Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Гравитация (UNI10)

21 октября 2013
<
Увеличить фото...  
Источник: crustgroup

Хочу сказать, что я очень долго ходил вокруг и около этой статьи. Изначально я хотел написать её очень развёрнуто, с детальной аргументацией, примерами, развёрнутым спором с «внутренним я» и прочая, прочая, прочая. А потом, во время моей недавней поездки в Казань, мне попалось на глаза одно скромное граффити:

420

Выполненное в трафаретном стиле Бэнкси, оно красовалось на замызганной, немного поржавевшей двери какого-то присутственного здания на одной из центральных улиц Казани. Народ проходил мимо портрета Циолковского, слова «Земля» и мелкого текста под ним. Город жил своей жизнью. В общем-то не особо заморачиваясь простым и в то же время очень сложным вопросом: «зачем?»

Зачем нам лететь в космос?

В начале космической эры этот вопрос имел простой и незамысловатый ответ. Простой, рукописный плакат «Все в космос», который держал неизвестный москвич на народном праздновании первого полёта космонавта Земли очень хорошо отражал настроения того времени:

421
Юрий Гагарин. Как это было.

Всё остальное уже казалось неважным и несущественным. Вся страна воспринимала космос, как некий «земной рай», который можно будет окучить, освоить, перепахать звездолётами вдоль и поперёк и поставить на службу человеку. Как Сибирь, как Арктику, как Антарктиду.

Ну а потом пришлось вернуться из того, идеального и тривиально-мечтательного космоса на Землю. И вновь обратить свой взор на изречение Циолковского о «колыбели». Выяснилось, что космос враждебен, неуютен и суров. И, подобно мифическому Молоху, космос вдруг стал требовать у человечества жертв. Сначала материальных, а потом и человеческих.

Стоимость космических программ оказалась неподъёмной для большинства стран мира, а обеспечить 100% безопасность людей даже на околоземной орбите не получилось и при учёте всех, казалось бы — даже самых невероятных сценариев.

Космос оказался несбыточной мечтой, к воплощению которой человечество оказалось неготовым ни материально, ни технологически, ни даже психологически. Метафора «колыбели» оказалась слишком оптимистичной, задав человечеству весьма жёсткую временную рамку.

Сколько времени надо младенцу, чтобы встать на ноги? Ну, год. Сколько времени надо ребёнку, чтобы стать полноценным членом общества? Два десятка лет. Сколько времени отпущено нам в этой земной жизни? Столетие. Сколько времени мы можем представить в рамках своего сознания? Два столетия, исходя из того, что сможем покачать ещё на своих слабеющих руках своего правнука, который и увидит этот самый «идеальный мир», который мы хотим оставить ему в наследство после своих мирских трудов.

Ситуация с человеческим целеполаганием очень напоминает мне старый анекдот о католической церкви и её запрете на браки для высокопоставленных священников.

«Беседуют два католических кардинала:

- Джузеппе, как ты думаешь, мы доживём до отмены целибата?

- Мы вряд ли, Франческо, но внуки-то наши точно доживут!»

Вечность — это абстракция. За пределами 200 лет от сегодняшнего момента времени всё будущее превращается для отдельно взятого человека в «вечность». Полёт «корабля поколений», который, в принципе, может быть построен и на существующей технологической базе современного человечества, даже в случае ближайшей к нам звёздной системы — Альфа Центавра, займёт при скорости в 30 километров в секунду около 40 тысяч лет.

100
Юрий Гагарин. Продолжение.

Это безумно много по меркам индивидуума. Но этот же срок и совершенно нормален в рамках существования отдельного биологического вида. Достаточно сказать, что всем нам, как виду, где-то 40 000 лет и есть. Именно 40 000 лет тому назад наши предки наконец-то окончательно обособились от других представителей рода Хомо, а потом и успешно перебили всех конкурентов на титул «самого разумного вида» в номинации «планета Земля».

Насколько разумны мы сейчас, если хотим всё-таки начать колонизацию космоса? С точки зрения отдельного индивидуума или даже его «абстрактных 200 лет будущего» затея по колонизации космоса (а тем более — Космоса, того, что лежит между нами и Альфа Центавра) — это совершеннейшая ересь. Ни все мы, ни кто-либо по отдельности в гибернационной капсуле, ни какое-либо устойчивое общество в корабле поколений отправится в сколь-либо длительный полёт в космосе пока не готово.

Просто потому что такое начинание безумно выгодно жизни, очень выгодно виду, но совершенно бесполезно и затратно для отдельного человека. В рамках 200 лет его воспринимаемого коллективного будущего нахождение его потомков на поверхности Земли, на поверхности Луны — или же на первых сотнях миллиардах километров на пути к Альфа Центавре — совершенно равнозначно и эквивалентно. На поверхности Земли даже приятнее — тут у нас и колыбель, и ржавая, но родная дверь, которую, в общем-то, совершенно не хочется открывать и куда-то идти. В этот непонятный и бескрайний космос.

Кром того, вопрос выживания нашего вида или, в целом, жизни на планете по факту отнесен столь далеко в будущее (где-то на 2-3 миллиарда лет), что даже вопрос «протухания» и «потухания» нашего центрального светила никак не может мотивировать какой-либо вид или же земную жизнь в целом на оставление своей колыбели.

Это ведь процесс даже не биологического, не геологического, а космогонического масштаба времени.

Ни одна из современных гор не доживёт до того светлого момента, когда Земля наконец-то погрузится в солнечную корону. Но вот тогда, конечно, уже не удастся выжить совсем никому.

В общем, даже метафора выхода рыбы на сушу слабо подходит для описания процесса выхода человека в космос. Рыбы так или иначе, но лишь постепенно приспосабливались к изменчивому климату девонского периода, втайне, конечно, надеясь, что лужи всё-таки вернутся. И лишь потом, отрастив ноги и лёгкие, поняли, что на суше не так уж и плохо. И вопрос «пожрать, попить и поразмножаться» на суше решается гораздо более просто, нежели в уже весьма конкурентной нише Мирового Океана.

Именно такой же процесс и предстоит пройти той части земных видов, которые таки решат выбираться из земной колыбели. При этом я совершенно не хочу тут ограничивать свои ожидания людьми. Я, вообще, очень против «строгого» антропоцентризма, который наделяет всем разумным-интеллектуальным-сознательным-вечным-добрым выживших представителей рода Хомо, при этом отказывая во многих человеческих качествах всем остальным видам.

Что, в общем-то, оказывается совершеннейшей глупостью.

По второй ссылке, кстати, можно и послушать, как звучить дельфинье «спасибо за рыбу и пока». Так что, возможно, если какие-то препоны и остановят нас в деле посылки в космос человеческих мозгов, то кто-нибудь на протяжении следующих 2-3 миллиардов лет и догадается, что восемь планет и сотня спутников (впридачу с тысячей-другой астероидов) всё-таки лучше, чем одна планета, а десяток солнечных систем лучше, чем один жёлтый карлик.

Но, однако, как я сказал, этот путь не будет напоминать путь двоякодышащей девонской рыбы из одной уютной лужи к другой.

101
Юрий Гагарин. Начало.

Человечество (или иной, будущий разумный вид) должно будет осознать, что метафора «колыбели» — это именно метафора космологического плана.
Вид, выбравший такой путь развития — постепенное, но неограниченное приспособление к абсолютно разным и различным по сути условиям среды обитания, неизбежно получает в своё распоряжение мощнейшее оружие приспособляемости.

Вместо одной планеты, которая может являться его потенциальным домом, вместо концепции «+1 Земля», котору незримо задаёт нам сюжет любой межзвёздной колонизации — мы (ну или дельфины, какая разница, сколько ног) получаем в своё распоряжение весь бескрайний космос. «Мне нужен мир. И по возможности — весь».

Именно вокруг такого подхода крутятся и все великие страхи, и все великие ожидания человечества. Концепт Homo proteus, человека изменяющегося, постоянно возникает и постоянно вступает в противоречие с десятком социальных, религиозных или гуманистических доктрин, которые присутствуют в тот или иной исторический момент в истории человечества. Ибо «враг мой это я, только лишь изменённый чуть-чуть».

Недаром в положительном смысле и в качестве главных героев в космос всегда летят сверхлюди и голубоглазые мускулистые блондины (вместе с двадцатипятилетними девушками-профессорами с четвёртым размером груди), а вот во врагах у нас всегда грязные космические орки и гоблины, жутко похожие на людей, но немного иные.

102
Юрий Гагарин. Как это будет.

Поэтому — «+1 Земля» в формуле космической колонизации неизбежно будет заменена на «+100 небесных тел». Так просто логичнее и проще. Тело ведь всегда поменять проще, нежели забыть, что ты когда-то получил разум. Пусть и несовершенный, пусть и неуклюжий, но уже работающий и ищущий выхода за пределы тесной колыбели. Пытающийся открыть ту ржавую дверь, за которой и есть весь тот космос, который принадлежит разуму просто потому, что никаких других претендентов на космос в наблюдаемой нами Вселенной пока нет.

Ну или они ждут уже нас где-то там, в бескрайних просторах столь же бескрайнего ничто. До встречи на «Вавилоне-5».

Кстати, сдаётся мне, что там встретились на самом деле просто дальние родственники, которые просто уже забыли своих далёких общих предков.

Надежда на то, что это сделают именно люди, у меня, безусловно, есть. Хотя я бы всё-таки внимательно смотрел и за дельфинами. Жизнь явно подготовила уже и резервный вариант для плана космического побега.

А то, знаете ли, нет такого жёлтого карлика, который бы не хотел в конце своей жизни стать всё-таки красным гигантом.

Так что — главное успеть. Всё-таки 3 миллиарда лет для жизни — не такой уж и длинный срок.

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 7 | Не нравится: 1 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины