Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Расширяя границы возможного

28 августа 2013
<
Увеличить фото...  

В Томилине не копируют чужие успехи, а идут своим путем.

Рассказ о "Звёздочке" - знаменитом КБ, создавшем лучшие в мире катапультные кресла, скафандры для космонавтов и многое другое.

Свои достижения на МАКС-2013 представит созданное более 60 лет назад ОАО «Научно-производственное предприятие «Звезда» – уникальное, единственное в своем роде предприятие в России в области создания и производства индивидуальных систем жизнеобеспечения летчиков и космонавтов, средств спасения экипажей и пассажиров при авариях летательных аппаратов, систем дозаправки самолетов топливом в полете.

В 50-х годах прошлого века возникла парадоксальная ситуация, когда тактико-технические характеристики летательных аппаратов вошли в явное противоречие с возможностями человека по управлению крылатой машиной и техническими характеристиками средств обеспечения безопасности летчика в аварийных ситуациях или при боевом поражении самолета. Люди стали слабым звеном в пилотируемом полете. Для решения возникшей проблемы необходимо было создать по сути новую научно-прикладную дисциплину, находящуюся на стыке совершенно различных областей знаний, в том числе самолетостроения и авиационной медицины.

С этой целью в системе Министерства авиационной промышленности в октябре 1952 года в подмосковном поселке Томилино был организован завод № 918 (впоследствии ОАО «НПП «Звезда») и определены его первоочередные задачи по созданию средств обеспечения безопасности экипажей и повышения живучести боевых самолетов, которые включали разработку:

  • опытных образцов высотных скафандров, противоперегрузочных костюмов и защитных шлемов для экипажей;
  • средств покидания летательного аппарата, катапультируемых сидений и средств защиты экипажа после покидания кабины;
  • рациональных схем бронирования экипажа, определения наивыгоднейших форм бронедеталей, конструктивной брони, а также изучение защитных свойств брони в сочетании с конструкцией летательного аппарата и его агрегатами;
  • новых конструкций топливных баков и их контейнеров, обеспечивающих защиту топлива от вытекания при поражении баков, а также повышение защитных свойств баков существующих конструкций;
  • методов исследования применения на летательном аппарате средств противопожарной защиты и борьбы с пожарами. 

Когда решались любые задачи

Руководителем завода был назначен Семен Алексеев – талантливый авиаконструктор, прошедший школу конструкторских бюро Андрея Туполева и Семена Лавочкина, ранее возглавлявший в Летно-исследовательском институте (ЛИИ) направление работ по созданию самолетов-лабораторий, систем заправки топливом летательных аппаратов в воздухе и разработке противоперегрузочных средств.

Расширяя границы возможного

Уже в декабре 1952 года был доработан и представлен на повторные государственные испытания высотный скафандр ВСС-1, разработанный в ЛИИ. Параллельно с его переработкой, проектированием катапультных кресел и противоперегрузочных костюмов Алексееву пришлось практически на пустом месте строить завод и набирать персонал для КБ и производства. Одновременно создавалась лабораторно-экспериментальная база для каждого тематического направления. Эти задачи ему удалось решить в кратчайшие сроки. По авральности и скорости выполнения работ это сравнимо с временами эвакуации предприятий в годы войны.

В конце 50-х в тематике работ КБ значительное место заняли задачи, связанные с освоением космоса. Учитывая опыт создания первых высотных скафандров, завод в 1956-м приступил к разработке изделий, которые стали прототипами гагаринского скафандра. Но еще до этого, в 1953–1954 годах коллектив участвовал в работах по выполнению программ высотных полетов животных на ракетах типа Р-2А. На предприятии были разработаны специальные скафандры для обеспечения жизнедеятельности подопытных собак. Так, Семен Алексеев, соприкоснувшись с космосом, для комплексного решения более сложных задач впервые организовал в структуре завода собственный отдел авиационно-космической медицины.

Одним из чрезвычайно сложных направлений работ, выполненных коллективом завода в период 1954–1959 годов, стала разработка комплексного агрегата для заправки самолетов топливом в полете. Бомбардировщики М-4 и 3М, созданные Владимиром Мясищевым, не удовлетворяли требованиям ВВС по дальности полета. Было очевидно, что только дозаправка самолетов топливом в полете может решить важнейшую стратегическую задачу доставки ядерных бомб на удаленный от нас континент.

Созданный предприятием агрегат заправки КАЗ-831 в декабре 1959-го был принят на вооружение ВВС для самолетов М-4, 3М и Ту-95.

Важнейшая задача – обеспечение необходимой дальности полетов стратегических бомбардировщиков была решена.

От скафандра до «космического мотоцикла»

Расширяя границы возможного

Пришло время подготовки полета человека в космос. Коллективом завода в сжатые сроки были разработаны катапультное кресло, которое являлось одновременно рабочим местом космонавта в течение всего полета и системой покидания корабля перед парашютированием, космический скафандр и все сопутствующие агрегаты и системы. В конечном итоге созданные предприятием изделия и системы позволили обеспечить успешное выполнение первого в мире полета человека в космос.

После выхода в 1960-м постановления ЦК КПСС и Совмина СССР «О создании мощных ракет-носителей, спутников и космических кораблей», санкционировавшего начало работ по пилотируемым проектам, завод приступил к созданию скафандров для внекорабельной деятельности.

Роль завода в осуществлении в 1965-м выхода человека в открытый космос стала решающей – шлюзовая камера и выходной скафандр были целиком сделаны в Томилине.

Еще одна интереснейшая работа, которой занимался завод, – «космические мотоциклы» – средство передвижения в открытом космосе. В 1962–1964 годах по заданию ОКБ-1 к программе «Восход» было разработано устройство перемещения и маневрирования космонавта. В дальнейшем эти работы продолжил Гай Северин, назначенный в январе 1964-го на должность главного конструктора – ответственного руководителя завода.

Унифицированное кресло

До середины 60-х годов самолетостроительное ОКБ разрабатывало свои катапультные кресла. В результате в эксплуатации находилось около 30 типов кресел, для которых создавалось все свое – парашютные системы, пиропатроны, кислородное оборудование и приборы автоматики. С целью унификации средств аварийного покидания летательных аппаратов и повышения их эффективности по заданию Министерства авиационной промышленности в 1965-м специалисты предприятия приступили к разработке унифицированного катапультного кресла для установки его на вновь строящиеся и модернизируемые боевые самолеты всех авиационных фирм. Задача создания такого кресла и внедрения его на самолеты ОКБ Сухого, Микояна, Яковлева и Туполева, которые традиционно оснащались креслами собственной конструкции, являлась для завода принципиально важной и чрезвычайно трудной. Экономические и эксплуатационные выгоды унифицированного кресла очевидны, но этого было недостаточно, чтобы самолетостроительные ОКБ приняли решение устанавливать такое кресло на свои самолеты. Предвидя жесткую конкуренцию, непосредственное руководство проектированием кресла и его летными испытаниями осуществлял лично Гай Северин. В 1970-м успешно завершились государственные испытания унифицированного кресла (шифр К-36), которое было рекомендовано для применения на отечественных самолетах. Это стало знаменательным событием для авиационной промышленности и ВВС СССР.

Сорок четыре года Гай Северин возглавлял «Звезду». За это время под его руководством и при непосредственном участии разработаны уникальные, в ряде случаев не имеющие аналогов в мире образцы авиационной и космической техники, которые позволили обеспечить безопасность полетов, повысить эффективность боевого применения самолетов за счет сохранения высокого уровня работоспособности пилотов при выполнении ими профессиональных задач, в том числе в экстремальных условиях.

Проверено временем

Расширяя границы возможного

Дальновидность принятого в 1952-м решения подтвердило время. Предприятие с момента организации занимается созданием не отдельных компонентов, а комплексов жизнеобеспечения и спасения, что позволяет экономить силы, средства и время при разработке новой техники.

НПП «Звезда» не просто делает катапультное кресло (притом что само кресло – это сложнейшее устройство), а создает пилоту условия для успешного выполнения боевой задачи. Шлем, кислородная система, противоперегрузочный и высотный костюм – все это разработано, испытано и изготовлено на «Звезде».

Удивительно, что на седьмом десятилетии своей истории, при всех поворотах в развитии страны, предприятием сохранены все основные направления работ, определенные приказом министра 1952 года.

За это время созданы образцы техники, которые известны как первые в мире или лучшие в мире:

  • первая в мире катапультная система и скафандр для полета Юрия Гагарина;
  • первая в мире шлюзовая камера и скафандр для выхода в открытый космос Алексея Леонова;
  • непревзойденное по своим характеристикам катапультное кресло К-36;
  • первый в мире полужесткий скафандр;
  • первый в мире скафандр орбитального базирования;
  • первая в мире катапультно-амортизационная система боевого вертолета;
  • первая в мире сверхлегкая система катапультирования;
  • системы дозаправки топливом в полете с лучшими в мире техническими характеристиками.

Перечисленное – это лишь часть из всего созданного «Звездой» за прошедшие годы, то, что обеспечивает обороноспособность государства и чем гордится страна. Многое из созданного на предприятии уникально и неповторимо вследствие исключительности поставленных задач.

Так, необходимость создания катапультного кресла космонавта космического корабля «Восток» была обусловлена отсутствием системы мягкой посадки этого летательного аппарата. Шлюзовая камера корабля «Восход» для первого выхода человека в открытый космос выполнена мягкой и надувной из-за отсутствия места под обтекателем ракеты и возможностей ракетоносителей того периода.

«Звезда» сохраняет позиции мирового лидера в тех областях техники, где не занималась копированием зарубежных образцов, а шла своим путем.

Подавляющее большинство существующих в мире катапультных кресел стабилизируется в воздушном потоке при катапультировании с помощью специальных парашютов, прочность которых не позволяет покидать кабину самолета на скорости более 1100 километров в час. Уникальная система стабилизации кресла К-36, выполненная в виде выдвигающихся телескопических штанг с системой фиксации пилота, обеспечивает безопасное катапультирование на индикаторной скорости 1300–1400 километров в час.

Сравнительные испытания кресел «Звезды» и иностранных производителей, проведенные в середине 90-х в Соединенных Штатах, показали абсолютное преимущество томилинцев над конкурентами. На предприятии давно поняли, что этого можно добиться, только будучи первопроходцем и первооткрывателем в областях деятельности, которыми занимаешься.

Еще в период лунной гонки, на рубеже шестидесятых и семидесятых годов «Звездой» впервые в мире был создан полужесткий космический скафандр для исследования планет. И хотя американцы, а не мы ходили по Луне, придуманную на заводе концепцию, когда скафандр не надевают, а входят в него через дверь на спине, в США копируют в своих новых разработках. Сейчас нет аналога сверхлегких катапультных систем, работающих на сжатом воздухе для гражданских легкомоторных самолетов.

Те, кто родился в 70-е и после, не застали «золотой век» отечественной «оборонки». В период так называемого застоя единение отрасли происходило вокруг масштабных грандиозных программ. «Звездой» в те годы были созданы унифицированное катапультное кресло К-36, унифицированный агрегат заправки УПАЗ, снаряжение, защитные шлемы, комплекты кислородного оборудования – ППК-7, ВКК-7, ЗШ-6Б, ЗШ-5Б, ЗШ-7А, ЗШ-7В, ККО-15, ККО-14, ГШ-6, авиационные и космические скафандры «Сокол» и «Баклан», комплекс для космического корабля «Буран» с катапультным креслом, системой жизнеобеспечения и скафандром «Стриж». За перестройкой пришла демократия.

Новые стимулы

Расширяя границы возможного

В лихие 90-е была похоронена система единого планирования и организации процессов. Чего мы только не делали в эти годы. Хлопкоуборочный комбайн, сборщик колорадских жуков, барокамеры, массажеры и овощерезки создавали, однако все с элементами новизны, подтвержденными авторскими свидетельствами.

Отпущенные вожжи, тезис о самовыживании, провозглашенная конкуренция, открытые границы, несмотря на объективные трудности, дали стимул для развития самостоятельности и инициативы.

С Европой мы строили скафандр для внекорабельной деятельности, с Америкой – совместное предприятие по производству катапультных кресел (разрешение правительства было получено через пять лет, сразу после отказа американцев от участия в проекте).

Меняются времена, теперь в почете госслужба, работа менеджера-управленца. Количество справок и отчетов, направляемых в разные инстанции, превысило разумные. Уровень образования известен, здравоохранения тоже, работать на производстве непрестижно.

Что же сегодня? Российский самолет из иностранных компонентов, курс на организацию ремонта и изготовление агрегатов для «Боинга» и «Аэрбаса».

Вслед за иностранными компонентами – программа импортозамещения. При этом оборудование «Звезды», отклоненное от программы SSJ, устраивает производителей Ан-148 и Ан-158.

Несмотря ни на что, предприятие не только сумело сохранить, но и усилило свои позиции признанного лидера в сфере космического скафандростроения и средств спасения. Завершаются испытания по системам для перспективного комплекса фронтовой авиации, а это и новое катапультное кресло, и снаряжение пилотов, и кислородное оборудование. Начаты работы по перспективному комплекту для дальней авиации. Испытан прототип суперлегких катапультных систем для малой авиации, работающих на сжатом воздухе.

Подготовлен для натурной оценки прототип комплекта парашютиста-высотника, включающий управляемый парашют, контейнер полезного груза, защитный шлем с кислородной маской и запасом кислорода.

Начаты работы по агрегату заправки повышенной производительности. Заложена основа для научно-исследовательской работы по автоматической дозаправке и заправке беспилотников. Готов полномасштабный макет кресла космонавта перспективного транспортного космического корабля. Ведется дальнейшая модернизация скафандра для внекорабельной деятельности и многое другое.

Гости «Звезды» порой недоумевают: «И это все в одной компании?». Подвесные агрегаты дозаправки самолетов топливом в полете, кислородное оборудование боевых и гражданских самолетов, защитные шлемы, противоперегрузочные и высотные костюмы, катапультные и амортизационные кресла, космические и высотные скафандры, спасательные парашюты. Немногим более полутора тысяч человек работают в исследовательских, конструкторских, производственных, испытательных подразделениях предприятия.

Свое КБ, свое производство, свой испытательный комплекс, расположенные на одной площадке, дают возможность оперативно влиять на процессы, а разнообразие тематик – заимствовать интересные подходы и идеи.

Собственно, это и есть та самая диверсификация, о которой много говорят в последнее время.

Очевидно, что по концентрации разнообразных знаний и интеллекта на душу населения «Звезда» – одно из ведущих предприятий России.

На фоне новых разработок продолжаются обновление основных фондов, построение системы автоматизированного планирования и учета хода производства. У ОАО «НПП «Звезда» имени академика Г. И. Северина» хороший научно-технический задел и перспектива. Как говорят в таких случаях, покой нам только снится.

Россия, 140070, Московская область, пос. Томилино, ул. Гоголя, 39

Телефон: (495) 544-4700

Факс: (495) 557-3388, (495) 723-7406

E-mail: zvezda@npp-zvezda.ru

http://www.zvezda-npp.ru

Павильон D2-31Сергей Поздняков,
генеральный директор – главный конструктор ОАО «Научно-производственное предприятие«Звезда» имени академика Г. И. Северина»

Сергей Поздняков

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 3 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины