство предприняло колоссальные усилия – лишь для того, чтобы она была заменена «актом Магницкого» и сегодняшними санкциями.

Показательно, что проблемы, в связи с которыми вводились в прошлом или вводятся в настоящем санкции относительно Москвы, не имели и не имеют особого отношения к самим этим санкциям. Именно поэтому поправка Джексона – Вэника действовала, несмотря на то, что формально она была введена ради отмены запрета на иммиграцию советских евреев, на протяжении двух с лишним десятилетий после того, как этот запрет исчез. Точно так же ситуация с запретом на усыновление российских детей и проблемами Украины – повод, а не причина для введения санкций. Они были бы введены в любом случае, как бы Россия ни действовала.

Санкции в помощь

Резонно предположить, что фокусирование США в их потенциальном противостоянии с Китаем именно на России происходит по стандартному в мировой политике принципу. Удар, направленный против любого альянса – военного, экономического или политического, должен быть направлен на наиболее уязвимое звено. Именно этим звеном в связке КНР – РФ является Россия. Во Вторую мировую войну в странах «Оси» им была Италия, и Второй фронт де-факто был открыт американцами не в Тюрингии, Баварии или Саксонии, а на Сицилии. Да и в наше время в «шиитском полумесяце» БСВ слабым звеном считается Сирия, а не Иран, что и спровоцировало гражданскую войну в этой стране, которая по представлению ее арабских спонсоров и их западных союзников должна была обрушить режим в Дамаске, коль скоро Тегеран оказался устойчив к «Зеленой революции».

Соответственно Китай слишком велик и слишком завязан на американскую экономику, ущерб которой смертелен для карьеры любого американского президента. Он нечувствителен к внешнему давлению, основанному на будировании вопроса соблюдения прав человека, что доказали события на площади Тяньаньмэнь. Наконец, уровень потребления населения КНР не идет ни в какое сравнение с российским – Китай может без социальных потрясений пережить давление, которое в России теоретически окажется опасно для властей.

Теоретически – поскольку и советология в США давала весьма искаженную картину того, что представлял собой СССР на самом деле, а понимание современной России и государств постсоветского пространства в Вашингтоне на порядок слабее, чем в прошлые времена. Хотя понимание Москвой мотиваций американского и европейского истеблишмента не лучше. В противном случае отечественная элита не прилагала бы таких усилий в попытке добиться недостижимого: полноправной интеграции России в западное сообщество. Обещания насчет возможностей такого рода были не более чем словами и воспринимать их следовало именно как слова. Что, впрочем, на сегодня представляет собой вопрос исключительно исторический – эти иллюзии российского политического истеблишмента остались в прошлом.

Любопытно, что должно произойти, чтобы в прошлое отошли такие мифы отечественной политики, как возможность получения грандиозных инвестиций из арабских стран, перспективы политического и экономического союза с исламским миром, включая открытых противников России Катар и Саудовскую Аравию, или нормализация отношений с исламистами, задачей которых было, есть и будет ослабление и расчленение Российской Федерации, а не укрепление ее национального единства. Отдельные темы – продвижение отечественных интересов в Африке, возможность осуществления не только за российский счет интеграционных проектов, потенциал разумного реформирования ООН и много что еще.

Многие мудрости дают многие печали, однако кто предупрежден – тот вооружен. Война России объявлена – и хорошо, что это пока холодная война. При этом уровень интеграции в окружающий мир, понимание того, как он устроен, система международных связей и экономический потенциал сегодняшней Москвы на порядок превышает тот, которым она располагала в предшествующую холодную войну. Ни от кого, кроме российского руководства, не зависит, будут ли использованы возможности, которые предоставляют промышленности, в том числе ОПК, санкции, которые заставляют развивать собственный технологический потенциал, а не растрачивать его в рамках бесконечного «распила» бюджета.

В свое время британская и французская технологическая блокада заставили государство Израиль создать танковую и авиационную промышленность, притом что потенциал России и Израиля несопоставим в части материально-технологической, сырьевой и интеллектуальной базы, а уровень военных угроз для Иерусалима со стороны его противников не идет ни в какое сравнение с тем, который вынуждена учитывать Москва. При этом ссылки на свободу действий, идеологическую незашоренность и исконную еврейскую предприимчивость могут впечатлить только человека, который совершенно не представляет себе, что такое реальная израильская бюрократия и насколько она может уничтожить любое, даже самое необходимое начинание.

История создания в Израиле танка «Меркава», истребителя-бомбардировщика «Лави», БЛА, «умных бомб», противоракетной системы «Железный купол» и других ВВТ, часть которых стоит только на вооружении этого государства, а другие разрешены к поставкам на рынок, демонстрирует, к чему могут привести санкции при правильном их использовании. В России есть все необходимое для того, чтобы пройти тот же путь с меньшими издержками и с куда более впечатляющим результатом. При наличии не только ресурсов – они как раз есть, но и воплощения деклараций в реальность.

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.