Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Интересное

"Да капец стране": репортаж ИА REGNUM из "украинской" Польши

17.07.2014

Корреспондент ИА REGNUM в Калининграде Андрей Выползов, вернувшийся из пятидневной командировки в Польшу, публикует путевые заметки об "украинском факторе" в сегодняшней жизни поляков.

Не так давно я вернулся из города Жешув, куда был приглашён на VI съезд польских геополитиков. Чтобы попасть в Жешув из Калининграда, пришлось проколесить всю Польшу с севера на юг и обратно. И всюду было слышно два слова - Россия и Украина.

"Это было удивительно", - написал я в первый вечер своих дорожных заметок. Но сейчас исправляю: "Это неудивительно". Дело в том, что после общения с поляками - от блогеров до профессоров - стало ясно: этот славянский народ очень остро переживает, что стремительно пролетает мимо Истории. Вновь стремительно пролетает мимо Истории. Прежде всего, это связано с осознанием краха своей детской мечты - создания Великой Польши от моря до моря. Общаясь со мной, поляки с уважением отнеслись к "имперской идее" России - присоединении Крыма и амбиций на украинский Юго-Восток, понимая, что двум "имперским идеям" на одном клочке Европы не быть, а, значит, на возрождении Междуморья надо ставить крест. Впрочем, обо всём по порядку.

Неправильные западенцы и дончане

"Украинская" тема заиграла ещё в Калининграде, когда автобус на Варшаву на пять часов стал крошечным "Советским Союзом". Из семи пассажиров у двоих оказались паспорта Молдавии и Украины, а ещё трое родились в Казахстане и Литве. Хочу рассказать об этой украинке, как она себя шутя нарекла, "неправильной западенке". Через кресло от меня сидела эта женщина с пятью десятками за спиной и крашенным в смоль каре. Сама она живёт во Львове, а дети - в Питере.

"Как я могу ругать Россию, если мои дети там работают? - виновато улыбается она. - Да, снимают жильё, да, работают совсем не на престижных работах, но они ещё молоды - заработают и на квартиру, и на жизнь".

Украинка возвращается от своих детей (через Калининград) в свой "западенский" Львов и признаётся, что там вынуждена молчать о поездке. На прощанье она даёт мне гривенки. Я выбираю 5 копеек, но она высыпает на ладонь всю мелочь со словами: "Берите ещё. Сейчас это ничто".

Забегая вперёд скажу, что через пару дней в Польше я встретил ещё одного жителя Львова - риэлтора Юрия Кмитя. Это был уже "нормальный" западенец, не скрывающий антироссийских настроений.

Но и он не склонен делить Украину на чёрное и белое: "За последние дни ко мне обратилось несколько семей из Донецка с просьбой подыскать им квартиры во Львове. Это профессура, интеллигенция. Не видят они себя на Юго-Востоке, а хотят жить на Украине".

"Да капец стране"

С утра на Варшавском автовокзале Заходнем через одного говорят на суржике. Украинцев пугающе много! Это реальный рабочий класс. Тётки с пузатыми баулами, мужики с учтивыми рожами. Мимо них важно похаживают таксисты и монотонят на сносном русском языке: "Кому во Львов? Такси на Тересполь". Но украинский люд бережёт деньгу, смирно ожидая рейса через пять часов. Я, выросший в советском захолустье, сразу вспомнил утренний автовокзал в зауральском райцентре Целинное, где 30 лет назад вот так же в ожидании своего "ПАЗика" сидели трудяги, а над ними летали, грассируя, голуби. Если бы не вай-фай, то разницы никакой.

Разговорился с одним украинцем. Вернее, как разговорился: стоило только выйти за двери автовокзала и встретиться глазами с первым попавшимся мужичком, как он попросил сигаретку. Сигареток у меня не было, но незнакомца уже было не остановить. За десять минут он рассказал мне свою биографию, оценил Путина и Януковича, ну и дал прогноз на будущее.

Мужик - усатый работяга за пятьдесят - также из Львовской области, исправно ездит в Польшу на заработки.

"Раньше я газоны подстригал в Варшаве, но теперь такую хорошую работу найти тяжело. Сейчас батрачу на селе, у пана, - поведал украинец. - В Украине совсем работы нет, все колхозы же развалили. А я в России служил в армейке. В Псковской области. Ты случайно не оттуда? Откуда? Из Калининграда? Это где? А в Пскове хорошо было, много церквей, красиво".

На вопрос - не хочет ли он просто быть в составе Польши, как Путин Крым взял, мужик ухмыляется своими серенькими усами: "Не-е-е! Я хочу жить в Украине. А в Польшу я и так легко могу ездить по рабочей визе. 400 гривен стоит. Идёшь в консульство с бумагой от пана, на которого работаешь, и тебе спокойно шлёпают визу".

Закурив, хохол потренировался в аналитике: "Крым ваш Путин отжал, вы радуетесь, но не понимаете, что вами правят миллиардеры. Нами тоже миллиардеры правили, но мы их скинули. Наш Янукович облажался по полной". Но на вопрос о будущем Украины без миллиардеров, бросает: "Да капец стране".

"Меркель возмущается, но она матрёшка"

Поляков вполне устраивает, что хохлы на них холопят. На том же Варшавском вокзале Заходнем на каждом столбе висят наклейки с призывом по-русски: "Ищешь работу в Польше? Позвони". Это в Варшаве, что в трёхстах верстах от украинской границы, а что же в приграничных Люблине и Жешуве творится.

"Вся низкопрофессиональная работа - ремонт дорог, квартир, уборщики, автомойщики - это украинцы, - говорит мне мэтр польской журналистики, известный путинофоб Витольд Михайловски, который забрал меня с вокзала. - Как в России узбеки, так у нас - украинцы. Это дёшево и качественно. И рынок живой силы неисчерпаем. Вот такая (усмехается) дружба славянских народов".

79-летний Витольд Михайловски - одна из легенд Польши. Он - основатель и редактор журнала с зубодробительным названием "Трубопровод". По-польски это звучит смешно - "Рурочёнга". В разговоре с каждым встречным и поперечным пан Михайловски твердит эту скороговорку: "Рурочёнги-газочёнги, рурочёнги-газочёнги". Но это смешное название уже десять лет как приобрело серьёзный геополитический оттенок. А сегодня и подавно. К редактору обращаются за комментариями все кому не лень. В итоге от самого осведомлённого польского эксперта в "трубополитике" я услышал версию причин крымского воссоединения с Россией. Всему виной, оказывается, газопровод South Stream ("Южный поток"), который сейчас прокладывает Путин через Чёрное море.

"Но всё хорошо на бумаге, - продолжает Витольд, покуривая трубку с вензелем украинского трезубца. - На практике нет. Тектонический анализ показал, что на пути South Stream встала скала. Толщиной до километра! Её нереально пробить. Выход один - перевести South Stream к северу моря, где находится украинский шельф. То есть Крым. Это тихая операция, за которой стоят немецкие и американские концерны. Меркель возмущается, но она матрёшка".

Михайловски, подкармливая в своём саду красных рыбок в пруду, кладёт последний козырь: "25 лет тому назад была сделана геологическая разведка северной части Чёрного моря. И оказалось, что в этом районе, то есть в районе украинского шельфа, много нефти и газа. Очень много! Это ближе к Юго-Востоку Украины. Поэтому Юго-Восток станет российским. Права человека? Чепуха".

В табачном дыму просматривается довольное лицо пана Витольда. И непонятно, чем он больше доволен - своей версией или хваткой Путина. Я решил, что к месту спросить о польской политической элите. В ответ услышал: "Туск - г...но!"

"Мы можем не покупать газ у России и для этого не надо сланцевой революции, - объясняет Михайловски. - В Польше есть очень интересная перспектива - использование геотермальных источников. Но силы духа у поляков на это нет и не будет. Мы вырождаемся".

"Мы легли под американцев"

Об отсутствии у поляков силы духа мне в течение нескольких дней сказали и другие граждане Польши. Например, профессор Ягеллонского университета из Кракова Ханна Ковальска-Стус.

"Для меня, как для польки, обидно то, что если раньше Польша реализовывала политику СССР, то сегодня она реализует политику США. Это снова не наша национальная политика!" - восклицает профессор. По её мнению, "у Путина есть имперская идея, и это достойно уважения".

"А Польша не в состоянии самостоятельно существовать, у нас нет своей идеи, своего польского цивилизационного пути, - вторит её коллега из Ягеллонского университета профессор Анна Ражны. - Наши политики - рабы, американские рабы".

"Мне стало не по себе, когда учёные из Словакии (на съезде польских геополитиков) стали читать нам доклады на английском языке! - продолжает пани Ковальска-Стус. - Это когда в польском и словацком языках различий ещё меньше, чем в русском и украинском! Что же мы делаем с нашим Славянским миром? Половина Восточной Европы - славяне, но вместо того, чтобы объединиться в рамках идеи Славянского мира, мы легли под американцев".

Паралич польской мысли подтвердил и известный польский блогер, создатель "Телевизии народовой" Евгениуш Сендецки. Пан - врач по профессии, а интернет-ТВ - хобби, уровень популярности которого характеризуется, например, таким примером. Видеоролик с играющими в футбол подростками напротив костёла, вокруг которого молятся несколько сотен польских католиков, набрал 1,5 млн просмотров.

Так вот, по словам Сендецкого, мнение в польской блогосфере, хоть немного отличающееся от общеевропейской пропагандистской формулы - "Путин - новый Гитлер" - сразу же объявляется крамольным, а такого блогера называют "русским агентом".

"Правосеки - те-рро-ри-сты!"

На съезде же мне больше всего запомнился магистр Вроцлавского университета Самуэл Муса. Муса (его так все звали, считая, что это имя) - сириец, но живёт в Польше уже лет десять. Так вот, он за Россию, кажется, морду набьёт. К примеру, когда один из польских младополитологов попробовал защищать украинских "правосеков", Муса встал с места и задвинул простую, как дамасская сталь, речь:

"Какая это оппозиция?! Это террористы, которых подготовили американцы. Те-рро-ри-сты! У нас в Сирии происходили точно такие же вещи. США вскормили таких "оппозиционеров", с такими же национальными лозунгами. Но мы-то знаем, что все они оказались убийцами".

В кофе-паузах Муса безо всяких европейских сантиментов вклинивался в группки докторов и магистров, критикующих Россию, и защищал Россию. Приведу такой диалог. Один польский политолог, по-моему, Жешувского университета, живописал коллегам: "Что такое Россия? Заедьте в любое село - там ещё 19-й век!"

Автор этих строк только хотел спросить, был ли пан в очёчках и костюмчике из смешанных тканей в российской глубинке, как Муса выдал:

"Послушай, я был во Франции, окраина Марселя - это 18-й век!


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.