Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Секретное оружие советской разведки

31 января 2012
<
Увеличить фото...  

В арсенале разведчиков, красочно представленных в детективной литературе и, особенно, в стане киногероев во главе с легендарными Штирлицем, в изобилии присутствуют разнообразные специальные устройства. В большинстве своем это техника добывания, хранения и передачи информации, от портативных магнитофонов, «жучков» и микро видеокамер до хитроумных контейнеров и тайников, в том числе и электронных, которые 6 лет назад пытались использовать британские дипломаты, с завидной ловкостью подбирая у московских обочин камни в качестве образцов для изготовления шпионских новинок, столь поразивших воображение журналистов, обывателей и независимых борцов за права человека в России.

Однако в детективных фильмах и в мемуарной литературе герои-разведчики, как правило, не тратят своё время на такой важный аспект оперативной деятельности, как обеспечение безопасности зданий и помещений, где работает аппарат разведки, а также используется и хранится разведывательная и служебная секретная информация. И действительно, если взять, например, военную тему, то при огромном изобилии кино- и книжных героев-танкистов (с собаками и без), летчиков (даже с музыкальным уклоном) и богов войны артиллеристов, мало кто может вспомнить боевик или захватывающую книгу о герое инженерных войск или военном строителе, которые обеспечивали безопасность размещения и деятельности личного состава армии, командиров и военной техники.

В разведке такими инженерными войсками являются так называемые «поисковики», занимающиеся обнаружением возможных каналов утечки информации и в первую очередь, поиском техники подслушивания. Эти специалисты также умеют квалифицированно защитить особо важные здания и оборудовать там специальные помещения, предназначенные для работы с секретной информацией. Основные поле их деятельности, это зарубежные дипломатические и торговые представительства, официальные и личные резиденции послов, а также наиболее важные объекты разведки на своей территории.

Поисковая служба советской разведки создавалась для защиты государственных и служебных секретов, которые постоянно подвергались атакам со стороны спецслужб ведущих стран мира. Первые официальные сведения о применении специальных технических средств против советских заграничных представительств относятся к середине 40-х годов. Это была американская аппаратура подслушивания, установленная в зданиях представительств СССР в США.

В годы «холодной войны» невиданное ранее противостояние спецслужб НАТО и СССР отразилось и на технике подслушивания. Многие иностранные государства пытались активно внедрять свои специальные технические средства в здания представительств СССР, а также в жилые помещения советских сотрудников.

Такие действия потребовали адекватных мер защиты от советской разведки, отвечавшей за безопасность советских граждан и всех учреждений СССР за рубежом. В начале 50-х годов появился специальный термин - «поисково-защитные мероприятия» (сокращенно ПЗМ), к выполнению которых привлекались офицеры-специалисты Технического управления МГБ СССР. А в апреле 1955 года в Первом главном управлении госбезопасности был создан специальный отдел, который стал уникальным подразделением для решения широкого круга задач использования специальной техники разведкой, от добывания информации до её защиты.

В отличие от современных краткосрочных коммерческих курсов и школ по защите информации, которых сейчас много в Москве, этот отдел, позднее выросший в самостоятельное подразделение оперативной техники, всегда готовил себе кадры весьма основательно, в течении 5-7 лет, постоянно давая на практике молодым офицерам возможность обнаружить и обезвредить своими руками хитроумные устройства подслушивания в реальных боевых условиях, в которых и работала советская разведка за рубежом.

При этом офицеры этого подразделения в полной мере использовали как свои оперативные, так и особые технические методы и средства, что полностью соответствовало их квалификации «Оперативно-технический офицер разведки».

Как известно из диалектики, средства нападения всегда опережают защиту. Поэтому техническим специалистам КГБ приходилось проектировать и создавать поисковые приборы, ориентируясь в основном на параметры микрофонов и радиозакладок, ранее обнаруженных в советских зарубежных представительств. Долгое время одним из основных инструментов поиска был громоздкий и опасный для здоровья рентгеновский аппарат для «просвечивания» стен, интерьеров помещений и мебели. В почете также были и различные отечественные и зарубежные поисковые радиоприемники, которые отличались как внушительными габаритами, так и весьма солидным весом. Однако с появлением радиозакладок с дистанционным управлением и электронной маскировкой «поисковики» стали меньше доверять радиоприемникам (чего не скажешь о современных коммерсантах, с азартом торгующих сканнерами для поиска «жучков») и всё больше внимания стали уделять визуальным обследованиям, вскрытиям стен и строительных конструкций, что, конечно, значительно увеличивало продолжительность и трудоемкость поиска.

Усиление гонки вооружений и противостояния с Западом в разгар «холодной войны» отразилось и на технике подслушивания – в советских зарубежных представительствах обнаруживается всё более изощренная специальная техника и расширяется сфера её применения. В ответ на это руководство КГБ принимает решение о создании принципиально новой высокоэффективной поисковой аппаратуры, а также качественном улучшении разработанных в середине 50-х годов поисковых систем.

В 1965 году в Томске, в закрытом институте начинаются научно-исследовательские работы под кодовым названием «Ветер», целью которых являлось создание аппаратуры для выявления скрытых радио- и электронных компонентов методом нелинейной локации. Руководителем был назначен Евгений Михайлович Кляшторный, выпускник Томского института радиоэлектроники и электронной техники.

 

Поиск техники подслушивания в кабинете руководителя советского представительства

Суть метода нелинейной локации, особо засекреченного в те далекие годы, заключалась в следующем: при облучении направленным радиосигналом высокой частоты (порядка тысячи мегагерц) основные компоненты техники подслушивания, такие как транзисторы, микросхемы и др., начинали «откликаться» и посылать ответный сигнал, даже находясь в выключенном состоянии. Такая возможность выявления спрятанных и неработающих радио- и электронных устройств была крайне важна для разведки, и потому все работы по нелинейной локации имели гриф «Совершенно секретно», а любые публикации были запрещены КГБ.

Первые боевые испытания опытного сверхсекретного локатора «Л-1» были проведены советской разведкой в начале 70-х годов, после капитального ремонта одного из зданий советского представительства в США, за которым, как стало известно, пристально следили американские спецслужбы.

Дебют нового секретного оружия превзошел все ожидания – в здании было обнаружено около десятка различных радиозакладок, в том числе две с пониженной мощностью и работающие к тому же в диапазоне СВЧ. Позднее была выявлена и хитроумная проводная система подслушивания с двумя десятками микрофонов с усилителями.

По тем временам это был огромный успех оперативно-технической службы советской разведки. Ведь поисковых радиоприемников на такие диапазоны в то время не было, да и малая мощность в сочетании с направленными антеннами радиозакладок вряд ли позволили обнаружить такие устройства уже имевшимися приборами.

Через несколько лет советская разведка получила серийный нелинейный локатор «Обертон», ставший грозным оружием против самых разнообразных подслушивающих устройств. КГБ, как истинный боевой партнер, не стал скрывать новый высокоэффективный поисковый прибор от своих коллег по Варшавскому договору и щедро снабдил спецслужбы стран Восточной Европы своим изобретением. Настоящим подарком явился «Обертон» для спецслужб Кубы, которые весьма результативно использовали новый советский нелинейный локатор для капитальной «чистки» своих представительств и резиденций в странах Латинской Америки от техники подслушивания. В Гаване даже создан специальный музей «жучков», обнаруженных с помощью советского подарка.

Для Запада новый советский нелинейный локатор явился крайне неприятным сюрпризом, поскольку значительно увеличивал вероятность обнаружения устройств съема информации, которые активно использовались спецслужбами США и НАТО для внедрения в новые строящиеся здания дипломатических и торговых представительств СССР. Какие только «жучки» не ловил «нелинейник», как ласково называли «Обертон» сотрудники разведки. На его счету были и «стреляющие» радиозакладки, и «жучки» со сверлами и даже с настоящими небольшими парашютами, которые вместе с дождевой водой скрытно протягивали в трубах микрофонный кабель.

 

          

Лишь в начале 80-х годов на вооружении американских спецслужб поступил «Суперскаут», первый западный серийный нелинейный локатор.

В настоящее время в России выпускается около десятка разнообразных моделей нелинейных локаторов, которые можно приобрести на коммерческом рынке систем безопасности. Одним из лучших является «нелинейник» NR900, разработанный московской фирмой, где работает великолепный коллектив ветеранов советской разведки и ведущих специалистов ОТУ КГБ СССР. Именно они разработали и создали другой уникальный прибор нелинейной локации «Коршун» для обнаружения «поясов шахидов», дистанционных взрывателей, электронных таймеров и замедлителей мин-сюрпризов, а также тайников, где террористы прячут оружие, взрывчатку, свои радио- и электронные устройства.

Сапер использует новый нелинейный локатор «Коршун»

Выдающиеся результаты работы Кляшторного и его томского конструкторского бюро были по достоинству оценены. В 1984 году он и его команда были награждены Государственной премией СССР, а в 1990 году премией Совета Министров СССР.

alfafilatov's journal

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины