Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Юмор

Гость в настоящем

21.02.2010

- Ни финды себе! – подумал московский школьник Коля Герасимов, войдя в круглую, ярко освещенную, отделанную белым пластиком комнату в подвале заброшенного дома. Посередине комнаты стояло некое футуристическое устройство, в виде весов из поликлиники с двумя, примотанными черной изолентой, вертикальными ручками по бокам.

- Встаньте на устройство, – послышался женский голос Толкуновой, которому с помощью студийного ревербератора «Вега-328М» попытались придать глубину и металлический оттенок.

— Зыкинска-а! — протянул Коля и встал на подставку, повесив авоську с пустыми кефирными бутылками на закрепленную сверху весов панель от фотоувеличителя «Ленинград-42».

— Назовите год, в который Вы хотели бы направиться, – с ярко выраженной запятой и заглавной буквой произнесла Толкунова.

«Уй, афигительно – машина времени! Настоящая!» – обрадовался пионер, отколупывая цветные квадратики от кубика Рубика, которые были налеплены на верхнюю панель управления.

— Повторяю… Назовите год, в который Вы хотели бы направиться! – немного раздраженно пробубнил голос, мешая Коле сосредоточиться и решить, в каком порядке он будет наклеивать эти квадратики на кнопки подаренной отцом радиолы «ВЭФ».

- Ладно, — положив добычу в нагрудный карман школьной куртки с отрезанными по последнему последний писку моды рукавами, согласился Коля и стал рассуждать вслух: – Прошлое мне не подходит, значит только будущее. Если на сто лет вперёд, то это не интересно – никого там не знаю. Надо лет на двадцать пять – и себя могу встретить, и знакомых других. И коммунизм посмотрю. В-о-о-от, а ведь в коммунизме деньги не нужны – наберу себе в радиомагазине конденсаторов на 5 пикофарад и два сопротивления на 0,5 Ом и сделаю свою цветомузыку! А еще ниппель для велосипеда надо в спортивном магазине взять и пачки три проявителя.

— Давайте тогда на двадцать пять лет, в 14 мая 2009 года, – положив руки на поручни и глядя вверх громко произнес Коля.

После этого свет погас, а на стенах появилось вращающееся изображение, которое видно в детский калейдоскоп, и послышалась музыка будущего – монофоническое «Пиу-у-у-у!. Биа-у!» на самых высоких нотах «Ионики», а так же звук свиста радиопомех…

…И Коля исчез и комнаты.

… И появился в ней же.

Так как Коля с 11 лет выписывал журнал «Юный Техник», на последних страницах которого публиковались фантастические рассказы советских писателей, он знал, что путешествия во времени невозможны, и являются западным антинаучным бредом, и совсем не расстроился.

Поэтому он просто вышел из дома и огляделся в поисках Фимы Королёва, который притащил его к этому дому.

Фимы не было, но Коля об этом мгновенно забыл, так как увидел…

Просто на тропинке! Немыслимое сокровище! Коллекционную! ! Банку «Кока-Колы»!!! С русской надписью! Неповрежденную! …С сохранившимся ключом!

Осмотрев её в поисках изъянов, и не найдя таковых, мальчик понял, что хоть окружающие постройки и не изменились, но явно что-то произошло.
Ну не могут такие вещи валяться просто на тропинках — любой пацан, который засёк дяденьку с банкой, не вернется домой, пока не поднимет эту банку, либо пока её не поднимут ребята постарше и посильнее.

— Так… — укладывая банку в авоську, и стараясь её разместить позаметнее, и начиная что то понимать, пробормотал Коля. – Угу. Теперь бы еще пачку из-под Марльборо Лигехт. Или… Крышку от бутылки с пивом «Будвизер»!..

…Фима Королёв сидел на кухне, читал Майн Рида и перематывал, крутя на карандаше, аудиокассету. Перед ним стояла открытая банка с соусом томатным, в который он кунал куски докторской колбасы и ел. Привычно и незаметно бормотало радио: «… эфире Пионерская Зорька!»

Распахнулась входная дверь, и привычно в квартиру вбежал Герасимов.

— Слушай, Королёв, я нашел «Исполнитель Желаний», как у Стругацких!

— Да ну тебя! Ты куда делся из дома? Я тебя ждал-ждал… — запихнув в рот очередной кусок докторской, и запивая его из треугольного пакета молоком, пробурчал Фима.

— Вот, смотри! – Коля бросил на стол звякнувшую бутылками и банками авоську и начал лихорадочно выгребать из карманов брюк и куртки такие предметы, что Фима застыл. А Коля продолжал нервно тарахтеть. – Видишь, сколько всего! Но он исполняет только самые заветные желания, которые в самой глубине души, и о которых ты даже не мечтать не можешь. Так что фигню типа «ФЭДа»*** даже не загадывай! Вот, глянь, три банки, все разные, все коллекционные. Я о таких даже не слышал! А ты знаешь — у меня самая богатая коллекция! Вот восемь (!) цветных крышек. И! Две!! От «будвизера»!!! И смотри – они со стрелочками по бокам — таких точно в Москве ни у кого нет. Я на них мопед выменяю – «Рига-12»! А вот еще смотри…

- Герасимов, — звонким голосом прошептал Фима, – тебя что… завербовали?

— Да ты что, Фимка, кто завербовал? Я сам нашел! – продолжал гладить и тереть свою добычу Герасимов.

— Нет, Коля! Или, может быть, «Джон»? Такие вещи на дороге не валяются! Это атрибуты запада, и у нормального пионера за один день столько их появиться просто не может. Признавайся мне, как члену совета отряда – какую военную тайну ты выдал своим империалистам за эти богатства?

— Да ты чё, Фимка? Хочешь я с тобой поделюсь? – опешил Коля.

— Ну ладно, Герасимов. Давай, что там у тебя есть…

…Вот так замкнулся круг пространственно-временного континуума, и отдельно взятая наивная страна начала плавно перестраиваться под психологию, которую через несколько лет в видеосалонах озвучит голосом Володарского Дон Карлеоне – «Ничего личного. Просто бизнес…»

А как мало нам было нужно для счастья…

 

© Superzanuda, http://nnm.ru


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.