Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Николай Стариков. Сталинская доброта

22 декабря 2011
<
Увеличить фото...  

21 декабря - день рождения Сталина. Давайте просто вспомним его.  Его сейчас вспоминают все чаще. Сталин становится все актуальнее. А его поступки и решения, с каждым годом, отделяющим нас от трагедии 1991 года, становятся все понятнее и яснее.

Но сегодня мы вспомним Сталина не как жесткого руководителя или великого организатора.

Вспомним сталинскую доброту.

А поможет нам в этом изумительная книга «Дальняя бомбардировочная...» Главного маршала авиации А. Е. Голованова, руководителя  особой Авиации дальнего действия (АДД), которая подчинялась напрямую Сталину.

Скажу сразу – это, вероятно, ЛУЧШАЯ книга о Сталине из тех, что мне довелось читать. Рекомендую всем в обязательном порядке. И намеренно не даю ссылки на тот эпизод, о котором пойдет речь. Потому, что нужно прочитать ВСЮ ЭТУ КНИГУ.

А теперь к делу.

О сталинской доброте.

Весна 1942 года, Красная армия и Вермахт готовы продолжить смертельную борьбу. Пройдет совсем немного времени и нацисты рванут к Сталинграду и Кавказу, а судьба войны опять повиснет на волоске.

В небе почти полное господство немецкой авиации. Самолеты нужны, как воздух…

«….Не помню точно день, но это, кажется, было, весной, в апреле, мне позвонил Сталин и осведомился, все ли готовые самолеты мы вовремя забираем с заводов. Я ответил, что самолеты забираем по мере готовности.

— А нет ли у вас данных, много ли стоит на аэродромах самолетов, предъявленных заводами, но не принятых военными представителями? — спросил Сталин.

Ответить на это я не мог и попросил разрешения уточнить необходимые сведения для ответа.

— Хорошо. Уточните и позвоните, — сказал Сталин.

Я немедленно связался с И. В. Марковым, главным инженером АДД. Он сообщил мне, что предъявленных заводами и непринятых самолетов на заводских аэродромах нет. Я тотчас же по телефону доложил об этом Сталину.

— Вы можете приехать? — спросил Сталин.

— Могу, товарищ Сталин.

— Пожалуйста, приезжайте.

Войдя в кабинет, я увидел там командующего ВВС генерала П. Ф. Жигарева, что-то горячо доказывавшего Сталину. Вслушавшись в разговор, я понял, что речь идет о большом количестве самолетов, стоящих на заводских аэродромах. Эти самолеты якобы были предъявлены военной приемке, но не приняты, как тогда говорили, «по бою», то есть были небоеспособны, имели различные технические дефекты.

Генерал закончил свою речь словами:

— А Шахурин (нарком авиапромышленности. — А. Г. ) вам врет, товарищ Сталин.

— Ну что же, вызовем Шахурина, — сказал Сталин. Он нажал кнопку — вошел Поскребышев.

— Попросите приехать Шахурина, — распорядился Сталин.

Подойдя ко мне, Сталин спросил, точно ли я знаю, что на заводах нет предъявленных, но непринятых самолетов для АДД. Я доложил, что главный инженер АДД заверил меня: таких самолетов нет.

— Может быть, — добавил я, — у него данные не сегодняшнего дня, но мы тщательно следим за выпуском каждого самолета, у нас, как известно, идут новые формирования. Может быть, один или два самолета где-нибудь и стоят.

— Здесь идет речь не о таком количестве, — сказал Сталин. Через несколько минут явился А. И. Шахурин, поздоровался и остановился, вопросительно глядя на Сталина.

— Вот тут нас уверяют, — сказал Сталин, — что те семьсот самолетов, о которых вы мне говорили, стоят на аэродромах заводов не потому, что нет летчиков, а потому, что они не готовы по бою, поэтому не принимаются военными представителями, и что летчики в ожидании матчасти живут там месяцами.

— Это неправда, товарищ Сталин, — ответил Шахурин.

— Вот видите, как получается: Шахурин говорит, что есть самолеты, но нет летчиков, а Жигарев говорит, что есть летчики, но нет самолетов. Понимаете ли вы оба, что семьсот самолетов — это не семь самолетов? Вы же знаете, что фронт нуждается в них, а тут целая армия. Что же мы будем делать, кому из вас верить? — спросил Сталин.

Воцарилось молчание. Я с любопытством и изумлением следил за происходящим разговором: неужели это правда, что целых семьсот самолетов стоят на аэродромах заводов, пусть даже не готовых по бою или из-за отсутствия летчиков? О таком количестве самолетов, находящихся на аэродромах заводов, мне слышать не приходилось. Я смотрел то на Шахурина, то на Жигарева. Кто же из них прав?»

На фронте русских солдат утюжит немецкая авиация. А семьсот (!) самолетов на фронт не попадают.

Возникает вопрос: кто виноват? И второй вопрос: что с виновником сделает Сталин?

Снова слово маршалу Голованову...

«И тут раздался уверенный голос Жигарева:

— Я ответственно, товарищ Сталин, докладываю, что находящиеся на заводах самолеты по бою не готовы.

— А вы что скажете? — обратился Сталин к Шахурину.

— Ведь это же, товарищ Сталин, легко проверить, — ответил тот. — У вас здесь прямые провода. Дайте задание, чтобы лично вам каждый директор завода доложил о количестве готовых по бою самолетов. Мы эти цифры сложим и получим общее число.

— Пожалуй, правильно. Так и сделаем, — согласился Сталин. В диалог вмешался Жигарев:

— Нужно обязательно, чтобы телеграммы вместе с директорами заводов подписывали и военпреды.

— Это тоже правильно, — сказал Сталин.

Он вызвал Поскребышева и дал ему соответствующие указания… Надо сказать, что организация связи у Сталина была отличная. Прошло совсем немного времени, и на стол были положены телеграммы с заводов за подписью директоров и военпредов. Закончил подсчет и генерал Селезнев, не знавший о разговорах, которые велись до него.

— Сколько самолетов на заводах? — обратился Сталин к Поскребышеву.

— Семьсот один, — ответил он.

— А у вас? — спросил Сталин, обращаясь к Селезневу.

— У меня получилось семьсот два, — ответил Селезнев.

— Почему их не перегоняют? — опять, обращаясь к Селезневу, спросил Сталин.

— Потому что нет экипажей, — ответил Селезнев.

Ответ, а главное, его интонация не вызывали никакого сомнения в том, что отсутствие экипажей на заводах — вопрос давно известный.

Я не писатель, впрочем, мне кажется, что и писатель, даже весьма талантливый, не смог бы передать то впечатление, которое произвел ответ генерала Селезнева, все те эмоции, которые отразились на лицах присутствовавших, Я не могу подобрать сравнения, ибо даже знаменитая сцена гоголевский комедии после реплики: «К нам едет ревизор» — несравнима с тем, что я видел тогда в кабинете Сталина. Несравнима она, прежде всего потому, что здесь была живая, но печальная действительность. Все присутствующие, в том числе и Сталин, замерли и стояли неподвижно, и лишь один Селезнев спокойно смотрел на всех нас, не понимая, в чем дело... Длилось это довольно долго.

Никто, даже Шахурин, оказавшийся правым, не посмел продолжить разговор. Он был, как говорится, готов к бою, но и сам, видимо, был удивлен простотой и правдивостью ответа.

Случай явно был беспрецедентным. Что-то сейчас будет?!»

Еще раз уточню ситуацию. Командующий  ВВС генерал П. Ф. Жигарев прямо в кабинете Сталина нагло врал Верховному. 701 один исправный самолет стоят на заводах, потому, что не присылаются экипажи, чтобы забрать эти самолеты.

Весна 1942 года.

Вот вы лично, что бы сделали на месте Сталина? С генералом Жигаревым?

«Я взглянул на Сталина. Он был бледен и смотрел широко открытыми глазами на Жигарева, видимо, с трудом осмысливая происшедшее. Чувствовалось, его ошеломило не то, почему такое огромное число самолетов находится до сих пор еще не на фронте, что ему было известно, неустановлены были лишь причины, а та убежденность и уверенность, с которой генерал говорил неправду.

Наконец, лицо Сталина порозовело, было видно, что он взял себя в руки. Обратившись к А. И. Шахурину и Н. П. Селезневу, он поблагодарил их и распрощался. Я хотел последовать их примеру, но Сталин жестом остановил меня. Он медленно подошел к генералу. Рука его стала подниматься. «Неужели ударит?» — мелькнула у меня мысль.

— Подлец! — с выражением глубочайшего презрения сказал Сталин и опустил руку. — Вон!»

Сделал ли Сталин выводы из этого случая? Разумеется. В марте 1942 (маршал Голованов ошибся – дело было не в марте, а в апреле) Жигарев был снят с должности командующего ВВС.

Какая кара постигла того, кто держал на заводах семь сотен готовых самолетов во время страшнейшей войны? И при этом говорил неправду в лицо самому Сталину? Расстреляли?

Вот информация с сайта концерна Туполева о судьбе генерала Жигарева: «В 1942—1945 гг. командовал ВВС Дальневосточного фронта. Во время войны с Японией -командующий 10 ЮВА. В 1946—1948 гг. — первый заместитель командующего ВВС. С мая 1948 года по сентябрь 1949 года — Командующий Дальней авиации. В 1949—1957 гг. — Главком ВВС, первый заместитель Министра обороны СССР. В 1957—1959 гг. — начальник Главного управления ГВФ. С ноября 1959 года — начальник военной командной академии ПВО. Умер в 1963 году. Похоронен на Новодевичьем кладбище».

Похоронен в звании главного маршала авиации. Спустя 21 год.

Вот такая вот история о сталинской доброте.

Вы только честно себе ответьте.

Вы как бы поступили на месте Иосифа Виссарионовича?

Также мягко, как он?

Или может быть, нет?

Запомните свой ответ самому себе.

И в следующий раз, когда очередной «сванидзе» или «млечин» начнет вам говорить о «кровавом диктаторе», вспомните эту историю…

Прим. В. Зыкова. Заметил кое-какие несоответствия в этом рассказе и информации с сайта Туполева: там нет эпизода о снятии с должности. Проверил в Википедии:

Вскоре после начала Великой Отечественной войны на базе Главного управления ВВС был сформирован Штаб ВВС РККА, а П. Жигарев 29 июня 1941 года назначен командующим Военно-воздушными силами РККА. Возглавлял Военно-воздушные силы в самый тяжёлый первый период Великой Отечественной войны. Принимал непосредственное участие в планировании и руководстве боевыми действиями советской авиации в Битве за Москву. Генерал-полковник авиации (22.10.1941).

С апреля 1942 года — командующий ВВС тылового Дальневосточного фронта. С июня 1945 года — командующий 10-й воздушной армией. В августе 1945 года войска армии участвовали в Советско-японской войне в полосе войск Второго Дальневосточного фронта в Маньчжурии, обеспечивали боевые действия на Сахалине и Курильских островах.

В апреле 1946 года Жигарев назначен первым заместителем командующего Военно-воздушными силами СССР. С 1948 года — командующий Дальней авиацией — заместитель главнокомандующего Военно-воздушными силами.

С сентября 1949 года — главнокомандующий Военно-воздушными силами. с апреля 1953 года — главнокомандующий Военно-воздушными силами — заместитель (с марта 1955 года — первый заместитель) Министра обороны СССР. Маршал авиации (3.08.1953). Главный маршал авиации (11.03.1955). С января 1957 года — начальник Главного управления Гражданского воздушного флота СССР. С ноября 1959 — начальник Военной командной академии противовоздушной обороны.

Депутат Верховного Совета СССР 3 — 5-го созывов (с 1954). Кандидат в члены ЦК КПСС в 1952—1961 г. Похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы.

То есть - всё правда: наказание было, но вполне справедливое.

P.S. Моя работа над проектом «Сталин. Вспоминая вместе» продолжается.

Для всех тех, кто считает важным помочь в написании книги воспоминаний о Сталине: жду ваших материалов на адрес nstarikov@bk.ru.

Для удобства обработки прошу вас обязательно присылать материалы в следующем виде:

  1. В теме письма указать «Сталин. Вспоминаем вместе».
  2. В тексте письма указать, какой материал вы прислали.  Это выступление или слова самого Сталина, мемуары известного лица, либо воспоминания вашего родственника.
  3. К материалу обязательно приложить ссылку, откуда материал взят. Название книги, год выпуска, издательство, страница. Если из Интернета – ссылка обязательна.
  4. В случае, если вы прислали воспоминания своего родственника, которые до сих пор нигде не публиковались, обязательно укажите ФИО мемуариста и расскажите о нем. Где и при каких обстоятельствах произошли описываемые события или случай. Не забудьте указать ссылку на книгу, полную и подробную. Это необходимо, чтобы быть уверенными в правдивости материалов. Материалы Интернета вызывают значительно меньшее доверие и их нужно перепроверять.
  5. Обязательно укажите ваши полные ФИО.
  6. Прошу вас также указать ваш возраст. Это не обязательно. Просто очень хочется составить реальное представление о том, сколько лет тем гражданам нашей страны, которые с уважением относятся к деяниям и памяти Сталина.

Еще раз спасибо всем, кто не может быть равнодушным к истории своей собственной страны.

Комментарии

  • CerbyRon Офигеть... Я б в гневе, боюсь, убил бы...
  •  
  • Наталья Это  точно:  слишком  добр  был  Сталин.  Иначе   следов  от   «пятой  колонны»  с  Хрущём  в  комплекте  не  осталось  бы...
  • Наталья Добавлю.  В  то  время  очистить  Россию  от  "пятой колонны" —  равно  избавлению  организма  от  глистов  путём  хирургических  операций...  увы.
  •  
  • guest С огромным интересом прочитал эту историю. С огромнейшим просто. Это как раз тот штрих, которого лично мне не хватало для понимания личности Сталина. Благородство. Вот в чём тут дело. Врождённое благородство. Такое не приобритается. Это или есть или нет. Ведь что получается то. Шлёпнуть надо было этого лгуна. Вредительство-вот его статья. Казалось бы. К стенке и всё. Но Сталин рассудил иначе. Сталин посчитал, что это он сам виноват в том, что его люди ведут себя подло. И не кто-нибудь, а люди, которых он приблизил и возвысил. 

    Это уже иная мера ответственности. Вот теперь я очень хорошо понимаю почему Сталин отказался менять своего сына на пленного немецкого генерала... И ещё понимаю почему монархисты говорили, что «царя надо вымолить».  Да-с.

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины