Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Юмор

Пилот для беспилотника

12.01.2016

Няфка так и не узнала, кто это был и почему так сделал. Скорее всего, просто по небрежности или ошибке... Хотя, конечно, вариант с чьей-то злой шуткой тоже отнюдь не исключался. Сначала всё выглядело безобидно - просто вдруг запустился второй двигатель "Толстика". Ну, мало ли, кто-то на центральном балуется с дистанционным тестированием систем. Хотя этому "кому-то" надо бы по голове настучать - она-то, Няфка, пока в самолёте, не положено...

По-настоящему что-то заподозрила она только тогда, когда самолёт явно куда-то покатился - этого уж точно не должно было быть ни при каких обстоятельствах. Больно стукнувшись затылком о потолок тесного отсека и ругаясь вполголоса, девушка на четвереньках - выпрямиться не было места - поползла к выходу. И упёрлась во что-то. Беда была в том, что развернуться тоже было негде - ползти приходилось задом наперёд, поэтому Няфка не видела, во что упёрлась. Потянувшись к налобному фонарику, чтобы поправить его и посветить назад, она нечаянно выключила подсвет - и неожиданно для себя очутилась в кромешной тьме. Оказавшись в темноте, при этом точно зная, что позади должен быть открытый люк и солнце ещё не село - самообладание мог бы потерять и более уравновешенный человек, нежели младший техник-лейтенант Анна Котикова... Несколько драгоценных секунд она потратила на то, чтобы изогнуться назад и попытаться ощупать руками защёлкнутый снаружи люк, потом трясущимися пальцами искала кнопку включения на фонарике. Винты самолёта уже басовито загудели на максимальных оборотах, когда Няфка, наконец, догадалась закричать и забарабанить пятками в запертый люк. Но было поздно: громыхнула катапульта, и рывком стартующего "Толстика" девушку приложило головой обо что-то твёрдое...

Очнулась Няфка от струи свежего воздуха, дувшей в лицо. Ну не надо, ну мам, Новый Год же, каникулы, в институт уже не идти, ну зачем ты вентилятором... И тут она вспомнила. "Толстик" - летающий танкер, за который она в полку отвечает. Отсек вспомогательного оборудования. Она полезла заменять и тестировать проблемный блок управления АНО... А потом, похоже, какой-то "редиска" захлопнул открытый люк. Если честно - сама тоже хороша: не заблокировала снаружи замок от запирания, думала, что управится за пару минут. И потом... Самолёт взлетел. А она? И она взлетела вместе с самолётом! И до сих пор летит! Встряхнув головой, Аня пришла в себя окончательно и огляделась. Всё тот же отсек, освещаемый только сбившимся набекрень налобным фонариком, и прохладный ветерок от системы охлаждения аппаратуры. Где-то вверху ровно гудят двигатели... Ну точно, летим!

Ощупывая шишку на голове, Няфка решила, что ещё легко отделалась: удар смягчил берет и собранные в тугой узел волосы. Стало быть, запуск с катапульты пережила, сейчас будет обычный полёт - ровненький, плавненький... Её "Толстик" - просто воздушный дозаправщик. Взлетел, подождал на эшелоне, когда кому-то надо - выпустил шланг, передал горючее, и жди дальше. Задача простая и достаточно нудная, поэтому её и переложили полностью на беспилотники. И Нюшу как раз поэтому знакомые ребята дразнят "пилотом беспилотника", что служит на таком беспилотном заправщике техником. Теперь, после этого полёта, наверное, совсем засмеют... Няфка даже всхлипнула от жалости к себе. Что за невезуха! С детства мечтала быть лётчицей - как Марина Попович или Светлана Савицкая. Не сложилось, в лётное училище так и не приняли по состоянию здоровья. Решив зайти с другой стороны, стала поступать в Харьковский авиационный институт - но на специальность "орбитальный монтаж" не прошла по конкурсу. Из оставшихся возможностей выбрала "эксплуатацию летательных аппаратов"... Ближе к выпуску подвернулась новость о начале формирования на Дальнем Востоке женского авиаполка. Аня, долго не раздумывая, попросилась именно туда. И только на месте узнала, что девятьсот восемьдесят седьмой отдельный смешанный авиаполк имени Лидии Литвяк вооружён почти исключительно беспилотными аппаратами - дозаправщиками, разведчиками и патрульными винтокрылами... И служат там отнюдь не отважные лётчицы, а, в основном, порядком во всём разочарованные и усталые тётеньки заметно старше самой Ани. Как-то очень быстро Анна Котикова превратилась у них сначала в Анюту, потом в Нюшу, потом в Няшу и, наконец, из-за лёгкого пришепётывания, которое у неё проявлялось при волнении - в Няфку.

Однако холодно становится. Кто бы мог подумать - внизу, на палубе "Минска", такая жарища, почти на экваторе ведь находимся... Няфка раскатала и застегнула рукава комбинезона, нашарила на полу и надела свалившийся при взлёте берет. Сколько ещё летать? Вспоминаем: беспилотный дозаправщик типа Як-206, как правило, находится в полёте 8-10 часов, полёт проходит на высоте восьми тысяч метров... Так. А фюзеляж не герметизируется. И не отапливается. А из одежды - только тропический сверхлёгкий комбез... До Няфки вдруг дошло, что влипла она капитальнейшим образом.

Так, срочно собраться и соображать, соображать и собираться... Надо как можно скорее возвращаться обратно - если "Толстик" наберёт рабочую высоту, то обратно на палубу она вернётся только в виде насмерть замёрзшей "снегурочки". Как раз Новый Год, ха-ха, как смешно. Парашюта нет, да и люк заперт снаружи. Коммуникатор, даже будь он с собой, помочь бы не смог - никакую сеть он давно уже не ловит. Разорённые многолетними конфликтами, страны по берегам Аденского залива поддерживают сотовую связь абы как, потому Аня сегодня даже оставила "комм" в каюте, чтобы ненароком не раздавить в тесном отсеке самолёта. Есть радиостанция - на "Толстике" она служит для связи его мозга с кораблём или аэродромом, и находится... дай бог памяти... да, в четвёртом отсеке правого борта. Добраться можно только снаружи. Чёрт!

И вдруг Няфка вспомнила - кабина!! Ну конечно, здоровенный летающий танкер, хотя и рассчитан на автономное управление без участия лётчика, был достаточно велик, чтобы на нём предусмотрели ещё и кабину с резервным ручным управлением. Отчаянно напрягая память, девушка вспомнила примерное расположение отсека, где она оказалась заперта, относительно лаза, ведущего в кабину. Да, как раз - в дальнем, глухом конце отсека должна быть пластмассовая стенка этого лаза. Няфка переползла к этой стенке, зябнущими руками нашарила в кармане отвёртку и принялась изо всех сил долбить пружинящую пластмассу... Есть! Выключив фонарик, девушка увидела льющийся откуда-то сверху розовый свет закатного неба. Отчаянно извиваясь, она переползла через пролом в узкий лаз, по которому поднялась до кабины.

Да уж. Кабина, с позволения сказать... Тесный закуток, маленькое оконце, из которого видно только вперёд и немного вниз, неудобное чашеобразное сиденье - предполагалось, что лётчик будет сидеть на пристёгнутом сзади парашюте - две рукоятки управления по сторонам и небольшой дисплейчик вместо приборной панели. Где-то там, под этой панелью, находится и мозг самолёта, заботливо упрятанный в капсулу с тщательно поддерживаемым микроклиматом. А в самой кабине так же холодно, как и в отсеке... Аня вспомнила, что для экономии веса кабину в беспилотном Як-206 тоже не герметизировали и не отапливали. Необходимость в перегоне самолёта на ручном управлении возникала настолько редко, что посчитали достаточным, если сам лётчик будет одеваться в высотно-компенсирующий костюм с подогревом, или просто лететь на малой высоте.

Протиснувшись на сиденье пилота, Няфка взялась за рукояти... Они не двигались. Спокойно, тут же динамометрическое управление - достаточно просто нажать на ручку, чтобы она восприняла команду. Девушка нажимала на рукояти и так, и этак, давила на кнопки под всеми пальцами - без толку, самолёт не реагировал, и дисплей оставался тёмным. Для экономии горючего дозаправщик набирал высоту очень медленно и полого, но уже сейчас как-то труднее стало дышать, а от холода сводило руки...

- Да что же ты, Толстик! - воскликнула Няфка с досадой.

- Кто здесь? - вдруг ответил умопомрачительный баритон Милана Звёздного, Няфкиного кумира. От неожиданности девушка даже подскочила, потом вспомнила, что сама же запрограммировала речевой синтезатор "Толстика".

- Так ты меня слышишь, злой самолётик? Очень хорошо, сейчас же возвращайся на корабль, я приказываю! Аварийный случай, срочный возврат!

- Кто здесь? - повторил робот. Няфка с досады хватила кулачком по сиденью:

- Да я это, я, твой техник, Аня. Не узнаёшь по голосу, что ли? Меня кто-то запер в отсеке, а ты ни с того ни с сего взлетел. Я замерзаю, давай снижайся уже! И передай на корабль, что...

- Какая интересная неисправность, - задумчиво произнёс "Толстик". - Мне действительно кажется, что в кабине со мной кто-то разговаривает, хотя это абсолютно невозможно.

- Да ты что, с ума своего электронного сбрендил, что ли, - закричала Аня, - какая тебе неисправность! Вот мы вернёмся - покажу тебе неисправность!! Я тебя так поломаю, что...

- Очаровательная младший техник-лейтенант Анечка Котикова никогда не устроила бы мне неисправность, - уверенно ответил робот. - Она заботится обо мне и ремонтирует. Я её очень люблю!

Няфка покраснела - всё-таки не стоило настолько глубоко вмешиваться в программу речевого синтезатора.

- Толстик, миленький, ну поверь мне пожалуйста, а? Ну что тебе стоит связаться с кораблём, попросить посадку... Хотя бы просто включи ручное управление, я сама пониже спущусь!

- Экстренный случай, сейчас запущены истребители на большую дальность, им скоро необходимо будет горючее. Как только выполню полётное задание, я обязательно расскажу моей милой Анечке о случившемся у меня раздвоении личности.

- Ну допусти хоть на минуту, железка ты железная, что твоя милая Анечка здесь, что я на самом деле застряла в самолёте! Почему это невозможно?

- Взлёт с человеком на борту абсолютно исключается. Все внешние люки заперты, мне дана команда на взлёт - значит, наземный персонал меня покинул. Переключатель "Эс-четыре" снаружи заблокирован, ручное управление отключено - значит, лётчика в кабине тоже нет.

- Могу я как-то включить ручное управление из кабины?

- Ручное управление принудительно включается только переключателем "Эс-четыре", который находится под наружным лючком на левом борту. Другого способа не предусмотрено.

"Чёрт. Чёрт! Чёрт!! Дайте мне только выбраться отсюда, я напишу этим горе-конструкторам в КБ Яковлева всё, что я о них думаю..."

- Ты хотя бы можешь этот разговор передать на корабль? Неужели там не найдётся живой человек, чтобы понять...

- Я уже доложил суть неисправности на корабль две минуты и восемь секунд назад. Мне приказано продолжать полётное задание - резервный дозаправщик ещё не готов, а самолётам нужно будет...

- Да пропади ты пропадом!!!

В отчаянии Аня уронила голову на пульт и заплакала. Пальцы свои она уже не чувствовала, а головокружение и частые всхлипы выдавали приближение "горной болезни" от нехватки воздуха. Это же надо - так глупо пропасть... Мама, мамочка, неужели мне тебя никогда не увидеть? Никогда не узнать, насколько правдив был тот мичман в своих романтичных письмах?...

- Милая Анечка, так ты на самом деле здесь? - вдруг осведомился "Толстик" своим бархатным голосом. - Включаю ручное управление, прекращаю набор высоты.

Дисплей, засветившись, отобразил полётные данные; ухватившись за ручку правой рукой, Аня почувствовала, что самолёт слушается - слушается её, "пилота беспилотника"!

- Что случилось, Толстик, почему ты мне поверил?

- Датчики передней панели отметили тепло и влажность, которые невозможно объяснить без присутствия человека в кабине. Из этого следует вывод, что...

Ну надо же, стоило всего лишь поплакать!

Вадим Мединский


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.